Крэсовый поход

Кому служит пани История?

Кому служит пани История?


23 сентября польский сейм намерен принять резолюцию, в которой отмечается, что в действиях советских войск против поляков видны «признаки геноцида», в частности, в событиях 1940 г. в Катыни, где были расстреляны около 22 тыс. польских офицеров. Об этом пишет российская газета «Ведомости» со ссылкой на польские СМИ.


Несомненно, и это уже очевидно сегодня, что московские публицисты ответят не менее мощным пропагандистским залпом...


Собственно, это старая политическая игра Москвы и Варшавы, запада и востока, в которой вопреки известному афоризму история превратилась в служанку идеологии.


Особенно это заметно сегодня, когда отмечается 70–летие воссоединения Белоруссии. Между тем многие историки, в том числе и белорусские, предупреждают: изучение сложных отношений, особенно в период 1919 — 1939 годов — это удел исторической науки, но никак не предмет политических спекуляций.


Огромный объем архивных материалов вполне позволяет осуществить детальную разработку общественно значимой темы. Именно факты, а не домыслы и манипуляции позволяют оценить события, которые сегодня, увы, получают политически ангажированную интерпретацию и взаимоисключающие оценки.


О чем же говорят факты?


«Я спалю ўсю вашу Беларусь, калi мне будзе патрэбна!»


В период 1919 — 1921 годов имела место агрессия Польши против молодого белорусского государства — БССР, получившая обозначение в историографии как «советско–польская война». На самом же деле, считают неангажированные историки, следует говорить о попытке возрожденного после окончания Первой мировой войны польского государства расширить свою территорию за счет присоединения этнических белорусских земель. К середине 1919 года большая часть территории Белоруссии до реки Березины оказалась захваченной польскими войсками.


В 1920 году вышла брошюра А.Луцкевича. Он был в 1919 — 1920 гг. одним из руководителей БНР, и, естественно, заподозрить его в лояльности к «советам» трудно... Так вот название книги Луцкевича говорило само за себя: «Польская окупацыя ў Беларусi». Это красноречивый исторический документ, свидетельствующий о произволе и насилии варшавских властей по отношению к населению Белоруссии. В брошюре приводятся многочисленные примеры, как называет автор, «актаў польскага тэрору ў Меншчыне».


Вот характерный эпизод, приведенный в качестве примера А.Луцкевичем. В марте 1920 года к генералу Шептицкому, одному из представителей польских во-оруженных сил, пришла делегация активистов БНР во главе с профессором В.Ивановским. Когда делегация заявила, что сжигание белорусских деревень грозит голодом всему краю, «Шэптыцкi ўсхапiўся, стукнуў кулаком па столе i крыкнуў: — «Я спалю ўсю вашу Беларусь, калi мне будзе патрэбна!»...


Остаться самим собой...


Варшавские политики того времени самым эффективным способом решения белорусского национального вопроса на «ўсходнiх крэсах» считали ускоренное ополячивание белорусского населения. Красноречивый факт — по данным самих польских исследователей, если в 1919 — 1920 учебном году здесь существовало 514 белорусских школ, то через три года — уже только 32. Лишая белорусский народ собственной интеллигенции, низведя его до ранга «мужыкоў», «паны» обрекали его на ликвидацию как отдельного этноса, лишали национальной будущности.


Но еще никому в истории не удалось осуществить ликвидацию души, а она у «восточного населения» была своя, белорусская. То, что понимаемые панской Польшей как «усходнiя крэсы» не были просто территорией, свидетельствуют такие имена, как Максим Танк, а также Б.Тарашкевич, С.Рак–Михайловский, П.Мятла... Эти и другие общественные и культурные деятели были душой и голосом народа со своей собственной, ни польской, ни русской — но белорусской идентичностью. И не зря польские власти применили самые жестокие репрессии по отношению к членам «Беларускай сялянска–работнiцкай Грамады», разгромленной в 1927 году. Это тоже была попытка уничтожения национального самосознания...


Конечно, эмоциональный критик возразит: так ведь многие, кому удалось вырваться из лап дефензивы, в том числе и лидер громады Бронислав Тарашкевич, не пережили сталинских репрессий 1937 — 1938 гг. И все же со скорбью возражу: все эти факты — но без передергиваний и спекуляций — тоже рисуют трагическую картину той эпохи.


Учите историю...


На основании архива Службы внешней разведки РФ недавно был составлен сборник уникальных документов, малоизвестных даже просвещенной публике. Так, в них приводится послание Сталина Рузвельту о том, что «террористические акты польских боевиков против солдат и офицеров Красной Армии делают их пособниками нацистов».


А в книге исследователя Е.Семашко «Армiя Краёва на Беларусi» на основе документальных материалов показано, как АК погубила тысячи наших людей. Например, на Столбцовщине «аковцы» убили около 6 тысяч «большевиков», большая часть которых была простыми селянами. После прихода Красной Армии, пишет Семашко, многие польские полицаи уходили в леса, сколачивая банды. Одна из таких группировок «аковского» подполья убила около 20 тысяч советских и партийных работников в Белоруссии. При этом, отмечает историк, отряды «аковцев» осуществляли акты жестокого террора против населения непольской национальности... И сколько подобных примеров на Минщине, Брестчине, Гродненщине могут рассказать не только историки, но еще и живые свидетели...


История катком прошлась через нашу землю не только в XX веке. Это факт, который нельзя изменить. Но можно изменить другое — попытки по–прежнему рассматривать Беларусь лишь как объект чьих–то интересов и геополитических игр. Скажем, сегодня «Газета выборча» пишет: «Для 60 процентов поляков события 17 сентября — это аннексия польских территорий советскими войсками». Читаю некоторые другие варшавские газеты, про Беларусь вообще ни слова — «крэсы» — т.е. «восточные земли»... С другой стороны, некоторые московские публицисты упорно твердят об освобождении русских земель в 1939 году. Складывается впечатление, что для кого–то речь идет о неких отвлеченных понятиях. Для всех нас ключевым является то, что речь идет о Беларуси, о белорусском народе, о нашем с вами праве на эту землю... И нам, собственно, как и всем, очень не хотелось, чтобы нашу историю переписывали черными, красными, бело–красными etc. чернилами. История у нас одна. И она должна быть правдивой. И писать ее должны не циничные политики, а народы...

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Антось
Ну что историки?.. Польские историки говорят одно, русские - другое, а белорусские... увы, внятно ничего не говорят. Хотя книга Семашко действительно важна, но это исключение. Не пора ли белорусским историкам приступить, наконец, к созданию фундаментального труда по истории Беларуси, расставить все акценты. Вообще, Академия наук у нас, если не считать медицину и порошковую металлургию - еще то заведение.
Питерский белорус
Согласен, историю не должны писать циничные политики. Ее, в первую очередь, должны писать добросовестные специалисты, имеющие в своем распоряжении все необходимые источники, в том числе и закрые до сего дня архивы. <br /> <br />
Польские власти в межвоеннный период, конечно, были далеко не ангелами по отношению к белорусскому национальному движению. Но они, насколько мне известно, не расстрели ни одного деятеля белорусской науки, культуры, литературы, хотя в тюрьмах некоторые побывали. А теперь сравните с тем, что происходило в БССР. В том числе и с активистами КПЗБ.
Louis Vuitton Начало
Восемь лет назад на экраны польского телевидения вышел фильм Ежи Войцика «Врота Европы», снятый по роману «Госпиталь в Тихиничах», родившегося в имении Калужице под Минском, писателя Мельхиора Ваньковича. Произведение, как и фильм, были посвящены событиям 1918 года, когда поляки сражались с «большевицкими ордами» идущими с востока, а ареной этой войны цивилизаций была Беларусь, а именно Могилевщина. Лейтмотивом картины была идея о том, что «крэсы» - это ворота в европейскую цивилизацию, территория   навсегда связанная с Польшей. Кстати, подобное мнение существует не только в литературе и культуре, но и в общественном сознании современного польского общества. Спросите сегодня любого поляка, что такое «крэсы», и он без раздумья скажет, что это польские восточные территории, когда то отторгнутые завоевателями. <br /> <br />
Не будем сейчас анализировать кто у кого и что отбирал, но факты свидетельствуют, что даже потомственные дворяне белорусских губерний Российской империи в ХІХ веке, которых польские историки поголовно относили и продолжают относить к польской этнической группе, себя таковыми не считала. Они, создали организацию «Край», которая стала ответом экспансионистскому давлению со стороны нарастающего национализма, шедшего из Королевства Польского. Одна из активных деятелей «крайового» движения Констанция Скирмунт, на страницах своих книг и статей защищала идею о том, что и Беларусь, и Литва¸ и Украина имеют свою особую, отличную от Польского Королевства историю, связанную с традициями, когда то могущественного, Великого Княжества Литовского. Она подчеркивала, что понятие «тутэйшасць» выражала сердечную связь белорусской шляхты с крестьянами, с землей, с ее тысячелетней историей, с похороненными в этих землях предками. Со времен, когда Литва объединилась с Беларусью, когда к этому союзу присоединилась Польша, земли ВКЛ стали классической территорией совместного проживания братских народов. Без этой связи с историческими корнями дворянство Беларуси и Литвы, по мнению К. Скирмунт, не имело будущего. Как показали дальнейшие исторические события, происходившие на белорусских землях, польская публицистка была как никогда права. <br /> <br />
Польско-советская война 1920 года, оккупация части Беларуси польскими войсками и последующее включение этнически белорусских земель в состав Второй Речи Посполитой, поставили крест на перспективе мирного сосуществования братских народов, и посеяли вражду между ними, от которой мы до сих пор не можем избавиться.
Louis Vuitton Продолжение
Недавняя семидесятилетняя годовщина начала Освободительного похода Красной Армии в Западную Беларусь и Западную Украину еще раз доказала, что мотив «крэсов» до сих пор живее всех живых, и играет первостепенную роль в формировании внешней политики нашей западной соседки. Некоторые известные политологи трактуют этот феномен как «политика памяти». Тут стоит брать во внимание особый польский взгляд на прошлое Восточной Европы и роль Польши в судьбе континента. Исторически, польскую внешнюю политику формировали две основные идеи: пястовская (западная), которая основывалась на продвижении интересов Польши на западе, и активном взаимодействии или противодействии ее с Германией, и ягеллонская (восточная) которая основывалась на расширении польского этнического пространства на Востоке на землях Беларуси, Украины и Литвы. Последняя, как раз и была главенствующей у идеологов межвоенной Польши, которые не желали довольствоваться лишь «крэсами всходними» и хотели построить Речь Посполитую «от можа до можа». Но история распорядилась по-своему, наказав поляков за непомерные амбиции. После Второй Мировой войны границы в Европе были определены окончательно, и Польша должна была отказаться от продвижения «ягеллонской идеи». На тот момент коммунистической Варшаве было не до «грусти» по утраченным восточным землям. Но что интересно, и эмигрантские круги также выступили за, выражусь модным нынче словом, «перезагрузку» отношений своей страны с восточными соседями. В опубликованной в 1973 году в парижском журнале «Культура» статье «Польская «Ostpolitik» патриарх польской эмигрантской политической мысли Юлиуш Мирошевский подчеркивал, что Польша просто обязана признать право белорусов, украинцев и литовцев на самоопределение и на формирование собственных государств на своих этнических территориях. В другой своей статье «Польский комплекс» России и территория УЛБ (Украины, Литвы и Беларуси)» он отмечал что 'Ягеллонская идея' только для поляков не имела ничего общего с империализмом, однако, для литовцев, украинцев и белорусов она представляла собой чистейшую форму традиционного польского империализма. «В Восточной Европе - если на этих землях когда-то воцарит не только мир, но и свобода - нет места никакому империализму: ни русскому, ни польскому. Мы не можем горланить, что русские должны отдать украинцам Киев, и требовать в то же время, чтобы Львов вернули Польше. Это та самая 'двойная бухгалтерия', которая в прошлом делала невозможным преодоление барьера исторического недоверия между Польшей и Россией. Русские подозревали, что мы антиимпериалисты только по отношению к русским - это значит, что мы желаем, чтобы место русского империализма занял польский. Мы ведем себя как шляхтич, потерявший свое имение.», - отмечал польский публицист. Еще один «эмигрантский зубр» Ежи Гедройць призывал навсегда расстаться с мыслями о ревизии польских границ на востоке, с надеждами вернуть Вильно и Львов и считал гораздо более важным установление добрых отношений с восточными соседями.
Louis Vuitton Окончание
К моему большому сожалению, эти здравые мысли лишь отчасти были реализованы в современной Польше. После 1989 года на западе от Буга происходит не только реанимация «ягеллонской идеи», но и ее трансформация. Конечно, по нормам международного права поляки считаются со своими новыми старыми соседями. Но, это им не мешает постоянно поддерживать в обществе идею о потере восточных территорий, о трагедии «кресов», об « ударе в спину». Сегодня к примеру, интернет-портал «Gazety Wyborczej» встречает своих посетителей разделом, под названием «Конец крессов», и картой белорусских и украинских территорий Второй Речи Посполитой. На главной странице портала «kresy24.pl» размещен плакат с надписью «17.09.1939 года. Мы помним» и огромная подборка статей, посвященных данному событию. Кроме печатных изданий и интернета по всей стране проводились акции, выставки и прочие мероприятия, цель которых напомнить польскому обществу о том, у Польши, когда то были «крэсы» и семьдесят лет назад их не справедливо отняли. Конечно, все бы ничего, историю нужно помнить, но зачем так открыто заниматься «исторической ревизией» и доказывать, что все вокруг виноваты в проблемах польского государства в 30-х годах ХХ века? Зачем называть своими окраинами территории других, суверенных государств? <br /> <br />
К сожалению, приходится констатировать, что Польша до сих пор не смирилась с утратой «восточных территорий» и при каждом удобном случае пытается выставить исторические мотивы в качестве аргументов при построении своей внешней политики. От такого положения дел не стоит ожидать чего то хорошего, тем более, все та же история неоднократно доказала, что эта память о «крэсах» и экспансионизм приводит к негативным последствиям для самого польского государства. Хочется верить, что здравый смысл победит, а «ягеллонская идея» уступит идее уважительного отношения к историческим традициям сосуществования народов в восточноевропейском регионе.
Рокот Космодрома
Вика, уточните,пожалуйста, какие именно "московские публицисты упорно твердят об освобождении русских земель в 1939 году". Так как польские источники вы указали, а российские нет. Непорядок, однако...
Сергей
В общем, то не удалось полякам, вполне удалось русским. С чем их поздравляю.
АЮВ
Оставьте историю историкам. Она у нас самая непредсказуемая. То Сталин войну выиграл, то Хрущев, то Брежнев. Горбачев молодой, а то бы изучали книгу воспоминаний "Подводные лодки в степях Ставрополья". Кстати, а почему бы Е.Семашко на основе документальных материалов не показать сколько тысяч польских граждан погубила "Красная Армия". Причем не в ходе боевых действий находящихся с оружием в руках, а уже пленных, безоружных и беззащитнных людей. Пусть поднимет документальные материалы по угнанным в Сибирь "чуждым элементам" с воссоединённых территорий. Что хотел встретить солдат Красной Армии на польской территории в 1939? А что он хотел встретить на финской территории в 1940? Кто его туда звал? Или может в прибалтийские страны его слезно просили придти? Он встретил там то, что встретил на Советской земле незванный немецкий солдат - тоже самое подполье, стрельбу из-за угла, партизанские отряды, которые сколачивались работниками НКВД (полицаями) уходившими в леса. Как справедливо замечает Е. Семашко. Зеркальное отображение. Сколько было белорусских школ в БССР при коммунистах? Был такой расцвет белорусской культуры и языка, что сейчас даже Пезидент предпочитает говорить по русски. А насчет "Беларускай сялянска-работнiцкай Грамады" - крокодиловы слезы. Не разогнали бы польские власти разогнали бы советские. Сомневаетесь? Учите историю - все партии-попутчики большевиков (в т.ч. крестьянская) были разогнаны ещё до 1927 года. Так, что поляки ещё долго терпели. Повторяю: оставьте историю - историкам.
andrew
И чтоже могут рассказать живые свидетели? Мне вот один из таких свидетелей "непольской" национальности рассказывал,что в те времена по крэсам ходила хорошая недвусмысленная поговорка, которая гласила: лучше буду есть польскую бульбу с солью, чем русское мясо без нее...
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости