Крест и роза

О войне в Афганистане

В начале августа приступил к исполнению своих обязанностей новый генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен. Новый генсек дал недавно обширную пресс–конференцию, очертив главные задачи альянса. Андерс Фог Расмуссен поставил развитие отношений с Россией на второе место после главной задачи — войны в Афганистане. В то же время он обещает продолжить политику расширения военной организации и признает, что в отношениях с Москвой будут проблемы. В частности, НАТО намеревается требовать от РФ «соблюдения международных правил в отношении соседей». Однако это не мешает новому генсеку публично обращаться за поддержкой к России в афганской кампании.


Думаю, уже в ближайшие месяцы Расмуссен займется координацией действий стран–членов по двум важнейшим направлениям — подготовке проекта новой стратегической концепции альянса и корректировке стратегии НАТО в Афганистане с учетом изменившихся задач, поставленных президентом США. Роза ветров, выбранная в качестве символа этой организации, меняется...


Барак Обама выдвинул на пост верховного главнокомандующего объединенными вооруженными силами НАТО в Европе адмирала Джеймса Ставридиса, который до этого возглавлял Южное командование США, ответственное за операции в Латинской Америке. Адмирал Ставридис стал первым военным моряком на этой должности — прежде этот пост всегда занимали американские «четырехзвездные» генералы. Он свободно говорит по–французски, что немаловажно, так как в НАТО два рабочих языка (английский и французский).


На пост посла США в НАТО Барак Обама предложил Иво Даалдера, бывшего сотрудника Совета национальной безопасности США, который в последние годы работал старшим исследователем в Институте Брукингса. Еще в 2006 году в статье «Глобализация НАТО» в журнале «Форин афферс» Иво Даалдер вместе с Джеймсом Голдгейером доказывал, что Североатлантический союз не может оставаться исключительно региональной организацией.


Как недавно заметил Стен Риннинг на страницах канадской газеты «Глоб энд мейл», «НАТО сейчас стоит на распутье». Альянс, обремененный большим количеством новых задач и новых партнеров, «страдает от перенапряжения и растущих внутренних противоречий».


Существуют самые разные точки зрения на то, чем должен заниматься Североатлантический союз в современных условиях, но их можно свести к двум основным. Одна позиция, которая уже давно пользуется популярностью среди политиков Соединенных Штатов и Великобритании, состоит в том, что НАТО следует двигаться в сторону превращения в многоцелевую глобальную организацию, способную проводить масштабные боевые и контрповстанческие операции в любой части мира, где бы это ни потребовалось.


Другая позиция, которой симпатизируют в Париже, а особенно рьяно ее отстаивают новобранцы альянса из «новой Европы», заключается в том, что НАТО должно вернуться к своим истокам, к тем временам, когда основной заботой стран–членов была безопасность в Евроатлантическом регионе, нередко понимаемая как противодействие «военной угрозе» и давлению со стороны России.


Как представляется, в предстоящих дискуссиях в штаб–квартире НАТО в Брюсселе в конечном итоге возобладает более сбалансированный подход, так или иначе учитывающий обе обозначенные позиции, но лишенный их крайностей.


Куда более сложным может оказаться поиск вариантов решения афганской проблемы, которая с подачи Вашингтона стала для альянса самой сильной головной болью. В ходе афганской операции, как известно, возникли трения между союзниками. В опасных районах на востоке и юге Афганистана воюют наиболее «преданные» из них (США, Великобритания, Канада, Дания). Другие члены НАТО установили и до сих пор сохраняют разного рода ограничения на применение военной силы, это характерно, например, для ФРГ. Часть стран альянса вообще присутствует в Афганистане только формально.


Так что НАТО становится, по удачному выражению Стена Риннинга, «трехслойным союзом»: США выполняют самую тяжелую и грязную работу, причем как в рамках альянса, так и за его пределами. Некоторые страны (в наибольшей степени атлантически ориентированные) им активно помогают. Остальные же предпочитают держаться в стороне, находиться там, где мало стреляют.


Показательно, что за июль войска стран НАТО потеряли в Афганистане 69 человек убитыми, из них 32 военнослужащих США и 22 — Британии.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Сафонов Анатолий
Богатые решают свои амбиции перешагивая через человеческие жизни. Войска НАТО потеряли 68 человек!? А сколько мирных жителей погибло? Афганцев и иракцев уже и за людей не считают! Сотни тысяч! Это уже - геноцид! Боже! Где твой суд!?
Борисыч
Друг вернулся из командировки в Афганистан. Рассказал много интересного о пребывании армейского контингента НАТО в этой стране. С его слов, прежде всего, впечатляет обеспечение безопасности места дислокации (инженерное обеспечение, средства разведки и.т.д.) При всех инженерно-технических мероприятиях организована караульная служба. Удивило моего друга то, что при температуре +35С женщина-часовой (американские ВС) была одета в полный боевой комплект (бронежилет, каска, комплект вооружения, оптические средства слежения, средства оказания медпомощи...) Ситуацию прояснил сержант этого подразделения США. Нарушение контракта - нет страховке и прочим выплатам... А дальше этот же сержант задал интересный вопрос: " Вы же с ними воевали, но почему такой респект к Вам, почему, когда узнают кто Вы (шурави) подают руку, улыбаются и приглашают в гости..." Друг ответил, что это потому, что мы относились к афганцам, как равным. Я с ним согласен.
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?