Криминальный хвост дебиторки

Дебиторская задолженность в России у белорусских экспортеров продолжает расти

Вопрос ребром: почему каждый пятый экспортный договор в России заключается с мошенническими структурами?
Нашим экспортерам должны 400—500 миллионов долларов, и сумма растет. Эта тема стала центральной на семинаре-совещании с субъектами товаропроводящей сети белорусских организаций-экспортеров, который прошел в Москве. 

Анализируя ситуацию, заместитель Премьер-министра Владимир Семашко критически оценил нашу товаропроводящую сеть: «У нас много вопросов. С одной стороны, увеличились объемы торговли, поэтому приросла задолженность. За первый квартал — на 25 процентов. Это не может не беспокоить. То есть сеть еще далека до совершенства».

Фото: БелТА

Сказанное в полной мере касается, например, и такого крупного экспортера, как «Беллегпром». В пресс-службе концерна  «СГ» пояснили, что ежегодно около 30 процентов от общего объема экспорта поставляется именно на субъекты товаропроводящей сети подведомственных предприятий. В 2016 году товара было отгружено на 64,8 миллиона долларов. Объемы действительно увеличились — 128,5 процента к уровню 2015-го. Но и вопрос дебиторской задолженности не закрыт. Если говорить о России, то субъекты товаропроводящих сетей общим числом 169 расположены в 6 федеральных округах и 21 области. Внешняя просроченная дебиторская задолженность —  миллион долларов. Больше всего, 39 процентов от общей суммы, недополучила самая активная текстильная отрасль. Как оказалось, сегодня собственную товаропроводящую сеть в основном развивают именно текстильные предприятия — «Моготекс», «Оршанский льнокомбинат», «Барановичское производственное хлопчатобумажное объединение».

Основная болевая точка — взыскание дебиторской задолженности с российских субъектов хозяйствования, которые находятся на стадии судебных разбирательств и исполнительного производства. И предприятий, у которых существует такая проблема, немало — «Сукно», «8 Марта», «Камволь», «Элема», «Славянка», «Полесье», «Белвест», «Неман». Они принимают меры по самостоятельному ее решению: используют возможные способы досудебного урегулирования споров, а в случае отсутствия результатов обращаются в судебные органы с последующим взысканием задолженностей в исполнительном производстве. Но действенный эффект от такой работы достигается не всегда – хвост задолженностей пока остается.

Похожая картина и у другого концерна – «Беллесбумпром».  Внешняя дебиторская задолженность входящих в него организаций, взыскать которую сейчас пытаются через суды, на начало этого года составляла 1,3 миллиона долларов. Заместитель председателя концерна Михаил Касько пояснил, что для снижения рисков на предприятиях введен запрет на совершение сделок с субъектами, включенными в реестр коммерческих организаций и индивидуальных предпринимателей с повышенным риском правонарушений в экономической сфере. Также используются различные формы расчета для рефинансирования просроченной внешней дебиторской задолженности, однако большая ее часть принадлежит контрагентам, которые в связи с изменениями экономической ситуации на международных рынках обанкротились или сейчас в судах рассматривается вопрос о признании их неплатежеспособными.

Очевидно, работа предприятиями проводится – в конце концов, в первую очередь прибыль теряют именно они. Но почему в таком случае хвост той самой дебиторской задолженности продолжает расти? Разбирается в этом вопросе по поручению Президента  теперь и Генпрокуратура нашей страны. И подключение ее к данной проблеме не случайно. Как оказалось, в некоторых субъектах товаропроводящей сети белорусских предприятий в России процветают криминал, чиновничьи «кормушки» и кумовство.

Приблизительно каждый пятый договор в России заключается с мошенническими структурами, которые не собираются исполнять свои обязательства по оплате поставленных товаров. Эту информацию озвучил Посол Беларуси в России Игорь Петришенко: «Достаточно часто договоры заключают компании, находящиеся в предбанкротном состоянии. В этой связи белорусским экспортерам, прежде чем заключать договор и отгружать товар с отсрочкой платежа, следует проводить превентивную работу по проверке новых контрагентов, мониторинг финансового положения на стадии исполнения контракта, своевременное принятие мер по принудительному взысканию задолженности».

Пока, констатирует Генеральный прокурор Александр Конюк, криминальную составляющую снизить не удалось. При этом он отмечает, что сама по себе система товаропроводящей сети должна быть обязательно: «Примеры положительные, когда они дают весомый экономический результат, есть. Но очень много случаев, когда действуют мошеннические схемы. В том числе и наши чиновники создали подконтрольные фирмы здесь, в Москве, зарабатывают нечестным путем себе на жизнь, буду прямо так и говорить. И Генеральная прокуратура сейчас очень плотно вместе с другими правоохранительными органами занимаются этой проблемой».

На сайте Генпрокуратуры сообщается, что одна из основных причин роста внешней просроченной дебиторской задолженности у предприятий – увеличение запасов продукции на складах, объем которой нередко не соответствует возможностям по ее дальнейшему сбыту. К тому же ненадлежащее изучение деятельности контрагентов, их финансового состояния, платежеспособности и деловой репутации влекли за собой неоплату за отгруженную продукцию. Установлены и факты противоправных действий должностных лиц, связанных с поставками в адрес субъектов товаропроводящей сети.

borisovez@sb.by


Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?