Кругосветное путешествие в прямом эфире

ПРЕДПОЛАГАЕТСЯ, что «Кругосветка в прямом эфире» (рабочее название) выйдет в течение ближайших двух недель. «По всей видимости, сначала я отправлюсь в Гватемалу и оттуда по земле, воздуху и воде совершу кругосветное путешествие. Соответственно, из Минска я улечу на запад, а вернусь с востока», — рассказал гость «Теленедели «БН» Олег РОМАНОВ, которого мы знаем как ведущего программы «Ночные новости», а также автора специальных репортажей цикла «Дыхание планеты».

Скоро на ОНТ стартует необычный проект, благодаря которому зрители увидят современную жизнь около сорока далеких стран

ПРЕДПОЛАГАЕТСЯ, что «Кругосветка в прямом эфире» (рабочее название) выйдет в течение ближайших двух недель. «По всей видимости, сначала я отправлюсь в Гватемалу и оттуда по земле, воздуху и воде совершу кругосветное путешествие. Соответственно, из Минска я улечу на запад, а вернусь с востока», — рассказал гость «Теленедели «БН» Олег РОМАНОВ, которого мы знаем как ведущего программы «Ночные новости», а также автора специальных репортажей цикла «Дыхание планеты».

— Мои репортажи будут фигурировать в программах интернет-вещания ОНТ пять раз в неделю, то есть почти ежедневно. И в эфире телеканала будет идти что-то вроде дневников.

— Олег, вы «попадете» в разные поры года?

— Если снег и появится, то только в Аргентине. Более холодных мест, наверное, не будет.

— Вы поедете в кругосветку совсем один! Большой ли багаж возьмете?

— Если ты перемещаешься практически без остановки, то не можешь себе позволить багаж. У меня будет рюкзак с каким-то минимумом одежды. Также возьму две-три видеокамеры, ноутбук. Техника, надеюсь, потянет до десяти килограммов, а может, и меньше, а одежда — килограммов пять.

— Олег, а почему первым пунктом путешествия стала Гватемала?

— Есть огромное количество факторов, которые ограничивали меня в конструировании маршрута. Приходилось составлять его таким образом, чтобы он был осуществим в обозримые сроки. Если бы в ходе проекта я затеял посещение, скажем, Гуамо, Гвианы, Папуа-Новая Гвинея, это потребовало бы многомесячной борьбы за визы. И проект должен быть умеренно дорог, мы не «Дискавери», не можем себе позволить швырять миллионы на пусть необычный, пусть даже оригинальный, но развлекательный проект. А он действительно такой, поскольку до сих пор никто ничего подобного не затевал — совершить кругосветное путешествие в прямом эфире.

— Как долго вы будете путешествовать?

— Месяца четыре. Предполагаю посетить около сорока стран.

— Побываете почти на всех континентах?

— За исключением Европы и Северной Америки. Первая страна маршрута — в Центральной Америке. Далее по Центральной и Южной Америке доберусь до города Ушуайя (Аргентина), который относится к приантарктической области. Оттуда переберусь в Чили, а затем из континентальной ее части отправлюсь на остров Пасхи, после — на Таити, Острова Кука. Затем — Австралия, Индонезия, Бруней, Малайзия, Сингапур, Камбоджа, Непал, Кения, Руанда, Уганда…

— Вы родились в Молдавии, жили где-то в Африке, а теперь в Беларуси… Можно ли вас назвать гражданином мира?

— Нет (смеется). Я гражданин Беларуси. Да, в Молдавии я родился. Отец военный, поэтому нас немного помотало по свету. В частности, он был переводчиком с французского и испанского языков. Много работал на Кубе и в странах Африки. С 4 до 7 лет я жил с родителями и даже окончил первый класс школы в городе Канакри, это Республика Гвинея. После этого в 1989 году поступил в БГУ, окончил университет, и к Молдавии теперь не имею никакого отношения, как и к странам Африки, Азии и Латинской Америки.

— Олег, на каких языках будете общаться в путешествии? Сколько их знаете?

— Худо-бедно могу объясниться на десятке языков. А в основном рабочими будут английский и испанский. Может, что-то припомнится из французского.

— Важное место в вашей жизни занимала археология. Как ей увлеклись?

— Наверное, всему виной круг моего чтения. Как у всех детей конца 70-х — начала 80-х — это книги Дюма, пиратские романы. Плюс литература древней и средневековой истории. Отсюда, естественно, появилась любовь к истории вообще. А из нее — к артефактам. И в 1982 году я отправился в кружок археологии, мне было тогда 12 лет, а уже в 1984-м впервые выбрался в экспедиции. Проработал в них пять сезонов. В основном занимался курганной археологией — в северной части Молдавии и в Одесской области Украины.

— Какая находка в экспедиции была самой интересной?

— Находок была бездна. С точки зрения научной, наверное, это была не самая важная находка, но с точки зрения обывательского интереса — погребение гунна с большим количеством серебряных и золотых украшений. Обнаруженное потом попало в золотую комнату Одесского исторического музея.

— Вслед за археологией возникло увлечение нумизматикой. Большая у вас коллекция монет?

— Профессиональной ее, конечно, не назовешь. Одно время я собирал древнегреческие монеты, но это было слишком накладно и утомительно. После этого стал формировать коллекцию из монет тех стран, которые посещал — Южной и Центральной Америки, Азии, Африки. Есть у меня монеты и девятнадцатого, и восемнадцатого веков. Самая старая относится к пятому веку до нашей эры.

— Ого! Но вернемся к новому проекту. В чем все-таки его общественная значимость?

— Конечно, проект необычный. Но этим не исчерпывается его цель. О том, что происходит в Штатах или в Европе, мы более или менее имеем представление. А три четверти, а то и девять десятых мира от нас удалены, причем не столько в географическом, а именно в культурном, информационном отношении. Ни одна из тех стран, которые я предполагаю посетить, практически не присутствует в нашей информационной сфере. Мне кажется, что было бы интересно узнать, чем «дышат» аргентинцы, гватемальцы, никарагуанцы, гондурасцы. Жизнь их полна событий. Отчасти я попытаюсь преодолеть этот информационный, культурный разрыв.

— Как вам удается устанавливать контакт с героями репортажей? Ведь существует языковой и другие барьеры?

— Люди, как правило, добры, честны, открыты душой. И чужеземцу стараются показаться с лучшей стороны, обаять его. Поэтому, как правило, каких-то особых сложностей нет. Достаточно просто показать, что ты питаешь интерес, и он бескорыстен. После этого человек открывается тебе. И достаточно охотно идет на контакт. Рассказывает о себе, о стране, о жизни.

— Были ли в вашей практике экстремальные репортажи?

— Были. Скажем, на Гаити я «загремел» в тюрьму, когда снимали «Дыхание планеты». Правда, ненадолго… Когда мы прилетели на Гаити, страна тогда еще была до крайности неблагополучной. И та жизнь была скрытой формой гражданской войны… А бледнолицые там рассматриваются как кошелек на ножках, в который желательно запустить руку. Поэтому, очевидно, полицейские, и я читал позднее о подобных случаях, часто отправляют белого, прибывшего туда без сопровождения, в околоток и потом самыми разнообразными способами дают понять, что неплохо их вознаградить, если надеешься оказаться на свободе. Но, к счастью, знакомые ребята, которые служили в местных полицейских силах, меня вызволили.

Был экстрим и другого рода, когда почти десять дней по Гималаям добирался до княжества Ломонтанг. Шел туда пешком пять дней на высоте четыре с половиной километра. Это было серьезное испытание.

— Часто ли находите эксклюзив? Вы же его ожидаете?

— Безусловно. Когда работал в проекте «Дыхание планеты», то, как правило, для съемок мы выбирали страны и темы, за которые до нас никто не брался. Например, в государство Бутан въезд иностранным журналистам был запрещен законом. Поэтому фильмов о стране, кроме какого-то снятого в самом Бутане, не существовало. Соответственно, я туда попал под видом туриста… На Гаити опять же я был, без ложной скромности, первым журналистом за 50 лет, который сделал об этом государстве фильм. Коллеги туда не попадали, потому что это было довольно опасно.

— Как семья выдерживает ваше длительное отсутствие?

— Нынешнее путешествие обещает быть самым длительным. Обычно я дольше месяца в командировке не проводил. Сам, честно говоря, не представляю, каково это быть четыре месяца оторванным от дома, провести их в дороге. Даже по предварительным подсчетам, я буду ночевать под крышей хорошо если один день из трех. Все остальное время — в автобусах, в самолетах, в аэропортах.

— Вы столько стран посмотрели. А в какой бы хотели жить? Ведь часто кажется, что на другом берегу трава зеленее…

— Посетил около шестидесяти стран. Живу в той стране, в которой и хотел бы жить. Переменить место жительства по нынешним временам совсем не проблема. Но родина моя здесь. Тут живут мои жена и сын…

Вера ГНИЛОЗУБ, «БН»

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?