Критические точки аграрной экономики

Как будет развиваться аграрная экономика Беларуси в 2015 году

Сельскохозяйственному производству в Беларуси уделяется достаточно много внимания
Сельскохозяйственному производству  у нас уделяется достаточно много внимания. Сложилась устойчивая система государственной поддержки, отрасль ежегодно переоснащается преимущественно на основе лизинговых поставок. Посредством льготных кредитов создается новая инфраструктура. Свои функции сполна выполняет аграрная наука. Меры государственной поддержки в совокупности с добросовестным крестьянским трудом позволили добиться определенных достижений. По ряду позиций они соизмеримы со среднеевропейскими. 

Сельхозпроизводители научились выращивать зерно, картофель, сахарную свеклу. Близко к 10 тоннам молока от коровы достигают надои в передовых хозяйствах. Уже не редкость среднесуточный привес скота один килограмм и более. Полностью обеспечена продовольственная безопасность. Ежегодно увеличивается экспортный потенциал отрасли. Можно уверенно утверждать: первый этап формирования белорусской модели хозяйствования на земле выполнен. Но если первоочередной задачей было наращивание производства, рост валовых показателей, то на втором этапе приоритет отдается укреплению аграрной экономики.

ЭТО объясняется двумя обстоятельствами. Во-первых, мировое сельскохозяйственное производство находится на этапе интернационализации и создания единого аграрного экономического пространства. Процесс это не простой. Наш агропромышленный комплекс должен с достоинством вписаться в него. Ведь любая замкнутая экономика, в том числе и аграрная, всегда будет отставать в системе быстро развивающегося мирового научно-технического прогресса. Широко выйти на мировой аграрный рынок возможно лишь за счет повышения качества производимой продукции и снижения ее затратности. 

Во-вторых, при нынешней организации труда и технологических процессах наращивание производства не сопровождается укреплением экономики субъектов хозяйствования АПК. Вследствие высокой себестоимости по некоторым позициям сельскохозяйственная продукция часто становится неконкурентоспособной не только на внешнем, но и на внутреннем рынке. Так, республика реализует в Россию часть продукции по ценам, ниже себестоимости. 

Дефицит денежных средств сдерживает выполнение практически всех программ развития отрасли, не позволяет полностью перевести ее на инновационный путь развития, обновлять инфраструктуру и материально-техническую базу, затрудняет даже своевременную выплату заработной платы. 

Причины недостаточной экономической эффективности сельскохозяйственного производства имеют как объективный, так и субъективный характер. В первом случае это бедность природно-климатических ресурсов по сравнению с аналогичным потенциалом западноевропейских государств, постоянно возрастающая цена на используемые в отрасли материально-технические средства, нестабильность мировых продовольственных рынков. По этим позициям сельхозпроизводитель не может эффективно вмешиваться в динамику развития. К ним следует лишь приспосабливаться, чтобы по максимуму уменьшить отрицательные последствия.

Субъективный характер заключается в организационных и технологических упущениях работы сельскохозяйственных организаций. По расчетам комиссии, созданной Главой государства для изучения положения в АПК, в 2013 году по этим причинам аграрии недополучили 14 триллионов рублей. Это как раз тот уровень, на который возросли финансовые обязательства субъектов хозяйствования в АПК за прошлый год. Устранение этих потерь полностью зависит от сельскохозяйственных организаций, их руководителей, специалистов. Альтернативы интенсификации производства конкурентоспособной продукции, преимущественно на основе грамотного и высокоэффективного использования внутренних ресурсов, для укрепления аграрной экономики у отечественного АПК нет. Наращивая производство, необходимо повсеместно реализовать принципы эффективности при использовании каждого рубля, любой единицы материальных ресурсов, вспоминая давнюю пословицу, — копейка рубль бережет.

Настало время, когда каждое новое техническое средство, новый сорт, порода и технология должны предварительно просчитываться на экономическую эффективность. И главное — всем кадрам без исключения необходимо понять неизбежность этого процесса. Другие реальные пути удешевления продукции, укрепления экономики сельскохозяйственных организаций, а без этого нельзя выходить как на внешний, так и на внутренний рынки, отсутствуют. Организационные, технологические и технические проблемы, требующие решения, обширны. Отмечу основные из них.

В первую очередь необходимо безотлагательно усовершенствовать специализацию отрасли, уточнить структуру аграрного производства в каждом регионе. Подчинить ее достижению главной задачи — укреплению экономики. Определить приоритетные отрасли с учетом специфики конкретных природно-экономических условий производства. Увязать их с инфраструктурой перерабатывающих предприятий, с потребностями мировых рынков. 

В этом плане следует помнить, что специфику природно-климатических условий республики предопределяет ее географическое положение. По ряду факторов, регулирующих динамику развития сельскохозяйственных растений и определяющих потенциал их продуктивности, от ближайших стран западных и южных регионов республика существенно отличается в худшую сторону. В основном это относится к мощности солнечной радиации и осадкам. В совокупности они определяют длительность и интенсивность вегетационного и генеративного процессов растений. Например, во Франции практически весь год среднесуточная температура воздуха превышает 5 градусов. Это нижний температурный порог формирования и функционирования вегетативных органов большинства сельскохозяйственных культур. Там круглый год можно получать зеленую массу для скота, не знать проблем с зимовкой озимых. В Беларуси же период с аналогичными условиями почти вдвое короче — 7 месяцев. Потенциал производства растительной продукции на единице площади прямо пропорционален длительности вегетационного периода.

Кроме того, относительно низкие показатели солнечной энергетики и повышенный уровень осадков в вегетативный период, а вследствие этого и высокая влажность воздуха при пониженной мощности приходящего ультрафиолетового излучения создают в Беларуси оптимальную среду, более благоприятную, чем у соседей, для развития сорняков, болезней, вредителей в растениеводстве. Это в наибольшей мере лимитирует продуктивность отрасли. Для полной реализации генетического потенциала сельскохозяйственных растений приходится использовать эффективные, более затратные агротехнические, биологические и химические технологии защиты растений.

Из-за климатических факторов условия для производства зерна в Беларуси менее благоприятны по сравнению с нашими ближними и дальними соседями. Эта продукция по объективным причинам не может оставаться конкурентоспособной на мировых рынках. Объемы ее производства определяются внутренними потребностями страны, которые должны быть на уровне 10 миллионов тонн в амбарном весе.

Но почвенно-климатический потенциал Беларуси идеален для производства полноценных дешевых травяных кормов. По этому фактору республика превосходит Россию, Украину и страны Центральной и Южной Европы. Так, гидротермический коэффициент (определяется соотношением осадков к температуре) за период с эффективными температурами воздуха (более 10 градусов) у нас — 1,5, в Польше — 1,2, Германии — 0,9, Франции — 0,8, Англии — 1,1. Биологическая урожайность травяных культур (естественные и улучшенные луга и пастбища, многолетние и однолетние травы на пашне) прямо адекватна величине гидротермического коэффициента. Недостаточное использование этого потенциала — большая экономическая ошибка. С учетом такой ситуации в белорусском земледелии следует исходить при обосновании специализации каждого региона. То есть первейшая роль должна отводиться молочному и мясному скотоводству, наиболее адаптивных к потенциалу растительных ресурсов. Их продукция должна обеспечить как национальные потребности, так и весомый экспортный потенциал. Объемы производства свинины и мяса птицы с учетом перспектив развития этих отраслей в России и других зарубежных регионах определяются внутренними потребностями страны. 

Первейшая задача земледелия — восстановление севооборотов на основе оптимальной ротации сельскохозяйственных культур во времени и пространстве. Результат грубого игнорирования требований севооборота — недобор урожая и возрастание затрат на защитные мероприятия. Так, по данным НПЦ НАН Беларуси по земледелию, при посеве пшеницы, тритикале и ячменя после зерновых культур и злаковых многолетних трав недобор зерна даже на фоне интенсивных защитных мероприятий составляет 17—20 процентов. При сложившейся средней урожайности по республике это 6—7 центнеров с гектара. Кроме того, по расчетам НИИ защиты растений НАН Беларуси, при нарушении севооборотных требований затраты на защитные мероприятия возрастают при посеве зерновых повторно — на 30, а после злаковых многолетних трав — на 60 долларов на гектаре по сравнению с посевом их после хороших предшественников. 

Севообороты и структура посевов должны быть в полной мере увязаны с характеристикой пашни. Республика располагает относительно небольшими земельными угодьями. Однако разнообразие их по почвенно-климатическому потенциалу огромно. На практике часто не видят различия между песком и торфяником, возделывая на них одни и те же культуры. В результате стало привычным ежегодное списание большого количества сельскохозяйственных культур, преимущественно озимых. В отдельные годы оно составляло свыше 150 тысяч гектаров — из-за вымокания, вымерзания или засухи. А ведь здесь вина не природы, а неумелого природопользователя.

Следует значительно повысить роль бобовых многолетних трав для повышения эффективности как севооборота, так и укрепления кормовой базы для скота. По данным аграрной науки, один гектар клевера оставляет в почве около 100 килограммов, а люцерны — до 200 килограммов  фиксированного клубеньковыми бактериями азота воздуха, не требуя внесения его в почву для формирования собственного урожая. Аналогичная эффективность азотфиксации бобово-злаковых смесей многолетних трав и зернобобовых культур в зависимости от их вида находится на уровне 50—100 килограммов с гектара. 

Проведенные расчеты показывают: если бы мы имели 1 миллион гектаров многолетних бобовых трав и их смесей со злаками, 350 тысяч зернобобовых культур и 750 тысяч однолетних злаковых смесей с бобовыми и крестоцветными (в том числе 500 тысяч гектаров в промежуточных посевах), как предусматривалось Государственной программой возрождения и развития села на 2005—2010 годы, то около 70 процентов озимых зерновых можно было бы разместить по отличным и хорошим предшественникам. Только за счет этого можно было бы дополнительно получить не менее 1 миллиона тонн зерна. Кроме того, 1 миллион гектаров бобовых трав и их смесей обеспечил бы скотоводство высококачественными кормами без использования минерального азота. А избыточный объем его в почве и пожнивных остатках был бы использован последующими зерновыми культурами. 

При нормативной окупаемости объем фиксированного бобовыми культурами азота позволяет получить около 1,5 миллиона тонн зерна. Следует также учитывать, что посевы многолетних и однолетних трав практически не требуют высокозатратных защитных мероприятий. Таким образом, недобор около 2,5 миллиона тонн зерна и низкая экономическая эффективность его производства — цена отсутствия системы севооборотов. Из этого необходимо сделать соответствующий вывод на республиканском и региональных уровнях управления, руководителям и специалистам сельскохозяйственных организаций. Севооборот — это продуктивность пашни, решение проблемы травяных кормов, высокая экономическая эффективность хозяйствования на земле. Других путей решения при современном уровне цен на материально-технические ресурсы нет. И появятся они не скоро.

При планировании структуры посевных площадей следует исходить из того, что приоритетом в земледелии в целом должно быть кормопроизводство. Применительно к скотоводству, главное требование в структуре травяных культур — обеспечить соотношение сенажа из многолетних и однолетних трав и кукурузного силоса 1:1. Эти компоненты существенно различаются как по экономическим показателям, так и по полноценности кормов. По расчетам НПЦ НАН Беларуси по земледелию, затраты на возделывание кукурузы окупаются при урожайности зеленой массы не ниже 300 ц/га. Это означает, что не менее половины хозяйств республики получают урожай зеленой массы кукурузы ниже критического порога эффективности. Кроме того, себестоимость кормовой единицы в кукурузе с учетом затрат на балансирование ее по белку в 3—4 раза выше, чем в многолетних травах. Ныне этот фактор является главной причиной недостаточной экономической эффективности как мясного, так и молочного скотоводства.

РЕСПУБЛИКЕ нужно иметь около 450 тысяч гектаров кукурузы на силос при урожайности ее 350—400 центнеров с гектара. В сочетании с вышеприведенными объемами выращивания многолетних и однолетних бобовых трав и бобово-злаковых смесей такой объем позволит сохранить здоровье животных, в полной мере обеспечит потребности скотоводства в травяных кормах, исключит необходимость привлечения дополнительных ресурсов для балансирования кормов по белку. В 2014 году они превышали 200 миллионов долларов США. В нынешнем эти затраты возрастут минимум на 120 процентов из-за удорожания на мировом рынке соевого и подсолнечного шротов. 

Следует усовершенствовать практику использования зерновых в кормопроизводстве. Республика много теряет от того, что фактически не имеет в посевах зерновых культур кормовых сортов. Хотя ежегодно не менее 70 процентов выращенного зерна используется на кормовые цели. Целенаправленная селекция их на повышение белковости в Беларуси не ведется. В результате пропорционально объемам используемого зерна возрастают затраты на приобретение, в основном на импортной основе, белкового сырья. Кроме крупномасштабной бесхозяйственности, ничем иным нельзя объяснить, почему в последние годы примерно 2/3 посевов ячменя занимают пивоваренные сорта, где  специально на этапе селекции снижено содержание этого компонента. Затратность корма в таком случае возрастает почти в полтора раза.

Сложилась тенденция, что возделывание зерновых культур завершается получением зерна, хотя эта фаза уборки не является наиболее продуктивной в плане кормопроизводства. Установлено, что максимума продуктивности по сбору кормовых единиц и белка все зерновые и зернобобовые достигают в период восковой спелости. Дальше идет снижение продуктивности. Сбор кормовых единиц в конце фазы молочно-восковой и начале восковой спелости в 1,2 раза, а белка  в 1,5 раза выше, чем в период полной спелости. Однако практика использования зерносенажа пока не нашла должного распространения. Хотя заслуживает внимания. Об этом можно судить по опыту ряда стран. Так, по информации вице-губернатора Ленинградской области С. Яхнюка, за 2013 год от коровы в регионе надоено в среднем 7230 килограммов молока. Там большое значение придается рационам кормления, которые соответствуют природным потребностям коров как жвачных животных. Многолетние травы в структуре посевных площадей области занимают 70—75 процентов. Зерновые культуры в кормопроизводстве в большинстве случаев убираются на зерносенаж.

Ряд проблем накопились непосредственно в практике кормления и содержания животных. Уже не первый год ведутся разговоры о многосторонней ущербности сложившейся в республике силосно-концентратной системы кормления скота. 

Это огромный перерасход кормов. Например, на производство килограмма молока за последние годы в среднем по республике используется около 1,2, на 1 килограмм привеса КРС — около 12 кормовых единиц фуража. В обоих случаях — почти в полтора раза больше нормы. 

Это постоянная болезнь коров. А применяемые средства лечения неизбежно оказываются в молокопродуктах, которые проблематично реализовать на зарубежных рынках. Внутри республики проблема качества продукции также актуальна. 

Это краткий период продуктивного использования коров. Не каждая из них успевает дать даже два отела, как поступает на мясокомбинат. 

Это низкое качество сырья для молокоперерабатывающих предприятий. Так, при доминировании кукурузного силоса в кормлении дойных коров без полного балансирования его по белку производимое молоко практически непригодно для приготовления наиболее ценных молокопродуктов — твердых сыров. По данным Тимирязевской сельскохозяйственной академии (г. Москва), в этом случае на 18—23 процента удлиняется время его сычужной свертываемости, на 66 — фазы гелеобразования, на 34,4— 45,5 процента уменьшаются показатели плотности и эластичности сгустков сырной массы. Все это особенно актуально в условиях повышения конкурентных требований мировых продовольственных рынков.

Вопросы качества животноводческой продукции в последние годы приобретают все большее значение. По мере наращивания ее производства в мировом сельскохозяйственном комплексе возрастает конкуренция между поставщиками на зарубежные рынки. И удерживать созданные рынки сбыта, искать новые представляется возможным лишь посредством постоянного повышения качества. К сожалению, поставляемая на зарубежные рынки продукция белорусских предприятий далеко не всегда соответствует этим требованиям. В первую очередь это относится к молочному и мясному скотоводству, что является следствием как несовершенства системы кормления скота, так и несоблюдения требований его содержания. Полагаю, необходимо ужесточить требования к качеству молока — принимать его на продовольственные цели только высшим сортом и сортом «экстра». Из молока даже первого сорта нельзя произвести продукцию, достойную возрастающим требованиям зарубежных потребителей. Да и на отечественный рынок тоже должны поступать молокопродукты высокого качества. В сущности, молоко ниже высшего сорта — технологический брак, затраты на производство которого должны возмещаться за счет виновных. 

Огромные суммы кредитов затрачены на создание инфраструктуры отрасли. Большинство вновь построенных молочно-товарных комплексов по зооветеринарному состоянию, оснащенности оборудования для кормления и доения коров не уступают лучшим зарубежным аналогам. Продуктивность животных на них в большинстве случаев ниже расчетного уровня. Так, в 2014 году в четырех областях на построенных согласно Указу № 332 Президента молочно-товарных фермах производство молока уменьшилось по сравнению с предшествующим, а продуктивность коров более чем на половине из них — ниже среднереспубликанского уровня. На 36 фермах, из них 9 — в Витебской и 12 — в Гомельской областях, продуктивность коров не достигла 4 тысяч килограммов. А в 26 хозяйствах республики она ниже 3,5 тысячи. Так для чего использованы триллионы рублей?

Главная причина низкой эффективности инфраструктуры молочной отрасли — неграмотное использование помещений и установленного оборудования. На промышленные предприятия по производству молока, каковыми в сущности являются новейшие молочно-товарные комплексы, перешел обслуживающий персонал из устаревших ферм. Но идеология и алгоритмы их работы остались прежними. Поэтому нужно обучить все категории работников новейшим технологиям производства с учетом специфики работы, должностных обязанностей. Предстоит сформулировать и довести до каждого функциональные обязанности, провести в установленном порядке аттестацию работников с присвоением соответствующей категории, ввести меры финансового поощрения пропорционально профессиональному уровню. В основу оплаты труда положить объем и качество производимой продукции.

Упущения в земледелии и животноводстве ведут к высокой затратности и низкой экономической эффективности аграрной отрасли. При всех объективных трудностях важнейшей причиной низкой экономической эффективности большинства сельскохозяйственных организаций является субъективный фактор — недостаточный уровень профессиональной подготовки руководителей и специалистов по организации производства. И в первую очередь — использование трудовых ресурсов. Эта позиция полностью сочетается с расчетами Всемирного банка реконструкции и развития. Экономический рост в странах с переходной экономикой зависит: от природных условий — на 20 процентов, физического капитала — на 16, человеческого фактора — на 64 процента. Значит, 2/3 успеха в аграрном производстве республики определяется грамотным использованием трудовых ресурсов. Именно здесь сосредоточен ныне весь резерв решения важнейших проблем АПК. Отсюда гибкое совершенствование организации труда и механизмов его оплат — ныне это важнейшее средство в руках руководителя по привлечению к высокопроизводительному труду работников, обеспечение высокой трудовой дисциплины, а в конечном итоге — высокая продуктивность земледелия и животноводства, крепкая аграрная экономика.

Именно несовершенством организации использования трудовых ресурсов в значительной мере объясняется большая вариация продуктивности растений и животных. Например, при одних и тех же условиях урожайность зерновых от 20 до 100 центнеров с гектара, надой молока от коровы от 2 тысяч до 10 тысяч килограммов. Есть множество примеров, когда на почвах с низким уровнем естественного плодородия сельхозпредприятия имеют лучшие результаты, чем на богатых землях. Чем можно объяснить высокие результаты как не высоким профессионализмом руководителя и специалистов, умело использующих трудовые ресурсы для реализации всех производственных процессов в земледелии, животноводстве и  других отраслях?

Главный двигатель повышения трудовой активности работников АПК, как и других сфер народного хозяйства, — материальное стимулирование. Для этого в каждой сельскохозяйственной организации следует создать эффективную и доступную для понимания рядовому работнику систему мотивации высокопроизводительного труда, основанную на экономических результатах трудовых коллективов, а в идеальном случае — каждого работника. Ее сущность — организация и оплата труда на основе коммерческого расчета, позволяющего каждому реализовать индивидуальный потенциал мастерства и трудового усердия, за экономически эффективный труд получить высокую заработную плату. Ее размер руководителям и специалистам следует определять на основе выручки от реализованной продукции с учетом балльной оценки сельхозугодий. Часть прибыли должна выплачиваться в виде премии по итогам работы на основе устава организации.

Существенного реформирования требует система взаимоотношений между субъектами хозяйствования АПК, придания им партнерского характера. Для этого предстоит передать функции заготовки сырьевых ресурсов исключительно перерабатывающим предприятиям посредством создания ими стабильных внутрирайонных или региональных зон по производству сырья. Деловые взаимоотношения сельхозпроизводителей и перерабатывающих предприятий следует строить на основании юридически состоятельных договоров с указанием обязательств обеих сторон (объемы, качественные показатели, сроки и способы поставки сырья, закупочные цены, сроки и объемы авансирования и окончательных расчетов, иные позиции партнерских взаимоотношений). В таком случае сельхозпроизводителям должно быть дано право самим выбирать наиболее экономически выгодных потребителей их продукции. На этом этапе предстоит провести интеграцию субъектов хозяйствования АПК на региональных и республиканском уровнях для гармонизации технологических процессов, формирования экономически выгодных отечественных и зарубежных рынков сбыта, оптимизации финансовых потоков в отрасли и упрощения взаиморасчетов. 

ВСЕ эти мероприятия в конечном итоге должны предусматривать укрепление аграрной экономики. А в качестве основного критерия оценки работы сельскохозяйственных организаций и регионов предлагается ввести объективный экономический показатель — прибыль в расчете на 1 балло-гектар кадастровой оценки сельскохозяйственных угодий с корректировкой на объективные условия ее формирования. Это позволит создать эффективный механизм объективной оценки результатов хозяйствования на земле, ориентирующий сельхозпроизводителей на укрепление экономики, побуждающий наращивать производство сельскохозяйственной продукции исключительно на инновационной основе, посредством использования рекомендуемых наукой и практикой наиболее экономически выгодных организационных, технических и технологических подходов.

Леонид Заяц, министр сельского хозяйства и продовольствия
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?