«Кролики» и «удавы» рыночной экономики

Что скрывается за идеями либерализации деловой среды и раскрепощения частной инициативы?

Иногда под шкуркой безобидного кролика скрывается совершенно другое — плотоядное и зубастое животное. Возьмем хотя бы идеи по либерализации деловой среды и раскрепощению частной инициативы. Недавно Ассоциация европейского бизнеса (АЕБ) выступила с двумя инициативами, совершенно полярными для нашего производителя. Рассмотрим их сегодня внимательнее.

Распахнем окно для чужаков?


Уникальных экономических парадигм в нашей стране хватает. Одна из них — наличие собственной табачной индустрии. Собственными производителями на планете, пожалуй, может похвастаться только Китай. В остальных странах производство и продажу сигарет давно прибрали к рукам транснациональные корпорации, которых после недавней крупной сделки слияний и поглощений осталось только три. Эти никотиновые монстры четко контролируют внутренние рынки и развитых стран, и третьего мира. На их долю приходится до 90% мирового производства и продаж. И четкая олигополистическая система позволяет этой троице выжимать максимальные прибыли.

Кстати, их экспансия на чужие рынки произошла относительно недавно. В Западную Европу всерьез «транснационалы» пришли в 1980—1990-е годы. Опять же под эгидой развития конкуренции. Вся Европа пала к их ногам буквально за несколько лет. С местными производителями особенно не церемонились: одних купили, другие попросту обанкротились.

Конкурировать в открытом рынке с этими компаниями объективно бесполезно: попросту задавят своей массой. Аналогичная судьба мгновенно постигла табачные фабрики в России, Украине, Казахстане и других постсоветских государствах. Фактически против экспансии в мире, повторюсь, устояли только два государства: Китай и Беларусь. Пекин по традиции жестко ограничил возможности чужаков на своей территории: и максимальную долю рынка определил, и выдвинул требование — сколько продукции продаете на местном рынке, столько же должны и экспортировать. И крутитесь, как хотите.

В Беларуси пошли по несколько другому, более нежному и элегантному пути. В стране законодательно закрепили квотирование на производство сигарет нижней ценовой категории под национальными брендами. Вход в дорогие сегменты открыт всем: конкурируйте на здоровье.

И табачная отрасль работает на государство, а не на частный карман, а тем более — иностранный.

Этот бизнес является либо прибыльным, либо очень прибыльным. Хотя далеко не самый полезный для национального здоровья. И очень принципиально, на какие цели используются полученные доходы. Если брать белорусский случай, то деньги государственное профильное предприятие тратит на благо родины. Налоги — само собой. Но еще стоит прибавить дивиденды, отчисления в фонд национального развития и финансирование различных социальных и благотворительных проектов. Нет, частные компании тоже декларируют приверженность социальной ответственности, даже раскошеливаются на меценатство. Но масштабы, скажем так, несколько другие.

Пускай поборники здорового образа жизни забросают меня камнями, но есть в табачной индустрии еще один принципиальный момент: только собственные фабрики способны обеспечить рынок продукцией. Пусть и вредной для здоровья, но одновременно и стратегической по сути: ну не имеет она заменителей по определению! Частники тоже вроде бы гарантируют потребителям стабильность, но не в ущерб себе. Во время неурядиц на валютном рынке в 2011 году они несколько раз вешали амбарный замок на склады и прекращали отгрузку. За всех отдувалась ГТФ «Неман»: статус государственного предприятия не позволил своевольничать.

Да, определенные потери были, но предприятие выстояло, увеличило свою долю на рынке. Как только макроэкономика стабилизировалась — частные структуры вспомнили о равноправии. Но оно должно быть во всем и всегда. Иначе можно попасть в пикантное положение Прибалтийских государств: там предприятия на корню скупили транснациональные корпорации. Но в определенный момент им деловая среда не понравилась. Взяли и закрыли производство, переключив страны на импорт сигарет. А заодно и подсадив на контрабанду.

Вообще, стремление международных компаний в нижний ценовой сегмент вызывает некоторые подозрения. Да, в их портфеле около ста и больше торговых марок. Но большинство из них существуют, образно говоря, для подтанцовки и разнообразия. А основные продажи и прибыли приносят бренды среднего и высокого ценового сегмента. Дешевая продукция используется для захвата чужих рынков: с ее помощью выжимают с полок местных игроков, а потом сокращают ассортимент за счет доступных сигарет. И максимальная маржинальность обеспечена.

Да, приличная часть населения не может себе позволить дорогой никотин, переходит на подпольные папиросы. Но рост продаж крутых брендов с лихвой компенсирует корпорациям эти потери. Реально страдает только бюджет. Естественно, государства, а не частных компаний. Не верите? Читаем другое предложение Ассоциации европейского бизнеса — уравнять ставки акцизов на сигареты всех ценовых категорий. Тогда стоимость пачки сигарет будет начинаться где-то с 1,5—2 рублей. И неважно, что они станут недоступными большинству курильщиков!

В последние два года высокий и особенно средний сегменты просели кардинально. По понятным причинам люди стали выбирать бренды подешевле. Благо такая возможность есть. А если ее исключить? Исследования Института социологии Национальной академии наук показали: только 10% курильщиков могут похвастаться относительно высокими заработками, а две трети — это рабочие и служащие, которые чувствительны к ценам на потребительские товары. Что они будут делать при тотальном подорожании? Правильно: помчатся на «серый» рынок. Причем около 80% небогатых курильщиков раньше приобретали папиросы по нелегальным каналам.

Словом, под видом либерализации рынка и развития конкуренции можно лихо похоронить свою отрасль, открыть настежь двери чужакам, да еще и спровоцировать волну контрабанды. Кстати, в России так и получилось. И сейчас не знают, как «оглобли» обратно повернуть. Тем более что транснациональные фирмы крепко удерживают завоеванные бастионы и располагают ресурсами, чтобы не допустить изменения конкурентной погоды.

Не бейте на взлете


Другая инициатива АЕБ, как ни странно, наоборот, защищает национальных производителей от зарубежной экспансии. Речь идет о контрольных идентификационных знаках, которые давно мешают жить отрасли безалкогольных напитков. И сама марка каким-то образом стоит дороже акцизной, и производственную линию нанесение КИЗ тормозит, и требует массы дополнительных накладных расходов…

Словом, получается дорого и неэффективно, учитывая, что контрафактной газировки в Беларуси попросту нет. От их отмены потребитель не пострадает. Бюджет — тоже. Как отметил министр финансов Владимир Амарин, поступления от реализации КИЗ на все категории товаров, которых более 2 десятков, составляют около 0,2% консолидированного бюджета.

Несомненно, контрольные знаки влияют на экономику всех предприятий. Но в данном случае действует интересное правило: чем дороже продукт, тем меньше в его себестоимости необоснованных затрат, связанных с КИЗ. В дешевых продуктах она может достигать 20—25%, в дорогих, брендированных — 5—10%. Поэтому от этого контрольного явления больше всех страдают местные производители, торговые марки которых еще относительно молодые и находятся в нижнем ценовом сегменте. Им бы развиваться, усиливаться, выходить на международный уровень. Хотя бы локальный. Тем более что запасы питьевой воды считаются стратегическими ресурсами в стране. Но дополнительные издержки висят гирями, не дают компаниям взлететь.

Парадоксально, но именно крупные компании с иностранными корнями постоянно ставят вопрос по целесообразности КИЗ. Хотя, как философски заметил один из представителей крупной корпорации в Беларуси, «не понимаю, зачем мы проявляем эту инициативу». И объяснил суть: крупные игроки за счет размеров и возможности пользоваться материнской помощью справятся практически с любыми неприятностями. А местные производители «склеят ласты», то есть пробки. И попросту освободят свою нишу, которую можно успешно освоить. Ну а все непонятные, административно навязанные потери всегда же можно в той или иной степени компенсировать за счет цены. Такая позиция больших компаний коммерчески нелогичная, но по-купечески честная.

Словом, диалог с бизнес-сообществом — дело необходимое, но очень тонкое и непростое. Деловая инициатива способна с экономикой творить чудеса. Как и приводить к деградации. В конце концов, бизнес — субстанция даже очень неоднородная. Иногда его чаяния весьма противоречивы в зависимости от происхождения учредителей компании, ее размеров, сферы деятельности, морально-этических установок, наконец.

Несомненно, деловое сообщество необходимо слушать, но одновременно их идеи пропускать через сито целесообразности с государственной точки зрения. Скажем, по проблеме развития той же конкуренции. В каких-то сферах она полезна, в каких-то — вредна, так как приводит к вытеснению с рынка национальные и бренды, и производителей. В этом отношении лично мне очень импонирует опыт Германии: полезен любой бизнес, но до тех пор, пока он служит национальным интересам. Очень разумный подход, который и нам надо активнее брать на вооружение.

volchkovvv@mail.ru

Коллаж Николая ГИРГЕЛЯ

Версия для печати
вовц, 60+, Беларусь
Спасибо.Прекрасный анализ, а точнее "расклад"... Так и наши "бизнес-сообщества" годами то стонут о тяжелой и безрадостной доле, то кликушествуют о крахах/неэффективности/неоходимости сопряжения с глобализацией.
А Дональд-то, Трамп - пусть по-своему, но проводит линию на производство национальное, и уже - первые итоги, да какие! Все заплюсовано...
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?

Новости
Все новости