Кровяное давление

Парижские костры высветили темные стороны Европы
Парижские костры высветили темные стороны Европы

Ровно год назад Франция пережила социальный взрыв. Так, видимо, будет правильно классифицировать произошедшее в иммигрантских кварталах французских городов, из–за чего правительству даже пришлось вводить чрезвычайное положение — самую крутую меру, к которой вообще могут прибегнуть гражданские власти. О гражданской войне — следующей и последней стадии общественного конфликта, — конечно, речи не было, но характерно, что отличающаяся своей исключительной политкорректностью французская пресса с тех пор называет всех поджигателей повстанцами, точно так же, как она именует чеченских или палестинских боевиков. Можно спорить, насколько справедлива такая терминология, но сегодня во Франции четко прослеживается одна особенность, которая объединяет тамошних хулиганов с известными террористами, — это долгоиграющий характер конфликтов, в которых они принимают участие. Экстремизм, замешанный на вопросах крови, этноса, на наших глазах превращается в определяющий политический фактор в Европе — от Франции до России.

Марсельский инцидент, когда подростки подожгли рейсовый автобус с людьми, — пожалуй, самый жуткий, но далеко не единственный в своем роде для сегодняшней Франции. Горящие пустые автомобили уже никого не удивляют на улицах Парижа — да простят меня другие города — культурной столицы мира. Водители общественного транспорта массово отказываются выходить на работу, и никто их за это не осудит. Граждане ждут от правительства решения проблемы.

В понедельник правительство собралось на экстренное совещание. В Матиньонском дворце, как и полагается в таких случаях, объявили об усилении мер по борьбе с уличными беспорядками. Правительство идет на крайне жесткие меры, поскольку не видит другого пути вернуть спокойствие и стабильность.

Однако во Франции набирает обороты предвыборная кампания, и это обстоятельство, с одной стороны, сковывает правительство, а с другой — увеличивает опасность беспорядков. Критики уже прозвали Саркози министром на полставки, намекая на его большую вовлеченность в кампанию и меньшее внимание, уделяемое проблемам безопасности страны. Не нужно быть политтехнологом, чтобы спрогнозировать: вопросы о том, что делать с иммигрантами и как обеспечить безопасность остальным французам, будут главными на президентских выборах.

У французов был год на то, чтобы подумать о своем отношении к сложным процессам, происходящим в стране. Итог может показаться удивительным. Опросы, пишет итальянская «Стампа», показывают, что три француза из четырех готовы проголосовать за кандидата–иммигранта. Таковых, впрочем, среди фаворитов гонки нет, зато есть среди них представители крайне правых, вроде Ле Пена, которые еще выше подняли головы после событий последних лет во Франции — провала референдума по Евроконституции, беспорядков в иммигрантских кварталах, студенческих выступлений. Экстремисты оказывают существенное влияние на политическую жизнь одной из старейших демократий в мире.

Другая крайность в другой крупнейшей европейской стране — Германии. На прошлой неделе по ней прокатились акции неонацистов, заставившие наблюдателей, как пишет российский «КоммерсантЪ», говорить о резком всплеске правого экстремизма. За первые восемь месяцев этого года в Германии было совершено почти 8 тысяч экстремистских правонарушений. Это на 20 процентов больше, чем за тот же период прошлого года. «Сегодняшние преступления на почве антисемитизма и ксенофобии напоминают о временах, наступивших после 1933 года», — констатировала в конце прошлой недели председатель Центрального совета евреев Германии Шарлота Кноблох. По ее словам, с каждым новым случаем становится все очевиднее, что национальная нетерпимость глубоко укоренилась в некоторых слоях немецкого общества.

Улица оказывает влияние на политику. Так, в сентябре Национал–демократическая партия Германии впервые в послевоенной истории прошла в ландтаг земли Мекленбург — Передняя Померания. Эта земля стала уже третьей после Саксонии и Бранденбурга, где в парламенте заседают депутаты–неонацисты.

Список «горячих точек» в Европе можно продолжать. После Кондопоги дискуссия о национальностях превратилась, пожалуй, в самую острополитическую в братской стране. Готовящийся на будущие выходные «Русский марш», который уже сегодня в прессе называют погромным, стал ее логическим продолжением. Как известно, в стране также грядет сезон выборов, и можно не сомневаться, что в этих кампаниях национальная тема будет поднята на неимоверную высоту. Но упадут ли с нее те, кто ее поднимает, — вопрос открытый. Положение дел в сегодняшней Европе показывает, что согласие в обществе, которым могут похвастаться единицы государств, становится главной ценностью.

Фото РЕЙТЕР.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?