Кривые стрелки рыночного циферблата

Наши брэндовые производители выпустили столько, что можно обеспечить часами все взрослое население Минска, поставить по телевизору в каждую могилевскую квартиру и завернуть в льняные и хлопчатобумажные ткани такой город, как Орша...

Свежая информация о складских запасах, которую я получил в Белстате, навела на размышления. С одной стороны, важный для экономики показатель постепенно улучшается. За июль «склад» уменьшился на 6,3 процента. А с другой... Наши брэндовые производители выпустили столько, что можно обеспечить часами все взрослое население Минска, поставить по телевизору в каждую могилевскую квартиру и завернуть в льняные и хлопчатобумажные ткани такой город, как Орша. Можно, конечно, объяснить неприятную статистику по отдельным товарам кризисом, который ударил по сбыту. Но разумнее положа руку на сердце признать: некоторые наши предприятия находятся в хроническом кризисе независимо от колебаний рынка. В чем причины? Каково будущее этих производств? Видят ли его заводская дирекция и министерские кураторы? Я поискал ответы на эти вопросы на Минском часовом заводе и в Министерстве промышленности.


Запасы часов у нас рекордные — на складах скопился трехгодичный (!) объем производства. Неудивительно, что при таких проблемах с реализацией МЧЗ до недавнего времени находился в списках банкротов. Государство протянуло руку помощи предприятию, а точнее, перечислило около 30 миллиардов рублей на покрытие долгов завода. Процедура банкротства закрыта хозяйственным судом Минска, и предприятие, «очищенное» от прежних обязательств, перешло в подчинение Минпрома. Но вот вопрос: не придется ли спустя некоторое время снова спасать МЧЗ? Можно подойти к проблеме и совсем уж принципиально. Нужны ли нам заводы, которые постоянно испытывают проблемы со сбытом и нуждаются в средствах бюджета, читай налогоплательщиков? Может, стоит их перепрофилировать? А некоторые, возможно, и закрыть, трудоустроив людей на других, более конкурентных производствах или в сфере услуг?


Пресс–секретарь Минпрома Александр Балышев объяснил мне, что министерство, безусловно, будет делать все для сохранения часового завода. «У нас по каждому предприятию есть стратегия развития, которую мы стараемся реализовывать», — сказал собеседник, признав, что «пока, конечно, склады на Минском часовом заводе страшные». По мнению представителя Минпрома, трудности завода вызваны прежде всего недоработками в маркетинге и рекламе.


«Я, например, ношу часы «Луч» уже больше десяти лет. И никаких проблем с ними не было, — заверил Александр Балышев. — А вот сын постоянно выбирает себе азиатские часы, которые через год–два выходят из строя. Мне кажется, если бы «Луч» позиционировался как престижный брэнд, отношение к нему со стороны многих покупателей, в том числе и молодежи, изменилось бы». Собеседник даже высказал готовность лично рекламировать «Луч», подтверждая качество марки собственным опытом. «Не понимаю, почему Минский часовой завод не привлекает для рекламы таких потребителей, как я?» — пожимает плечами Балышев.


Любопытный вопрос. Я адресовал его управляющему МЧЗ Николаю Гаевскому. Он, со своей стороны, заверил, что как раз таки с рекламой у завода дела налаживаются. «В последние месяцы мы тратим на рекламу по 50 миллионов рублей. Представляем «Луч» в метро, на радио, ТВ, — конкретизировал управляющий. — Это положительно сказывается на продажах».


Николай Гаевский также объяснил, что колоссальные складские запасы были накоплены не в этом, а в уже далеком 2005 году. Та продукция, которая производится сейчас, в основном продается. «Выручка, поступившая на расчетный счет завода за семь месяцев этого года, превышает прошлогодний уровень на 16 процентов, — добавил управляющий (здесь, правда, неплохо было бы конкретизировать, за счет чего выросла выручка: благодаря реализации готовой продукции или же продаже заводских площадей. — В.В.). — Осваиваем новые рынки сбыта: Германия, США, Канада. Отмечу, что продукция отгружается иностранным потребителям по тем же ценам, что и на внутреннем рынке. Такого, как раньше, когда за рубеж «Луч» продавался по 3 доллара за штуку, а своим, белорусским, покупателям в несколько раз дороже, уже нет».


Что ж, это хорошие новости. И все же что делать с трехгодичными запасами, как «разморозить» огромные финансовые ресурсы? По мнению Николая Гаевского, существенно помочь заводу могли бы предприятия торговли «Белкоопсоюза». Но пока на прилавках этой структуры находится лишь 18 тыс. штук часов. «Это крайне мало. Знаю, например, что жители Молодечно хотели бы покупать «Луч», но торговля не предоставляет им желаемого ассортимента, — констатирует Гаевский. — Или, например, в деревне Лошница Борисовского района проживает около 12 тысяч жителей. А в местном магазине лишь 5 наименований «Луча», в то время как завод выпускает 1.600».


Впрочем, у торговли свои аргументы: товар далеко не самый ликвидный, велик срок его оборачиваемости, хромает дизайн минских изделий...


Кто прав, поди разберись. У каждого свои убедительные доводы. Но факт остается фактом: на складах пылятся горы готовой продукции. И кто даст гарантию, что они не вырастут в будущем?..

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...