Минск
+14 oC
USD: 2.05
EUR: 2.26

Крепче Рахимича только цемент

На отрывном календаре жирной «двойкой» напоминает о себе пятница. Для кого–то день как день, но для наших футбольных болельщиков — особенный...

На отрывном календаре жирной «двойкой» напоминает о себе пятница. Для кого–то день как день, но для наших футбольных болельщиков — особенный. Именно в пятницу домашней игрой со сборной Боснии и Герцеговины парни Бернда Штанге будут доказывать всему и вся, что заслуживают участия в чемпионате Европы. Среди тех, кто выйдет на газон стадиона «Динамо», будет игрок, который на поле не щадит себя и соперника, но скромен и добродушен в общении. Такой он, босниец Элвер Рахимич, обладатель Кубка УЕФА и трех золотых медалей чемпионата России в составе ЦСКА, без раздумий согласившийся рассказать о своей родине, сборной, любви к Москве и желании после окончания карьеры заняться футбольным менеджментом.


— Настроение у меня, как и у других ребят по сборной, хорошее, — начинает наш разговор Элвер. — Правда, все мои мысли в последние дни были сконцентрированы на игре ЦСКА — «Спартак», одном из самых важных матчей сезона. Сыграли вничью — 2:2. Конечно, нам хотелось большего, да и моменты были. Что касается сборной, то в июне мы обыграли команду Албании. Теперь на очереди тяжелые игры с вами. Надеюсь, что в этих матчах у нас все получится. Все чемпионаты, в которых выступают боснийцы, уже стартовали, так что мы находимся в неплохой форме.


— В Минске о матчах с Боснией и Герцеговиной рассуждают, как о самых важных в нынешнем отборочном цикле.


— У нас болельщики схожего мнения. Хотя в октябре нам предстоит еще поединок с французами, лидерами группы. Мы ставим перед собой высокие цели.


— Какими знаниями о сборной Беларуси обладаете?


— Знаю совсем немного. Видел ваш матч с албанцами. Беларусь старалась играть в атакующий футбол, в два форварда. Игроки размещались на поле достаточно компактно. Что и говорить, соперник серьезный. Из футболистов сразу вспомню вашего капитана Александра Кульчия. В памяти еще живы наши противостояния с его прошлым клубом, «Ростовом». Знаю, что в воротах играет Юрий Жевнов. Тот факт, что он выступает за «Зенит», уже говорит о многом.


— Совсем недавно появилась информация, что в матчах с белорусами из–за травмы не сыграет один из ваших лидеров, нападающий Ведад Ибишевич.


— Это ощутимая потеря. Но ко второму матчу он восстановится. Мы все на это надеемся. Ведад — важный игрок для нашей сборной.


— Кстати, на правах опытного футболиста вкратце представьте остальных игроков вашей сборной.


— У нас дружная команда. Наш лидер — капитан Эмир Спахич, выступает за «Севилью», очень эмоциональный игрок, может хорошо настроить команду перед матчем. В нападении — Эдин Джеко из «Манчестер Сити», в воротах Кенан Хасаджич, играющий в турецком «Истанбулспоре», в обороне — Менсур Муйджа, а в полузащите играют московский динамовец Звездан Мисимович, Сенияд Ибричич из «Локомотива». Тренирует сборную Сафет Сушич. Человек он спокойный, пользующийся большим авторитетом у футболистов. В детстве Сушич был одним из моих самых любимых боснийских игроков, выступавших за сборную Югославии.


— Судя по всему, у вас в Москве маленькая боснийская колония.


— Да, я постоянно стараюсь общаться со Звезданом и Сениядом. Часто встречаемся, разговариваем. Правда, контакт и с футболистами из других бывших югославских республик поддерживаем. Стараемся быть вместе.


— Элвер, суммарные результаты за последние несколько лет говорят о том, что ваша сборная сейчас на коне.


— Наиболее значимым пока для нас достижением являются матчи плей–офф за попадание на чемпионат мира в ЮАР. В этих играх нам противостояла сборная Португалии, которой мы дважды минимально уступили. А жаль, в первом матче в Лиссабоне у нас хватало моментов, чтобы победить.


— Вам уже 35, футболист далеко не молодой. Шансов попасть на крупный международный турнир с каждым годом становится все меньше и меньше.


— Я это понимаю и стараюсь использовать каждую возможность играть за сборную. К сожалению, на чемпионат мира мы не попали, но у нас есть шансы пробиться на чемпионат Европы. Есть к чему стремиться. Босния и Герцеговина, как и Беларусь, молодая развивающаяся страна. Поэтому для нашего государства участие в чемпионате было бы знаковым. Это положительно повлияло бы на развитие футбольной инфраструктуры в стране.


— Вы росли в стране, которую в начале 90–х охватила война.


— Мы в то время даже и не думали, сможем ли в будущем играть в футбол. Это была непонятная, никому не нужная война. Гибло много людей. Многие мои родственники ушли воевать. К сожалению, дядя так и не вернулся, погиб.


— За московский ЦСКА вы играете уже 10 лет. Есть ли желание остаться в Москве после завершения карьеры?


— У меня действующий контракт до декабря 2012 года. Но мне бы хотелось остаться. Надеюсь, руководство клуба, которому я отдал столько лет карьеры, против не будет. А заниматься в будущем мне бы хотелось футбольным менеджментом.


— Странно. Если честно, то у нас многие считают Москву городом для работы, но не для жизни.


— Да, там свой определенный ритм, много пробок. Но за эти годы я ко всему привык. Мне в Москве нравится. Наверное, уже и москвичом могу себя назвать. Хотел перевезти из Боснии и Герцеговины в Россию родственников, но они не захотели. Так что здесь меня поддерживает жена Мерсиха. К спорту она не имеет никакого отношения, по образованию фармацевт. А вот старший сын Омар уже немного играет в футбол, хотя я затрудняюсь сказать, станет ли он футболистом.


— В России у вас появилось два прозвища: Железный и Папа. За что же вас так?


— Ну, манера игры у меня жесткая. Всегда так играл. Наверное, поэтому и прозвали Железным. А Папой назвали потому, что всегда стремился под крыло брать новичков, молодых футболистов.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...