Крепкий характер

Народная артистка Беларуси Мария Захаревич готовится к юбилею

Мария ЗАХАРЕВИЧ
в спектакле «Листопад. Андерсен».
Фото medvedev-photo.com

Мы знакомы давно. Пишу о ней с 70-х годов прошлого века. О сыгранных ролях. О творчестве в театре, кино, на радио и телевидении. О поэтических концертах в глубинке. Сегодня она готовится к юбилею.

С Марией Захаревич, народной артисткой Беларуси, лауреатом Государственной премии, мы почти одновременно вышли на тропинки своих будущих профессий тогда, в самом конце 1950-х. Она, студентка, зачисленная в коллектив Купаловского театра, представлялась мне такой же недоступной, загадочной и безумно талантливой, как знаменитые Ермолова или Комиссаржевская. Ничто не выдавало в ней девочку из Новоселок, небольшого местечка возле Мяделя. Много раз на автобусе, в «жигуленке» мы проделывали с Машей этот путь от Минска до Мяделя, подходили к скромной хатке, где жила ее мама Анна Ивановна. В Мяделе Марию Захаревич всегда встречали как знаменитость. Маша выпрямляла спину, вставала на высокие каблуки и переодевалась в самое нарядное платье. Каждая ее поездка заканчивалась чтением стихов в местном Доме культуры.

Для Марии Захаревич места более поэтичного на свете не существует. Возможно, в поэтичности родных мест разгадка того, почему деревенская девочка, никогда не видевшая театра, полюбила его однажды и навсегда. Никто из ее родных артистом не был. Но могли бы стать. Мать замечательно пела, ткала дивные узоры на коврах и рушниках. Отец сам построил хату вместо сожженной во время войны, посадил березы, чтобы было красиво. Впитав все это и наигравшись в школьной самодеятельности, Маша уже просто не могла усидеть дома и со своими одноклассниками Женей Шабаном и Тамарой Шашкиной рванула в Минск, в театральный институт. Все трое поступили.

Симпатичная, хорошенькая девушка с чистым открытым лицом, ясными глазами, доверчивая, послушная, тихая. С такими театральные педагоги не знают, что делать. Вот и Маша кое-кому показалась безликой и неинтересной. Но ей повезло, что она попала на курс Константина Николаевича Санникова, который умел направлять и разгадывать таланты. Он определил ее судьбу и «сосватал» в театр имени Янки Купалы, где Мария Захаревич остается звездой первой величины по сей день.

Девчонкам, мечтающим стать артистками, Мария Георгиевна могла бы порассказать об этой профессии и собственной судьбе такое, что враз охладит пыл. Особенно суровым испытаниям подвергся ее талант в первые годы работы. Почувствовать себя своей в чужом большом городе… Играть на сцене рядом с прославленными Глебовым, Платоновым, Дедюшко, Рахленко, Ржецкой, Станютой… Десять, пятнадцать лет ждать ролей, достойных ее дарования…

Мария ЗАХАРЕВИЧ в фильме
«Ясь и Янина» (1974 г.).

Когда она пришла в театр, молодежи там совсем не было. Привлекательная, дисциплинированная, все еще робкая, она очень долго ходила бессловесной девушкой в массовке, потом чьей-то дублершей, или, как говорят, «запасным игроком». Но тут и обнаружился настоящий крепкий белорусский характер.

Маша поняла, что у нее нет тылов, нет покровителей, нет сильной поддержки, и рассчитывать в этой жизни можно только на себя. И она начала с того, в чем уж точно ей не было равных, — с чтения стихов белорусских поэтов.

Сейчас, оглядываясь назад, Мария Захаревич уверена, что нет в стране поэта, чьих бы стихов она не читала со сцены. Начинала со своего великого земляка Максима Танка. Потом делала целые программы. Вскоре ни один вечер в Доме литератора без нее уже не обходился. И, как естественное продолжение, — на купаловской сцене она играет в пьесах Ивана Мележа, Ивана Шамякина, Петра Василевского, Андрея Макаенка, Кондрата Крапивы. И становится ясно, что созрел, оформился, огранился, как бриллиант, настоящий талант — национальное достояние.

Захаревич много играла, особенно в 1980-е годы. Казалось, и кино просто не может обойтись без нее. Ее героини были женщинами простых профессий, с неброским лицом, с чудесным умением творить добро и с индивидуальностью все той же Марии Захаревич — милой, теплой, домашней женщины.

Непростым было творчество. Непростой оказалась и личная жизнь. Два коротких брака по любви. От любимых мужчин Бог дал двух детей: сына Андрея и дочь Валентину. Воспитывала их фактически одна. Помогала мама, но переезжать в город Анна Ивановна не захотела. Мария Георгиевна разрывалась между взрослеющими детьми и болеющей храброй матерью, которая продолжала сеять, собирать урожай. Вот уж, действительно, женщины с крепким белорусским характером.

За богатую творческую жизнь, пожалуй, не раскрылась лишь одна черта ее таланта — музыкальная. Песенный дар она унаследовала от матери, но пела только в узком семейном кругу. И вот однажды в театре появился спектакль «Вдовий дом» о трех женщинах — матери, дочери и внучке, оставшихся без мужей. Старшую играла Стефания Станюта. Среднюю — Захаревич. Музыка к спектаклю была написана уникальным ленинградским композитором Валерием Гаврилиным. И Маша запела. Она пела про близкое и понятное, пела так, как поют сельские женщины, громко, надрывно, вкладывая в песню свой, только им понятный смысл. В таких случаях не очень важна красота и сила голоса. Это особое пение, я бы назвала его просто душевным. И теперь уже очень жалко, что на сцене Захаревич больше никогда не пела.

Когда в театре стало совсем мало ролей, Захаревич попробовала себя в режиссуре. Вместе с примой музыкального театра Натальей Гайдой стали играть теплый, очень человечный спектакль о двух одиноких женских судьбах «Я не оставлю тебя…».

Мария ЗАХАРЕВИЧ и Наталья ГАЙДА в спектакле «Я не оставлю тебя...».
Фото Виктора ДРАЧЕВА

Режиссерскую работу и мастер-классы продолжила в театре города Молодечно. Ей было интересно попробовать. И вот она, закутавшись в теплый платок, утром трясется два часа в поезде. Порепетирует, а вечером в той же электричке назад. Ни поесть толком, ни отдохнуть, все на ходу. Да и на рынок надо забежать — в Молодечно продукты дешевле, а дома сын и дочь.

Много лет Мария Георгиевна участвует в научно-творческой экспедиции «Дорога к святыням с Благодатным огнем от Гроба Господня». Пешком обошла районные города и деревни, неся людям надежду, веру и свой талант. Каждый год не забывает свою Мядельщину. Приедет туда и начинает читать любимые стихи: «Ты, Нарач, для мяне, як музыка, / ты, Нарач, для мяне, як вершы, / як смех, як мова беларуская, як спеў, як пацалунак першы».
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости