Косово режут по живому

19 декабря Совет Безопасности ООН на закрытых консультациях не смог решить вопрос о статусе Косово, после чего представители Евросоюза объявили, что данный вопрос будет решен под эгидой ЕС и НАТО...
19 декабря Совет Безопасности ООН на закрытых консультациях не смог решить вопрос о статусе Косово, после чего представители Евросоюза объявили, что данный вопрос будет решен под эгидой ЕС и НАТО. Альянс уже перебросил дополнительные военные силы в автономию. Кроме того, накануне на саммите ЕС в Брюсселе было принято решение об отправке в Косово миссии гражданской полиции на смену миротворцам ООН.

Кстати, политическая карта Косово все чаще изображается под пятью флагами крупнейших стран НАТО: ведь эта территория в июне 1999 года была поделена на пять секторов ответственности Франции, Великобритании, Германии, Италии и США. Некоторые аналитики обращают внимание на тот факт, что зоны ответственности, которые были определены для воинских контингентов стран НАТО, совпадают с районами их экономических интересов... Сербский президент Воислав Коштуница предупредил в одном из своих недавних интервью, что Запад ведет дело к протекторату НАТО в Косово. Естественно, что за этим в случае реализации подобного сценария будет стоять политическое решение ЕС.

Однако имеет ли право региональная организация, пусть даже такая богатая и многочисленная, как Евросоюз, брать на себя роль «верховного прокуратора» на Балканах? Россия уже заявила, что развертывание военной миссии ЕС в Косово без соответствующего мандата Совбеза будет нелегитимным.

Каков же выход? Москва настаивает на продолжении прямых переговоров между сторонами и составлении «дорожной карты», которая будет принята как Косово, так и Белградом на основе взаимного компромисса. Большинство западных государств, напротив, считает, что переговоры зашли в тупик, требуя передачи края под протекторат ЕС в случае, если Россия не поддержит независимость края. Таким образом, вопрос статуса Косово, требующего независимости от Сербии без согласия последней, фактически расколол Совет Безопасности.

Но раскол очевиден и в самом Европейском союзе — не все страны готовы признать Косово как независимое государство, если албанцы провозгласят суверенитет в обход ООН и резолюций Совета Безопасности. 14 декабря лидеры стран Евросоюза на саммите в Брюсселе так и не смогли принять общее решение по статусу Косово.

...Перед Второй мировой войной соотношение сербов и албанцев в Косово было примерно равным. Но к середине 1990–х в Косово было около 2 млн. жителей, из них уже 82% — албанцы, около 15% — сербы.

В 1987 году, после отмены расширенной автономии, приобретенной краем Косово по Конституции СФРЮ 1974 года, латентное противостояние двух общин, продолжавшееся предыдущие тридцать лет, вступило в фазу открытого конфликта. После военной операции НАТО в 1999–м армия Сербии покинула край. За ней ушли почти все сербы, проживавшие на его территории. Таким образом, доктрина необходимой гуманитарной интервенции, которая была положена в обоснование натовской операции, по существу, способствовала тому, что Косово стал практически мононациональным краем, т.е. албанским. Теперь предлагаемая легитимация результатов вооруженной борьбы сепаратистов, осуществленная при поддержке внешних сил, может создать уже законченный прецедент.

Некоторые европейские обозреватели полагают, что это неважный и нечувствительный прецедент — признание де–юре того, что уже существует де–факто. Но насколько чувствителен этот прецедент, может рассказать многонациональный хор мирных (и не очень) борцов за независимость из Шотландии, Фландрии, Каталонии, Страны Басков, Корсики, Трансильвании, Курдистана и т.д., не говоря уже о замороженных конфликтах на территории бывшего СССР. Много интересного могут увидеть в «несуществующем прецеденте» и в Боснии и Герцеговине, Палестине, албанских анклавах на Балканах. Все это — адреса тлеющих очагов сепаратизма в Европе. Косово в данном случае играет роль зажженной спички...

Скоропалительность опасна и не очень уместна. Обе стороны конфликта, международные институты, призванные обеспечить справедливое, отвечающее интересам обоих народов урегулирование конфликта, теперь просто обязаны прийти к глубочайшему осознанию всех его тонкостей и оттенков, дабы избежать деформации общепринятых норм международного права и опасной прецедентности конфликта. К сожалению, последние 15 лет показали, что международное право из «прецедентного» окончательно превращается в «ситуационное». Т.е. прецеденты толкуются исключительно в зависимости от того, как и в чью пользу складывается конкретная ситуация в конкретном проблемном районе.

Косово создает и другой прецедент. Нельзя не осознавать, что если произойдет одностороннее провозглашение независимости со всеми вытекающими последствиями, то это будет первая после Второй мировой войны попытка изменения государственных границ без согласия обеих сторон.

Владимир УЛАХОВИЧ, директор центра международных исследований БГУ.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости