«Ковалев всех «собак» на меня вешает, министры ополчились, но...»

За всю жизнь он ни разу не писал заявление о приеме на работу. И в то же время груз ответственности оказался такой, что не каждый выдюжит. После учебы в Белорусском институте механизации сельского хозяйства Альфонса ТИШКЕВИЧА сразу же пригласили попробовать силы на молодежном поприще. И потом — либо приглашали, либо избирали. В 1970-м он стал первым секретарем Столбцовского райкома Компартии Белоруссии. Потом занимал должность заместителя, а затем заведующего отделом сельского хозяйства и пищевой промышленности ЦК КПБ. С 1986 года — председатель исполкома, а с 1994-го — председатель Минского областного Совета депутатов. Управлять областью в лихие девяностые было трудным испытанием. Позже возглавлял Постоянную комиссию Совета Республики Национального собрания по региональной политике. Награжден орденами Ленина, Трудового Красного Знамени, «Дружбы народов».

Альфонс Тишкевич руководил Минским облисполкомом и в лихие девяностые

За всю жизнь он ни разу не писал заявление о приеме на работу. И в то же время груз ответственности оказался такой, что не каждый выдюжит. После учебы в Белорусском институте механизации сельского хозяйства Альфонса ТИШКЕВИЧА сразу же пригласили попробовать силы на молодежном поприще. И потом — либо приглашали, либо избирали. В 1970-м он стал первым секретарем Столбцовского райкома Компартии Белоруссии. Потом занимал должность заместителя, а затем заведующего отделом сельского хозяйства и пищевой промышленности ЦК КПБ. С 1986 года — председатель исполкома, а с 1994-го — председатель Минского областного Совета депутатов. Управлять областью в лихие девяностые было трудным испытанием. Позже возглавлял Постоянную комиссию Совета Республики Национального собрания по региональной политике. Награжден орденами Ленина, Трудового Красного Знамени, «Дружбы народов».

Машины прислал Кондрат Терех

В должности председателя исполкома Минского областного Совета народных депутатов Альфонс Ильич Тишкевич работал с 1986-го до конца 1994-го:

— Начало девяностых — тяжелейшее время. Меня всегда возмущало, что область не снизила объемы производства практически ни по одной позиции, а в магазинах было пусто. Для оппозиционных депутатов нагнетание обстановки стало выгодным и обыденным, сессии облсовета длились, как правило, целый день, по нескольку часов утверждалась только их повестка, мне как председателю часто пытались выразить недоверие. А после одного случая и вовсе чуть не оказался персоной нон грата…

На волне борьбы с привилегиями должностные лица на местах не имели право покупать личное авто из районных фондов. Как-то позвонил ему министр торговли СССР Кондрат Терех и говорит: «Хочу навестить родных в Вилейском районе». Двое суток Тишкевич сопровождал по области руководителя всемогущего тогда ведомства (они были знакомы еще с комсомольской работы на Вилейщине). При удобном случае Альфонс Ильич попросил Тереха помочь с машинами: у тебя, мол, есть резерв, Союз большой, а у нас даже некоторые именитые председатели колхозов «безлошадные». Вскоре на Минщину доставили 10 «Волг», 350 «Жигулей», 70 «Москвичей» и 15 «Запорожцев». Их распределили по просьбам желающих, как и цемент, шифер, выделенные из союзных фондов. Оппозиция ополчилась: откуда столько добра? Председатель облисполкома потом держал отчет на сессии.

— Нам здорово помогало тесное сотрудничество с российскими регионами, в частности, с Московской областью, — вспоминает Альфонс Ильич. — Чувствовали: без контактов не обойтись. Как их наладить? Договорился с москвичами, и всех руководителей районов направил в Белокаменную, туда съехались и главы администраций Подмосковья. Там были заключены прямые договоры. В Рузский район, например, мы поставляли яйцо и мясо птицы, оттуда — швейные принадлежности для всей Беларуси. Имели два продовольственных магазина в Москве. Два-три рефрижератора каждый день поставляли колбасу, мясо, молочные продукты, картофель, овощи. Но возить товары в те годы было делом небезопасным. На дорогах творился беспредел, хозяйничали бандиты. Продукты приходилось отправлять в сопровождении двух милицейских машин. Продавали молодняк в Среднюю Азию — однажды весь скот угнали. Поэтому на железнодорожный состав выделяли примерно по двадцать работников милиции.

Встреча с Клинтоном

В архиве Альфонса Ильича Тишкевича хранится редкая фотография о первом визите в нашу страну американского президента Билла Клинтона в 1994 году. Захотелось рассказать об этом снимке не ради лиц на первом плане, а тех, кто стоит за их спинами. А там — весь тогдашний состав глав областей. Впервые в истории суверенной Беларуси председателей облисполкомов пригласили на переговоры лидеров двух государств. Кстати, фото известное, а вот его предыстория — почему именно областная вертикаль удостоена такой почести — нет. Подбросил же идею тогдашнему руководству страны почаще советоваться с главами регионов Альфонс Тишкевич: «У нас ведь рычаги управления». Первым мероприятием с их участием почему-то оказалась встреча с Клинтоном. Вот и попал в исторический кадр. Возможно, в роли статиста. Но на самом деле в то непростое время именно благодаря регионам ситуацию в стране, как говорят, удавалось держать под контролем.

Вывод войск на пользу области

Любые перемены — это не только сложности, но и большие возможности. О ком-то говорят, что не смог ими воспользоваться. А вот руководство Минской области ситуацию с выводом войск из Германии использовало на все сто. После падения Берлинской стены 8 ноября 1989 года стремительно развивался процесс объединения двух Германий, а после начался планомерный вывод Западной группы войск. В результате переговоров советская сторона получила в качестве компенсации 385 миллионов долларов. Эти деньги направлялись на строительство жилья для возвращавшихся на историческую родину военных и их семей. Предполагалось военные городки возвести в Белоруссии, России и Украине. Но получилось только у нас. Причем за эти средства строились жилые дома в Борисове, Марьиной Горке, Росси Волковысского и пять предприятий стройиндустрии в Чисти Молодечненского районов — известный ныне холдинг «Забудова». Председателю облисполкома пришлось принимать решение буквально в течение нескольких часов.

— Собираю в один день все службы и говорю: едем в Москву, и пока не подпишем все протоколы, связанные с отводом земли, с другими поручениями, не уезжаем — вот так жестко ставился вопрос.

В Борисове строили турки, в Марьиной Горке — финны. Помню (я работала тогда в районной газете — Е. К.), как «горячие финские парни» научили наших рабочих дисциплине: вышел покурить — штраф, что-то «случайно» положил в карман — увольнение. Даже самые «отпетые» нарушители в один миг перевоспитались, стремясь получить огромную по тогдашним меркам — в среднем триста долларов в месяц — зарплату. В других местах платили по пятьдесят.

Жашковский метод на белорусской земле

Состоялся как хозяйственник Альфонс Тишкевич в Столбцовском районе, где он возглавлял райком партии. Уже в то достаточно благополучное время начала восьмидесятых, чтобы взять кредит в банке, председателю колхоза приходилось составлять подробную раскладку, как он будет возвращать заемные средства и гасить проценты. Иначе в банк можно было не ходить. Так вывели все хозяйства на свои деньги. Стремились создавать производства в колхозах — цеха по переработке мяса и молока. В конце 90-х их начали массово закрывать. И к чему пришли? Крупные перерабатывающие предприятия укрепили, а производители сырья оказались не в лучшей финансовой ситуации. Беспокоит ветерана государственной службы и то, что за двадцать лет, начиная с 1991 года, на две трети сократилось количество работников сельского хозяйства. Больше миллиона человек ушло.

Столбцовский район тесно сотрудничал с Жашковским Черкасской области. Тогда в Минской области только начинали осваивать передовые технологии в свекловодстве. Урожаи сладких корнеплодов не радовали: всего лишь двести центнеров с гектара. А на Украине в бригаде дважды Героя Социалистического Труда Емельяна Парубка по 600 центнеров получали. Вот и договорились столбцовские свекловоды с прославленным механизатором, что он приедет и научит белорусских крестьян тонкостям сева, обработки плантаций. И по весне Емельян Парубок несколько дней работал в колхозе «Красное Знамя» (нынешнее ОАО «Жатерево»), показывал и рассказывал, как возделывать свеклу. В свою очередь звеньевой картофелеводческого звена со Столбцовщины «внедрился» в украинское хозяйство. Само же «Красное Знамя» в 1984 году вышло победителем Всесоюзного соревнования и было награждено Переходящим Красным знаменем ЦК КПСС, Совета Министров СССР. Не один раз и Столбцовский район признавался лидером как в республике, так и в Союзе.

Как-то поздней осенью первый секретарь Минского обкома партии Иван Евтеевич Поляков вместе с главой союзного правительства Косыгиным привезли пятьдесят килограммов семян озимой ржи из Германии. Все сроки сева прошли. Что делать?

— Решили рискнуть, засеяли небольшой участок, — вспоминает Альфонс Ильич. — По весне всходы получились изреженными, но при хорошем уходе рожь все-таки уродила, намолотили по 30 центнеров на круг. Потом у нас многие хозяйства брали семена.

Развеяли авантюризм Горбачева

После Столбцов его пригласили в ЦК партии, в отдел сельского хозяйства и пищевой промышленности. В те годы сельское хозяйство страны стал курировать Михаил Горбачев, а в СССР широко пропагандировался ипатовский метод ведения сельхозработ. Но кроме хвалебных од газетчиков никакой другой информации о новшестве в нашей республике не имели. Машеров поручает Тишкевичу разобраться, что к чему:

— Дали мне литерный ЯК-40, и я, прихватив специалистов, полетел на Ставрополье изучать передовую организацию труда. Подступиться к документам, чтобы самостоятельно, без уже созданного идеологического штампа оценить эффективность метода, было практически невозможно. Но мы многое узнали. Ставропольский край отличался тем, что принимал высокопоставленных гостей, отдыхавших в Минводах. А сельское хозяйство по сравнению с Краснодарским краем, Московской и Ленинградской областями, Белоруссией не показывало значительных результатов. Разве что по зерну. Впрочем, идея ученых, которые предложили вести работы комплексно, «потоком», была хороша, но результат оказался никакой. На поверку метод стал одной из ярких авантюр, инициированной Ставропольским крайкомом партии. Например, предлагалось скосить хлеб в валки за четыре дня, обмолотить — за восемь, работая не менее двадцати часов в сутки. Именно такие обязательства взяли тогда хлеборобы Ипатовского района. И именно эти абсолютно безграмотные ориентиры и установки вызвали массовый протест опытных руководителей и специалистов. Ведь выбор оптимального способа уборки хлебов очень сложный. Это процесс, требующий глубоких специальных знаний. Когда доложил обо всем первому секретарю ЦК Компартии Белоруссии, Петр Миронович сказал: «Я знал, что Горбачев авантюрист, но не думал, что до такой степени».

С высоты прожитых лет

Многие программы, реализуемые сейчас, зарождались еще в партийных кабинетах. Например, в 80-х годах прошлого века было принято решение об обустройстве Нарочанского края. Необходимо было вынести все животноводческие фермы, находящиеся в полукилометровом радиусе от озера.

— Помню, руководитель провительства Михаил Ковалев ведет Совмин, и всех «собак» вешает на меня. Я ему говорю: «Михаил Васильевич, давайте поднимем постановление Совета Министров и посмотрим, как выполняют поручения министерства, что они сделали. Ноль. А вы хотите за счет области решить республиканскую проблему. Так дело не пойдет. Я не могу согласиться с такой оценкой и такими подходами». На меня ополчились министры, но помощь все же оказали.

Еще при Машерове решено в каждом районе создать передовое хозяйство-ориентир. Многие из них сегодня, к сожалению, сдали свои позиции. Мы дорог за пять лет построили больше, чем за двадцать сейчас. Только на Нарочь две. Вокруг Плещениц сделали объездную. Заасфальтировали подъезды к каждому сельскому населенному пункту. Считаю ошибкой упразднение внебюджетного дорожного фонда. Тогда был строжайший контроль за каждым рублем.

История, конечно, не имеет сослагательного наклонения, но с высоты прожитых лет Альфонсу Ильичу кажется, что многих трагедий в судьбе нашей большой общей Родины можно было избежать. Он убежден и никогда не скрывал своего мнения: не перестройка нужна была, а ответственная работа каждого на своем месте, разделение власти, некоторых обязанностей и функций между республиками и центром.

Сейчас Альфонс Ильич Тишкевич на общественной партийной работе, он член бюро обкома КПБ. Состоит в Совете старейшин при Минском облисполкоме, куда избираются наиболее авторитетные и уважаемые люди. Регулярно проходят встречи Совета старейшин с председателем Миноблисполкома. Ветеран надеется, что их жизненный опыт в чем-то пригодится. Чего бы пожелал современным руководителям? Бережно относиться к кадрам, доверять, одновременно проверяя их работу. Не знаешь, как поступить, — посоветуйся. И люди тебе помогут.

Елена КЛИМОВИЧ, «СГ»

Фото автора, Дмитрия ЕЛИСЕЕВА и из архива Альфонса ТИШКЕВИЧА

 

Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?

Новости
Все новости