Минск
+9 oC
USD: 2.05
EUR: 2.27

Домашняя свинка потомство почему-то решила вывести в условиях дикой природы

Красотка Лурд стала мамой

Два года назад мы заметили, что съедобных отходов у нас больше, чем могли съесть наши овечки и козы. Кроме того, увеличивалось количество молока, а сыворотку надо было как-то использовать. Мелькнула мысль: а почему бы не завести свинку? Она всеядная, на молочных отходах вырастет здоровой и красивой.

Фото pixabay.com
В классическом деревенском мире свиней откармливают ради вкусного мяса, высокого сала и сытой зимы. Но мы слабо себе представляли убой всесторонне развитого животного, наделенного завидным интеллектом. Поэтому пришлось мыслить шире и с долгосрочной перспективой. Идея была таковой: приобрести пару из разных хозяйств в качестве производителей и реализовывать не мясо, а поросят. Дело оставалось за малым — выбрать породу. Изучая вопрос, я ориентировалась на опыт европейских фермеров, живущих в схожих с нами климатических условиях и имеющих примерно такие же взгляды на содержание животных. Свободный выпас, откорм натуральной едой без промышленных комбикормов, возможность уличного содержания. Ведь запертая в маленьком сарайчике хрюшка, может, и станет вкусным шницелем, но вряд ли принесет эстетическое удовольствие и здоровое потомство.

Результат поисков не заставил себя ждать. Венгерская пуховая мангалица стала нашим фаворитом. Они имеют очаровательный внешний вид, завивающиеся локоны шерсти, неприхотливы в содержании, едят траву летом, сено зимой и вырастают в красивых диковинных гигантов. Правда, растить их лучше до двух лет. Зиму они спокойно переживают на улице, им не нужен теплый сарай. Достаточно легкого укрытия, небольшого домика и толстого слоя соломы, куда они могут зарыться. Многие используют мангалиц не только как источник деликатесов, но и в качестве питомцев, ведь характер этих свиней потрясающий. А если вернуться к гастрономической составляющей, то из мяса этой породы, равно как и из иберийской, делается классический хамон.

Найти таких в Беларуси было сложно, но возможно. Порода дорогая, однако интуиция подсказывала, что именно она нам и нужна. Пара взрослых свиней на тот момент стоила целое состояние, и мы купили поросят примерно одинакового возраста.

Так у нас появились два полуторамесячных поросенка самых красивых в этой породе окрасов. Огненно-рыжий Патрик и черно-подпалая Красотка Лурдес, этот окрас мангалиц называют «ласточкой». Они приехали к нам поздней осенью совсем малютками, которые любили кашу, тыквы и яблоки. Мы поместили их сначала в сарайчик, а потом оборудовали им огороженное место на улице. Благодаря тому, что росли с нами с самого детства, имели возможность общаться с людьми, другими животными на подворье, жили по соседству с домашней птицей, поросята превратились в общительных свиней с добрым характером.

Со временем мы расширили свою территорию и построили для своих подросших поросят большой загон среди деревьев, где они могли сами делать себе убежища, принимать грязевые ванны и прятаться от солнца в тени высоких кленов. На приличном расстоянии от загона поставили электроизгородь, чтобы свиньи могли выходить на свободу и пастись.

Венгерская мангалица — порода позднего созревания. Например, наши свиньи сделали резкий скачок в росте после года. Патрик превратился в громадного хряка с внушающим уважение видом, Лурдес стала настоящей красоткой с ярко-черными завитками шерсти. Они быстро выучили свои имена, услышав которые, бежали со всех ног за угощением. Так двое свиней стали настоящим украшением нашего хутора, потребителями всех молочных и растительных отходов и настоящим зрелищем для друзей, туристов и гостей, бывающих у нас.

В год и восемь месяцев Красотка Лурдес стала дамой в положении. Через три месяца, три недели и три дня она пропала из электроизгороди. Это стало для нас настоящей неожиданностью. Мы, конечно, поняли, что любимица ушла рожать, однако сколько мы ни шарили по кустам в округе и ни звали ее, никто не откликался. Так как генетически эта порода очень близка к диким свиньям, мы почитали, как процесс родов происходит в природе. Стало ясно, что ближайшие два дня звать свинью бесполезно — она почти не покидает гнезда. А вот на третий, вооружившись ведром груш и любимой свинками пшеничной кашей, отправилась на поиски в ближайшие ивовые заросли, где нашла вырытую грязевую ванну. И к моему счастью, в ответ на зов из кустов послышалось знакомое «хрю» и топот. Ко мне бежала довольная Лурдя, так мы ее зовем между собой. Слопав все угощение, она навестила дом, подъев еще немного опавших яблок, и пошла обратно. Я не отставала ни на шаг. Отойдя метров на 600 от наших владений, она скрылась в разросшемся ивняке. А там оказался целый мини-город. Большое гнездо из травы, траншеи, ванна с грязью, лабиринт.

А самое главное — в этом созданном нашей свинкой маленьком  городке возились восемь полосатых разноцветных поросят. Зрелище незабываемое. Никогда я не видела таких маленьких хрюшек.

Еще пару дней мы носили завтраки и обеды в новое логово Лурдес. А как только поросята немного окрепли, перевели всех вместе с мамой обратно в загон. Теперь малыши спят на сене в деревянном домике, а мы, в свою очередь, спим спокойно, ведь наше поросячье семейство теперь дома и под присмотром.

Через полтора месяца будем искать малышам новых хозяев, которые тоже в восторге от пушистых и кучерявых разноцветных венгерских свиней или только задумываются о них. Сейчас же любуемся полосатыми разбойниками и ухаживаем за их мамой. А тем временем еще одна наша подопечная скоро принесет потомство. Но это уже совсем другая история…
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...