Крэсовый поход

Кому служит пани История?

Кому служит пани История?


23 сентября польский сейм намерен принять резолюцию, в которой отмечается, что в действиях советских войск против поляков видны «признаки геноцида», в частности, в событиях 1940 г. в Катыни, где были расстреляны около 22 тыс. польских офицеров. Об этом пишет российская газета «Ведомости» со ссылкой на польские СМИ.


Несомненно, и это уже очевидно сегодня, что московские публицисты ответят не менее мощным пропагандистским залпом...


Собственно, это старая политическая игра Москвы и Варшавы, запада и востока, в которой вопреки известному афоризму история превратилась в служанку идеологии.


Особенно это заметно сегодня, когда отмечается 70–летие воссоединения Белоруссии. Между тем многие историки, в том числе и белорусские, предупреждают: изучение сложных отношений, особенно в период 1919 — 1939 годов — это удел исторической науки, но никак не предмет политических спекуляций.


Огромный объем архивных материалов вполне позволяет осуществить детальную разработку общественно значимой темы. Именно факты, а не домыслы и манипуляции позволяют оценить события, которые сегодня, увы, получают политически ангажированную интерпретацию и взаимоисключающие оценки.


О чем же говорят факты?


«Я спалю ўсю вашу Беларусь, калi мне будзе патрэбна!»


В период 1919 — 1921 годов имела место агрессия Польши против молодого белорусского государства — БССР, получившая обозначение в историографии как «советско–польская война». На самом же деле, считают неангажированные историки, следует говорить о попытке возрожденного после окончания Первой мировой войны польского государства расширить свою территорию за счет присоединения этнических белорусских земель. К середине 1919 года большая часть территории Белоруссии до реки Березины оказалась захваченной польскими войсками.


В 1920 году вышла брошюра А.Луцкевича. Он был в 1919 — 1920 гг. одним из руководителей БНР, и, естественно, заподозрить его в лояльности к «советам» трудно... Так вот название книги Луцкевича говорило само за себя: «Польская окупацыя ў Беларусi». Это красноречивый исторический документ, свидетельствующий о произволе и насилии варшавских властей по отношению к населению Белоруссии. В брошюре приводятся многочисленные примеры, как называет автор, «актаў польскага тэрору ў Меншчыне».


Вот характерный эпизод, приведенный в качестве примера А.Луцкевичем. В марте 1920 года к генералу Шептицкому, одному из представителей польских во-оруженных сил, пришла делегация активистов БНР во главе с профессором В.Ивановским. Когда делегация заявила, что сжигание белорусских деревень грозит голодом всему краю, «Шэптыцкi ўсхапiўся, стукнуў кулаком па столе i крыкнуў: — «Я спалю ўсю вашу Беларусь, калi мне будзе патрэбна!»...


Остаться самим собой...


Варшавские политики того времени самым эффективным способом решения белорусского национального вопроса на «ўсходнiх крэсах» считали ускоренное ополячивание белорусского населения. Красноречивый факт — по данным самих польских исследователей, если в 1919 — 1920 учебном году здесь существовало 514 белорусских школ, то через три года — уже только 32. Лишая белорусский народ собственной интеллигенции, низведя его до ранга «мужыкоў», «паны» обрекали его на ликвидацию как отдельного этноса, лишали национальной будущности.


Но еще никому в истории не удалось осуществить ликвидацию души, а она у «восточного населения» была своя, белорусская. То, что понимаемые панской Польшей как «усходнiя крэсы» не были просто территорией, свидетельствуют такие имена, как Максим Танк, а также Б.Тарашкевич, С.Рак–Михайловский, П.Мятла... Эти и другие общественные и культурные деятели были душой и голосом народа со своей собственной, ни польской, ни русской — но белорусской идентичностью. И не зря польские власти применили самые жестокие репрессии по отношению к членам «Беларускай сялянска–работнiцкай Грамады», разгромленной в 1927 году. Это тоже была попытка уничтожения национального самосознания...


Конечно, эмоциональный критик возразит: так ведь многие, кому удалось вырваться из лап дефензивы, в том числе и лидер громады Бронислав Тарашкевич, не пережили сталинских репрессий 1937 — 1938 гг. И все же со скорбью возражу: все эти факты — но без передергиваний и спекуляций — тоже рисуют трагическую картину той эпохи.


Учите историю...


На основании архива Службы внешней разведки РФ недавно был составлен сборник уникальных документов, малоизвестных даже просвещенной публике. Так, в них приводится послание Сталина Рузвельту о том, что «террористические акты польских боевиков против солдат и офицеров Красной Армии делают их пособниками нацистов».


А в книге исследователя Е.Семашко «Армiя Краёва на Беларусi» на основе документальных материалов показано, как АК погубила тысячи наших людей. Например, на Столбцовщине «аковцы» убили около 6 тысяч «большевиков», большая часть которых была простыми селянами. После прихода Красной Армии, пишет Семашко, многие польские полицаи уходили в леса, сколачивая банды. Одна из таких группировок «аковского» подполья убила около 20 тысяч советских и партийных работников в Белоруссии. При этом, отмечает историк, отряды «аковцев» осуществляли акты жестокого террора против населения непольской национальности... И сколько подобных примеров на Минщине, Брестчине, Гродненщине могут рассказать не только историки, но еще и живые свидетели...


История катком прошлась через нашу землю не только в XX веке. Это факт, который нельзя изменить. Но можно изменить другое — попытки по–прежнему рассматривать Беларусь лишь как объект чьих–то интересов и геополитических игр. Скажем, сегодня «Газета выборча» пишет: «Для 60 процентов поляков события 17 сентября — это аннексия польских территорий советскими войсками». Читаю некоторые другие варшавские газеты, про Беларусь вообще ни слова — «крэсы» — т.е. «восточные земли»... С другой стороны, некоторые московские публицисты упорно твердят об освобождении русских земель в 1939 году. Складывается впечатление, что для кого–то речь идет о неких отвлеченных понятиях. Для всех нас ключевым является то, что речь идет о Беларуси, о белорусском народе, о нашем с вами праве на эту землю... И нам, собственно, как и всем, очень не хотелось, чтобы нашу историю переписывали черными, красными, бело–красными etc. чернилами. История у нас одна. И она должна быть правдивой. И писать ее должны не циничные политики, а народы...

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости