Креста ставить негде

Когда сельский погост напоминает памятник человеческому безразличию

В лесу у деревни Рачки Жабинковского района сохранилось старое кладбище. Первые могилы на этом месте появились в начале XIX века. Последние 40 лет кладбище закрыто. И с каждым годом тихий сельский погост все больше напоминает памятник человеческому безразличию.

Заброшенный погост


— Видите высокие деревья? Когда-то здесь было имение, принадлежавшее генерал-майору царской армии Павлу Потулову. За вклад в победу над Наполеоном он получил 330 гектаров земли. По его указанию на кладбище построили каплицу, где Потулова с супругой впоследствии и похоронили. Все чин по чину — в офицерском мундире, с наградами и золотым кортиком, — вместе с жителем Рачков Владимиром Михайловичем мы идем по свекольному полю. Нормальной дороги на сельское кладбище нет. Ее давно перепахали под сельскохозяйственные нужды. Через несколько десятков метров посевы свеклы сменяет кукуруза. 

— На кладбище хоронили жителей деревень Рачки, Нагораны и Пшенаи, — продолжает Владимир Михайлович, перешагивая через зеленые кукурузные стебли. — Когда уровень грунтовых вод поднялся, решили обустроить новое кладбище неподалеку. А здесь с 1979 года никого не хоронят.

Среди кустов замечаю металлический крест. Похоже, пришли. Владимир Михайлович рассказывает, что на этом кладбище обрели покой многие его родственники. У некоторых памятников лежат цветы. Но большинство захоронений недосмотрены. Чем дальше мы продвигаемся вглубь погоста, тем забытых могил становится больше.

— Каждый год на Радоницу сюда приходят полтора-два десятка человек, ухаживают за могилами своих близких. Но навести порядок на самом кладбище им не по силам. Вы же видите, что тут творится, — разводит руками Владимир Михайлович.

Мы стоим у того места, где раньше была каплица Потулова. Ее границы различимы и сейчас среди густой растительности. В конце 1930-х — начале 1940-х строение растащили на кирпичи, а могилу разграбили. Сейчас на этом месте растет дуб.

Превратности памяти

Чуть дальше замечаю кованый крест, вросший в дерево. Рядом — несколько ухоженных захоронений. На памятниках развеваются ленточки. Владимир Михайлович поправляет согнутый до земли крест. Некоторые надгробия и вовсе разбиты. Вандалы похозяйничали, не иначе. Останавливаемся у одной из могил, читаем надпись на металлическом кресте: «За упокой Демьяна, Ивана, Антона и Матвея Головенчуков. 1879 год». Захоронений, которым больше 100 лет, здесь немало. 

Владимир Михайлович показывает в сторону:

— Посмотрите, человека похоронили в 1927 году, а о нем помнят. Место погребения ухожено, лежат цветы. Неподалеку три детские могилки, тоже досмотрены. Жаль, что такое отношение к давно усопшим близким не правило, а исключение.

Под ногами хрустят сухие ветки, рухнувшие деревья встречаются все чаще. Среди этих, без преувеличения, джунглей возвышаются десятки памятников. Забытых и никому не нужных. К некоторым даже подойти невозможно. Жуткое зрелище.

Владимир Михайлович рассказывает, что жители Рачков обращались в Жабинковский райисполком с просьбой обратить внимание на сельский погост. Безрезультатно. На бумагах этого кладбища не существует. Выходит, что и хозяина у него нет. Осенью прошлого года из райисполкома пришел ответ, что на кладбище сохранилось семь могил, что в списке историко-культурных ценностей оно не значится и что жителям окрестных сел предлагалось поучаствовать в субботнике, навести порядок на погосте, однако желания сделать это никто не изъявил. 

С таким подходом мой собеседник не согласен:

— Во-первых, здесь далеко не семь захоронений — как минимум в 10 раз больше. Стоя на этом месте, я могу насчитать 17. Во-вторых, за могилами близких присматривают, как правило, люди пожилые. Они должны убирать эти заросли, брать лесорубочные билеты, валить деревья? В-третьих, даже если погост не представляет исторической ценности, это не значит, что он должен находиться в столь удручающем состоянии. Не должно такого быть в XXI веке, мы же цивилизованный народ! В Правилах содержания мест захоронений черным по белому написано: на закрытых кладбищах должен поддерживаться общий порядок. Почему они не соблюдаются? 

Порядок должен быть во всем

Полтора года назад сельские активисты обращались к Владимиру Пузыревскому, тогда еще депутату Палаты представителей Национального собрания. Он разъяснил, как должен быть организован уход за кладбищами:

«…Организация работ по содержанию и благоустройству мест погребения осуществляется местными исполнительными и распорядительными органами базового территориального уровня, поселковыми, сельскими исполнительными комитетами». В ответе депутата также отмечалось, что местным органам власти указано на необходимость устранить недостатки. За полтора года их меньше не стало. Скорее, наоборот. 

Председатель Жабинковского сельисполкома Галина Окулич пояснила: раньше земля, на которой находится старое кладбище, относилась к Хмелевскому сельисполкому и на балансе как место захоронения не значится. Теперь это и вовсе территория лесфонда:

— Там уже 40 лет никого не хоронят. Причем в 1970-х годах были только единичные погребения — основная часть могил гораздо старше и относится к концу XIX века. Наследники за ними давно не присматривают. Исторической ценности эти захоронения не представляют. Тем не менее порядок на старом кладбище наведем. Этот вопрос решается. С сельхозпредприятием есть договоренность, что будет восстановлена возможность движения транспорта. Уже оформляются лесорубочные билеты, лишние деревья и кусты будут убраны.

Участок, примыкающий к старому кладбищу, когда-то принадлежал семье Веры Войтюк. Здесь находился хутор ее деда. Вера Ивановна родилась в 1929 году, работала учителем в школе, жила недалеко от старого погоста:

— Каплицу, которая стояла на кладбище, я хорошо помню. Как-то, уже после войны, копали с мамой картошку, услышали со стороны кладбища характерный стук. Подошли поближе и увидели, как один мужик отбивал от постройки кирпичи и складывал на воз. Так каплицу и растащили. Могилу Потулова тоже разграбили. Сняли награды, забрали золотой кортик. За кладбищем люди ухаживали, пока могли. А кто теперь этим заниматься будет? У стариков желание, может, и есть, только вот сил уже не осталось.  

p.losich@gmail.com

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Александр,53,Бобруйск
Честно говоря не помню,как обстояли дела по данному вопросу во времена СССР,но после распада оного всё пустили на самотёк,прекрасно осознавая,что у села нет денег на поддержание мОгилок в достойном состоянии,да и сейчас этим никто не занимается,даже идеологи об этом молчат..........
Рамзес Анубисович
у нас дача в деревне, так там тоже есть заброшенное кладбище (судя по датам на плитах, в последний раз на нём кого-либо хоронили в 1915 году" - так оно в куда более плачевном состоянии - совсем заросло, плиты валяются, прямо по могилам лет 10 назад проложили проезд служебного предназначения
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости