КПП- призраки

КТО ПОМОЖЕТ в деревне сделать фото на документы, как долго сельчанам приходится ждать парикмахера, могут ли они отремонтировать потрепанные брюки и взять в прокат холодильник? В поисках ответа на эти вопросы корреспондент «БН» и сотрудники Комитета государственного контроля Минской области проехались по агрогородкам и деревням Узденского и Пуховичского районов.

Корреспондент «БН» и сотрудники Комитета госконтроля в процессе совместного рейда нашли много беспорядков

КТО ПОМОЖЕТ в деревне сделать фото на документы, как долго сельчанам приходится ждать парикмахера, могут ли они отремонтировать потрепанные брюки и взять в прокат холодильник? В поисках ответа на эти вопросы корреспондент «БН» и сотрудники Комитета государственного контроля Минской области проехались по агрогородкам и деревням Узденского и Пуховичского районов.

В НАШИХ агрогородках в числе главных критериев развитости инфраструктуры значатся пункты бытового обслуживания, где жители могут отремонтировать одежду и обувь, постричься, взять в аренду пылесос или воспользоваться помощью по обработке участка. На бумаге число КПП, подчиняющихся районным комбинатам бытового обслуживания, велико. А  на деле?

Первый на пути — сельский комплексный приемный пункт агрогородка Озеро Узденского района, обслуживает порядка трех тысяч человек из нескольких окрестных деревень.

Идем на место, где должен быть КПП. Дверь закрыта, никакой вывески. В Озерском сельсовете, куда мы тут же отправились, председателя не оказалось, зато на месте главный бухгалтер.

— Приемный пункт не работает больше года, даже вывеску ветром сдуло. Помещение на 59,2 кв. метра сейчас пустует. Выездные парикмахеры уже не приезжают. Если нужно постричься, замок в куртку вшить, едем в Минск или в Узду. (До Минска — 30 км, до Узды — 33. — Прим. авт.). К этому мы уже привыкли, — делится главный бухгалтер Озерского сельского Совета Ольга Саевец.

— Мало того, что парикмахер не появляется, так и подлечиться негде, если заболеешь. Дневного стационара у нас нет, а в Узду постоянно не накатаешься, — жалуется пенсионерка Тамара Сергеевна.

Может, молодым и в радость съездить в город: в пять закончил работу — и в столицу. Но что делать пожилым, которые и в магазин-то с трудом ходят? Непонятно…

Когда появлялись агрогородки, предусматривалось, что здесь сельчане получат весь спектр бытовых услуг, ведь агрогородок — это тот же город, только маленький и в сельской местности. На деле — не всегда. Да, в Озере «работают» ритуальные услуги. Впрочем, услугой это назвать сложно, ведь, по сути, это та же торговля. В продаже есть некоторые ритуальные атрибуты — ленты, гробы, венки, которые без труда можно купить и в соседнем сельмаге. Однако он не приписывает себе функцию «оказание бытовых услуг».

Если такая ситуация в агрогородке с количеством жителей больше двух тысяч человек, то что же тогда происходит в деревнях? Заезжаем в Королево — это большая деревня, плотная застройка, высокие дома. Интересуемся у молодых мам, где же здесь КПП.

— У нас ничего такого нет, есть только почта и сберкасса. Парикмахеры — частники. У них и стрижемся. Конечно, всего не хватает, очень трудно с детьми ехать в город или  ближайшую деревню, чтобы элементарно поставить набойки на туфли. Раньше в соседнем агрогородке Дещенка был пункт бытового обслуживания, сейчас вроде уже не работает, — жалуются они.

Туда и направляемся. Находим здание. Может, хотя бы здесь есть подобные услуги? Не тут-то было. Вывеска гласит, что КПП работает с 10 до 19. Дергаем дверь — закрыто. Смотрим в окошко — признаков жизни нет, что и требовалось доказать. Заходим в магазин деревни Телякова, что недалеко от агрогородка.

— Постричься негде, не говоря про то, чтобы взять что-нибудь напрокат. Ездим в город, 10 километров не так уж и много, — рассказывает продавец магазина Зоя Константиновна.

После долгих поисков нам наконец-то улыбнулась удача — мы встретили работающий КПП. Заходим. В помещении холод, за столом сидит приемщица. Расспрашиваем, как обстоят дела.

— Парикмахер последний раз был в сентябре. Люди приходят, записываются, когда набирается несколько заказов, тогда и приезжает. В последний раз стриглись два человека, хотя записались пять. Недавно поступил заказ на пошив брюк, все отправляем в Узду. Услуг проката нет, да и для кого все это? В деревне, может, 600 человек  и наберется, — рассуждает приемщица Софья Маисеенко.

Из 14 пунктов услуг, которые записаны в перечне, жителям оказывается только 5. В КПП два помещения — швейная мастерская и парикмахерская. В швейной — идеальный порядок, есть и соответствующее, но простаивающее оборудование, работа здесь не кипит. В парикмахерскую не проведена вода.

— Воду носим от соседей в ведрах, — поясняет Софья Васильевна.

А что с химчисткой и ремонтом одежды?

— На моей памяти, а работаю я здесь уже более полугода, еще никто не обращался с просьбой почистить ковер или сдать в химчистку подушку, — говорит приемщик заказов. — Разве что обувь в ремонт сдают. Правда, последний раз это было полгода назад.

Прокатный фонд также пуст: в КПП ничего не предложат во временное пользование — ни холодильник, ни телевизор, не говоря уже о газонокосилке или дрели.

В районе, по данным Узденского райисполкома, 10 КПП, среди которых есть и Озеро, и Дещенка. Как они работают, мы убедились.

ПОСЛЕ всего этого Дом быта деревни Шацк Пуховичского района выглядит образцово-показательным.

— В нашем Доме быта оказывается весь перечень услуг. Каждый четверг приезжает парикмахер. Несмотря на то, что много частников, люди все равно ходят. Чистят подушки, услугами прачечной в прошлом месяце воспользовались 27 человек. Также сдают обувь в ремонт, мы ее отвозим в Марьину Горку. В октябре за этот неполный месяц заработали благодаря индпошиву 18 миллионов рублей, на ритуальных услугах — 5,8 миллиона, — говорит заведующая шацким Домом быта Инна Лазовская.

При необходимости здесь можно и брюки укоротить, и небольшой ремонт одежды произвести. Инна Викторовна и сама это может.

— Стараюсь осваивать новые виды деятельности, — смеется заведующая.  — Есть у нас и столовые принадлежности, палатки, телевизоры, дрели. Холодильником пользуются уже несколько месяцев, стоимость проката — 69 тысяч 900 рублей в месяц. В общем, дела идут неплохо.

А вот с ремонтом бытовой техники придется помучиться. К слову, только за приход мастера, который посмотрит сломанный телевизор, жителям Шацка придется отдать около трехсот тысяч рублей.

— Плюс сам ремонт. И еще 30 процентов от конечной стоимости услуги за транспортные расходы — доставку телевизора в мастерскую и обратно, — продолжает Инна Викторовна. — В итоге получится примерно 500 тысяч рублей. И я заранее предупреждаю об этом людей.

Актуальны для жителей деревни услуги по распиловке дров, грузоперевозке, покосу и вспашке приусадебного участка. В Доме быта также можно заказать банкетный зал, чтобы отметить свадьбу или день рождения. Для этого есть все необходимое — и посуда, и кухня, где можно разогреть еду. Вот так в Шацке стараются пополнить свою копилку — дело-то прибыльное.

Четкие графики работ, огромный перечень услуг на несколько страниц, — на бумаге все выглядит красиво, более того — все работает. Но на деле выходит, что системы бытового обслуживания просто нет: районные КБО ссылаются на убыточность сельских КПП, а жители деревень, в свою очередь, из-за отсутствия сервиса идут к частнику.

НЕУДОВЛЕТВОРИТЕЛЬНО оценил организацию бытового обслуживания населения в области и Комитет государственного контроля.

— Наше государство выделяет немалые денежные средства на поддержку бытового обслуживания населения, однако эффект от этих вложений есть не всегда. Например, в Узденском районе проживает порядка 27 тысяч человек, достаточно много. Однако смело можно сказать, что бытовыми услугами охвачено не более 35 процентов этого населения (жители Узды и прилегающих населенных пунктов). И даже если все в один голос будут твердить, что это населению не нужно, все равно есть сельчане, которым необходимо и постричься, и произвести мелкий ремонт, а не ездить за тридевять земель в другие города.

Сравнивая результаты работы Узденского РКБО и того же Пуховичского РКБО, становится очевидным, как при созданных государством равных условиях отличается качество и объем бытовых услуг населению. Так, за январь—сентябрь 2013 г. жителям Узденского района оказано услуг на 789,7 миллиона рублей, а жителям Пуховичского — на 1836,2 миллиона, или в 2,3 раза больше. Такие разные результаты отчасти объясняются и кадровыми недоработками, неумением и нежеланием некоторых руководителей организовать работу во вверенных подразделениях. К примеру, при посещении КПП в п. Лесной Минского района он был закрыт, хотя по режиму должен был работать еще 1 час, до 18.00. Сколько человек не получило бытовых услуг, а Минское РКБО — выручки? И это в поселке, в котором проживают более 20 000 человек! Совет руководителям РКБО — не надо ждать, когда частный бизнес, не получающий государственной поддержки, но заинтересованный работать в сфере бытовых услуг, вытеснит вас из этой сферы. Также Комитет госконтроля обращает внимание на необходимость выполнения государственных социальных стандартов в сфере бытового обслуживания. Контроль будет продолжен, — прокомментировали ситуацию в отделе контроля потребительского рынка и сферы услуг Комитета госконтроля Минской области.

Татьяна БИЗЮК

Фото автора

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?