Коварный вкус соли

Сегодня все знают, что растениеводство не может обходиться без минеральных удобрений. Только калийных туков в нашей стране ежегодно вносится в почву более миллиона тонн. А ведь полстолетия назад ничего этого не было. Поэтому и высоких урожаев не получали. Наш рассказ о том, как в Беларуси начиналось производство эликсира плодородия.

Первую бадью минеральных удобрений подняли с глубины 414 метров и отправили на... первомайскую демонстрацию.

Сегодня все знают, что растениеводство не может обходиться без минеральных удобрений. Только калийных туков в нашей стране ежегодно вносится в почву более миллиона тонн. А ведь полстолетия назад ничего этого не было. Поэтому и высоких урожаев не получали. Наш рассказ о том, как в Беларуси начиналось производство эликсира плодородия.

Здесь плескалось море

Есть такой анекдот. В сельском клубе выступает столичный лектор:

— Некоторые ученые высказывают предположения, что конец света может наступить через 300 миллиардов лет.

— Через сколько-сколько? — переспрашивает бабушка.

— Через 300 миллиардов.

— Фу, милок, напугал. Мне-то ведь показалось, что через 300 миллионов.

Эта шутка, как и мысль о том, что человеческая жизнь, да и вся история, — лишь песчинка в нескончаемом водовороте времени, вспомнились мне, когда я несколько лет назад беседовал с Олегом Мохом. Он в то время работал геологом строящегося Краснослободского рудника производственного объединения «Беларуськалий». Олег Петрович показал найденные при проходке шахтных стволов на глубине 65 метров сосновые шишки. Сказал, что им, возможно, 10 миллионов лет.

Но как могла хвойная шишка попасть на такую глубину?

— Рудник строится в чистом поле, — стал размышлять геолог, — и человеку кажется, что оно здесь было всегда. Вполне возможно, что поле существовало и сто, и тысячу лет назад. Но когда начинаешь считать на миллионы лет, то можно предположить, что здесь был водоем, на берегу которого произрастали деревья. Их остатки находили при проходке шахтных стволов.

— А куда же девалось это море или озеро? — удивленно спросил я.

— За такой период времени, который человек даже и представить себе не может, на этом месте могло произойти множество метаморфоз. Земная кора опускалась и поднималась, создавая и ликвидируя целые моря.

Кстати, о том, что залежи калийной руды образовались в результате многократного наступления и отступления морей и выпадения в осадок солей, говорят следующие факты. В соляных пластах на действующих солигорских рудниках изредка попадаются следы морских животных. Например, несколько лет назад при добыче руды на первом руднике машинист комбайна заметил на кровле шахты отпечаток существа, похожего на рака. Геологи подтвердили, что это ракоскорпион, который жил в находящемся на этом месте море 360 миллионов лет назад.

Донос Молотову: здесь ничего нет, деньги идут на ветер

Мысль о том, что в недрах Белорусского Полесья могут залегать полезные ископаемые, в частности, нефть, а также каменная и калийная соли, высказал академик Герасим Богомолов в 1939 году. Основанием для таких предположений послужили многолетние комплексные геофизические исследования — сейсмические, гравиметрические и магнитометрические — с целью изучения глубинного строения Белорусской части Днепровско-Донецкой впадины. В результате были выявлены две зоны отрицательных значений аномальной силы тяжести: Шатилковская и Ельская. Затем отрицательный минимум силы тяжести обнаружен в районе Старобина. После этого на Полесье началось бурение геологических скважин с целью поиска полезных ископаемых. Великая Отечественная война прервала их на целых пять лет. В 1946 году геологоразведочные работы продолжились, но долгое время они не приносили никакого результата. Именно в это время некто Галат написал на имя одного из советских руководителей — Вячеслава Молотова — донос. Тогда это было очень распространено. Можно было пробить себе дорогу и устранить конкурентов. В доносе говорилось, что Герасим Богомолов преднамеренно тратит государственные деньги на поиски полезных ископаемых, которых в Беларуси нет и быть не может. И лишь открытие на Полесье через некоторое время залежей соли и нефти спасло Богомолова от неприятностей.

Бутылку — в скважину

Наступил 1949 год. С приходом весны геологи возвели буровую вышку у деревни Чижевичи Старобинского района, установили на ней буровой станок, который приводил в движение одноцилиндровый двигатель внутреннего сгорания мощностью 22 л.с. 11 мая началось бурение. Время от времени из скважин извлекался керн. Никаких особенных пород не наблюдалось.

9 июля 1949 года буровики бригады Алексея Нестерова тоже подняли из глубины 349,5 м обычный керн. В буровом журнале записали: «Соль светло-розовая, с прослойками темно-серой глины». Буровики не предполагали, что это был их «золотой» керн — именно с него и начнутся работы по извлечению калия. И теперь у моста через речку Рутка стоит мемориальная буровая вышка над забетонированной первой скважиной, как памятник геологам, открывшим камень плодородия.

В далеком 1949 году Николай Барановский работал мотористом на буровой, где обнаружена калийная соль.

— В тот день, — вспоминал он, — был какой-то религиозный праздник. В Чижевичскую церковь шли люди. Они укоряли нас за то, что работаем в такой светлый день.

Когда подняли на поверхность керн с калийной солью, сразу сообщили об этом руководству геологоразведочной экспедиции, а оно — столичному начальству. Оттуда быстро приехали специалисты, чтобы убедиться, что перед ними то полезное ископаемое, которое искали.

Вечером того же дня Алексей Нестеров записал на листе бумаги фамилии всех работавших на буровой. Скрутив в трубку, его заложили в стеклянную бутылку и опустили в скважину, из которой подняли керн с камнем плодородия. Выходит, что и сейчас земные недра хранят фамилии первопроходцев Старобинского месторождения калийной соли.

В течение нескольких лет продолжались геологоразведочные работы с целью установления запасов калийной соли, пока специалисты не пришли к выводу, что их здесь миллиарды тонн.

За разведку и открытие Старобинского месторождения калийных солей семеро геологов разного ранга в 1952 году были удостоены звания лауреатов Государственной премии СССР. Среди них были академик Герасим Богомолов и буровой мастер Алексей Нестеров.

Руду пробовали на язык

Конечно, правительство СССР было хорошо проинформировано об открытии Старобинского месторождения калийной соли. Говорят, сам Хрущев стал инициатором его разработки и строительства города Солигорска. Он понимал, что без минеральных удобрений продовольственную проблему, которая тогда остро стояла в Советском Союзе, не решишь.

3 июня 1958 года ЦК КПБ и Совет Министров БССР принимают постановление «О строительстве Старобинского калийного комбината». Со всего Советского Союза сюда стали приезжать специалисты, прежде всего в сфере проходки вертикальных шахтных стволов. На первых порах им жилось нелегко, ведь калийный комбинат и будущий город Солигорск возводились на пустом месте, и строителям пришлось жить в окрестных деревнях.

Пробивал дорогу в земные недра и Владимир Мурга. Его имя вскоре стало хорошо известно в Солигорске. Ведь именно Владимир Иванович был среди тех шахтопроходчиков, которые первыми достигли промышленного горизонта калийных солей. Это произошло 30 апреля 1960 года в 4 часа утра. А в 9 часов из глубины 414 метров на поверхность подняли первую бадью калийной соли. Ее уже встречали многочисленные корреспонденты различных газет, специально приглашенные для освещения этого события. Люди пробовали куски породы на язык, хотели убедиться, что это действительно соль. По поводу радостного события на строящемся комбинате состоялся митинг. А назавтра шахтопроходчиков пригласили на первомайскую демонстрацию в Минск, чтобы провезти в праздничной колонне первую соль.

К сожалению, Владимир Мурга давно умер. Но его супруга Маина Игнатьевна хорошо помнит события тех дней.

— Накануне Володя вернулся домой радостным, — рассказывает она, — чуть ли не со слезами счастья. Сказал, что подняли на поверхность первую бадью калийной соли. По этому поводу шахтопроходчикам выделяется автобус, и они с семьями поедут на первомайскую демонстрацию показывать эликсир плодородия.

Мы отправились в Минск в приподнятом настроении. Володя шел в праздничной колонне следом за грузовиком, на котором везли первую соль. А я радостно махала ему рукой.

На обратном пути в автобусе царило радостное возбуждение от всего увиденного. Мы пели песни, несколько раз останавливались, чтобы поднять бокалы по поводу этого, без преувеличения, исторического события.

Затем пошли разговоры, что шахтопроходчиков наградят и даже, возможно, дадут звания Героев. Но Володе не повезло в жизни. В Слуцке, при расчете за покупки, он потерял партийный билет. В то время это считалось страшным преступлением. И хотя билет вскоре таксист привез в райком партии, наказание последовало — Володю исключили из партии. Правда, через некоторое время его восстановили, но пятно в биографии осталось. Поэтому ни на какие награды рассчитывать не приходилось. Его же товарищи их получили.

Все удобрения — отечественные

В июле 1960 года в шахте первого рудника прогремел плановый взрыв, возвестивший о начале горизонтальной добычи руды. С тех пор много воды утекло. В Солигорске из земных недр добыто более миллиарда тонн руды. Сегодня за год объединение «Беларуськалий» отправляет на поля родной страны более миллиона тон удобрений. Вместе с производимыми в Гомеле и Гродно фосфорными и азотными наша страна полностью обеспечивает себя комплексными туками, благодаря которым стал возможен высокий прирост урожайности всех сельскохозяйственных культур.

Василий ГЕДРОЙЦ, «БН»

НА СНИМКАХ: шахтопроходчики пробуют на язык первую соль; шахтеры, добывшие в 2003 году миллиардную тонну калийной руды; макет буровой вышки, установленный на месте поднятия геологами первой калийной соли; первая бадья калийной соли на первомайской демонстрации в Минске.

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?

Новости
Все новости