Креветка не кокетка. Да и рак не дурак

Раки в России и в нашей стране водились повсеместно, но предпочитали и предпочитают чистые реки и озера. Эти обитатели водоемов были когда-то общедоступной едой и обязательным элементом национальной кухни. С давних времен они украшали и монастырский, и солдатский, и аристократический стол. Их отваривали к пиву, варили раковые похлебки, пекли пироги с начинкой из ракового мяса. Раки продавались везде, и ловили их все кому не лень. Ловил и я их в своем озере. Сегодня в нем их нет. Теперь на смену ракам, пояснил мне один специалист, приходят креветки. Но я не об этом празднике, а о буднях. И почему в них должны быть раки с креветками. Прежде всего, как утверждают диетологи, они очень полезны для здоровья. Первых надо есть тем, у кого больная печень или слабое здоровье, а также людям, получившим дозу радиации. То есть многим из нас. Креветки тоже не содержат жиров, но в них много белка, витамина В12, необходимого для выработки красных кровяных телец (гемоглобина) и поддержания в надлежащем состоянии нервной системы. В креветках много йода, в сто раз больше, чем в говядине. Поэтому они опять же необходимы для людей, пострадавших от аварии на ЧАЭС. Нужна обитательница субтропических водоемов и для других целей, чисто экологических. Мало кто знает, но креветка прижилась и у нас. И выполняет роль очистителя воды. Вот почему раки и креветки стали объектами пристального внимания наших ученых, входят в тематику их работ, которые, по всей видимости, начнутся с нового года. Об этом рассказал мне ведущий научный сотрудник Научно-практического центра по биоресурсам НАН Беларуси, кандидат биологических наук Анатолий АЛЕХНОВИЧ.

Она «работает» на благо ГРЭС и кормит рыб. Он «борется» с радиацией у кого слабое здоровье.

Раки в России и в нашей стране водились повсеместно, но предпочитали и предпочитают чистые реки и озера. Эти обитатели водоемов были когда-то общедоступной едой и обязательным элементом национальной кухни. С давних времен они украшали и монастырский, и солдатский, и аристократический стол. Их отваривали к пиву, варили раковые похлебки, пекли пироги с начинкой из ракового мяса. Раки продавались везде, и ловили их все кому не лень. Ловил и я их в своем озере. Сегодня в нем их нет. Теперь на смену ракам, пояснил мне один специалист, приходят креветки. Но я не об этом празднике, а о буднях. И почему в них должны быть раки с креветками. Прежде всего, как утверждают диетологи, они очень полезны для здоровья. Первых надо есть тем, у кого больная печень или слабое здоровье, а также людям, получившим дозу радиации. То есть многим из нас. Креветки тоже не содержат жиров, но в них много белка, витамина В12, необходимого для выработки красных кровяных телец (гемоглобина) и поддержания в надлежащем состоянии нервной системы. В креветках много йода, в сто раз больше, чем в говядине. Поэтому они опять же необходимы для людей, пострадавших от аварии на ЧАЭС. Нужна обитательница субтропических водоемов и для других целей, чисто экологических. Мало кто знает, но креветка прижилась и у нас. И выполняет роль очистителя воды. Вот почему раки и креветки стали объектами пристального внимания наших ученых, входят в тематику их работ, которые, по всей видимости, начнутся с нового года. Об этом рассказал мне ведущий научный сотрудник Научно-практического центра по биоресурсам НАН Беларуси, кандидат биологических наук Анатолий АЛЕХНОВИЧ.

— Как креветка «приплыла» к нам? История интересная и давнишняя. Креветки у нас никогда не водились. Они появились в Беларуси благодаря научным исследованиям профессора, доктора биологических наук Нины Хмелевой. Работала она в Институте зоологии. Именно Нина Николаевна постаралась, чтобы у нас появился этот субтропический вид.

— А почему Нина Николаевна обратила свой взор на креветку, что послужило началу ее работ?

— Я в то время был аспирантом у Хмелевой. В результате анализа тех условий, которые складываются в водоеме охладителя электростанций, а там всегда очень высокая температура, сопоставляя параметры среды, необходимые для ряда животных, она пришла к мысли, что креветки в состоянии жить и у нас. Провели исследования, сначала экспериментальные в аквариумах, затем в садках на водоеме охладителя Березовской ГРЭС. После этого подготовили биологическое обоснование на вселение креветки. И процесс пошел, все сложилось удачно.

— И где вы, Анатолий Васильевич, нашли креветок не кокеток, которые не боятся суровых условий?

— В Московской области. Там была ГРЭС имени Классона. И в водоем-охладитель  для борьбы с водорослями завезли рыб из Китая, а с ними и креветок. Случайно, конечно. Но они, на удивление, прижились, стали размножаться. А почему на удивление? Потому что креветка — обитательница субтропических рек и озер. Размножается при температуре не ниже 20 градусов тепла, а при температуре 4 градуса уже не питается. Наши зимы для нее очень неблагоприятны. Но в водоемах — охладителях электростанций, как известно, вода теплая.

Так вот эта креветка прижилась и у нас, стала хорошо размножаться. И уже появилась ее популяция, которая достигает большой численности.

— А не поедают ли рыбы этих креветок, не стали ли они лакомством для них?

— Поедает ее даже мирный карп. Особенно личинок, потому что они свое развитие проходят в планктоне. А за донными креветками охотится и сом, и окунь, и все хищники. Но это не беда, не большой урон. По нашим прикидкам, четверть потока энергии и вещества в бентосном сообществе сейчас приходится на популяцию креветок, что очень отрадно.

— Но промыслового вылова креветок нет?

— Они очень мелкие. И мы с удивлением читаем, как китайцы умудряются поставлять ее десятками тонн. А у нас пока отношение любительское, когда пруды спускаются, то там, где креветок много, их собирают. Мы, ученые, если бываем в тех краях осенью, тоже не упускаем момента полакомиться ими. Они такие вкусные, нежные.

Конечно, было бы неплохо оценить потенциальные возможности популяции, сколько можно изымать и поставлять в торговлю.

— А раз промышленного вылова креветок нет, то невольно возникает вопрос: почему они запущены туда, какая польза от них?

— В канал водоема — охладителя станции поступает огромное количество органического вещества благодаря тому, что там есть отделение рыбхоза и есть садковое рыболовство по выращиванию разных рыб, в том числе и экзотических. Корма, которые поступают им, проваливаются и частично уходят в экосистему водоема-охладителя. Это все приводит к его цветению, причем очень мощному. Прозрачность может быть не более пяти сантиметров. Ну и креветки, которым хорошо в такой воде, стали своего рода очистителями. А точнее, их личинки.

— Знаю, что ученые озабочены и выловом раков. В последнее время не вижу их в продаже, их мало в реках и водоемах. Почему?

— Рак не дурак, он не живет в грязной воде, в воде, куда стекают и удобрения, и ядохимикаты. Это первое. А второе, сказывается, вероятно, рачья чума, которая вспыхивает порой в водоемах. Есть озеро Олтуш в Малоритском районе. Там было громадное количество раков. Ловили их и любители, и местное сельскохозяйственное предприятие, которое арендовало водоем. Раков продавали фирмам. Всем хватало. И вдруг они исчезли. Почему? Думаю, популяцию подкосила чума. Было много раков в Припяти, в Светлогорском водохранилище. В водохранилище они и сейчас есть.

Скажу, что почти все наши озера и реки могут стать местом обитания раков, если их туда пересаживать, если вести мудрую политику. Надо пересмотреть подходы. И к охране, и к вылову. Запреты, ограничение сроков вылова не всегда способствуют восстановлению численности.

А если говорить об эффективном неубыточном вылове раков, то складывается парадоксальная ситуация. Преуспеть здесь не может ни частник, ни государство. Следуя правилам, вылавливать раков можно только в тех водоемах, которые находятся либо в аренде, либо в собственности пользователя. А численность рака, к сожалению, не такая высокая, чтобы, сделав ставку на один водоем, можно было наладить устойчивый и прибыльный вылов. Надо разрешить вылов рака в водоемах общего пользования. А вообще, самая лучшая организация по вылову раков — создание специальных мест, которые назывались раньше ракарнями. Ракарни существовали на ручьях и малых реках. Там накапливалось нужное количество раков. И уже оттуда деликатесная продукция отправлялась потребителю. Такой опыт был, но его подзабыли.

— Надо возвращаться, Анатолий Васильевич, к доброй традиции, тем более что спрос на раков есть.

— Есть. Знаете, килограмм их стоит 60—70 тысяч рублей. Какая рыба продается по такой цене? И в Европу возить не надо. У себя можно иметь большую прибыль.

— У нас только один рыбхоз на Полесье пытается организовать выращивание раков, но технология пока не отработана. И раки в наших магазинах — редкость. А они, как выясняется, полезны и очень нужны жителям нашей страны, которые пострадали от аварии на ЧАЭС.

— Мы, ученые, озабочены этой проблемой. Республиканский фонд фундаментальных исследований принял решение о финансировании работ по изучению раков, по выдаче рекомендаций для интенсификации промысла. Финансирование этих работ планировалось из двух источников: фондом и Министерством сельского хозяйства и продовольствия. В министерстве пока раздумывают.

Евгений КАЗЮКИН, «БН

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?