Космонавт Новицкий в масштабе 1:1

Олег Новицкий — третий белорус, которому посчастливилось увидеть нашу планету из космоса...

Олег Новицкий — третий белорус, которому посчастливилось увидеть нашу планету из космоса. В конце марта спускаемый аппарат пилотируемого им космического корабля «Союз ТМА–06М» мягко приземлился. Позади — полгода работы на МКС в составе международного экипажа.


Мы договорились встретиться с земляком в Звездном городке в Центре подготовки космонавтов имени Ю.Гагарина. Редкая удача — увидеть Олега Новицкого в условиях, приближенных к космическим. Тренировки проходят в макетах пилотируемого корабля и модулей международной космической станции в натуральную величину.


Вспомнить простые навыки


После приземления у космонавтов — постполетная реабилитация под наблюдением специалистов. В невесомости вестибулярный аппарат не работает, постепенно отключается: в космосе человеку все равно — вверх он головой или вниз. Нет нагрузки на суставы и мышцы, они отвыкают работать. На МКС не хватало тяжести: пьешь чай из пакетика, а так хотелось бы держать в руке кружку, ощущать ее вес. То, чего лишен в космосе, на орбиту не передашь — скучаешь по поездке на машине, прогулке по лесу, дивану под спиной...


— Теперь организму нужно вспомнить простые движения, которые ему нужны для поддержания равновесия, — на ходу объясняет Олег Викторович принципы возвращения к земной жизни. — Реакция организма на смену космических условий на земные очень индивидуальна. Но вы не представляете, как организм радуется появлению гравитации.


Космонавт уже чувствует себя абсолютно уверенно: легкая походка никак не выдает того, что еще две недели назад его в буквальном смысле не держали ноги.


144 дня на орбите


В космос уже давно не летают за тем, чтобы его покорить. Просто преодолеть силу земного притяжения мало. Нужно что–то новое — опыт, знания, технологии, способные сделать жизнь на земле благополучнее и комфортнее. Экипаж Новицкого провел на орбите почти полгода. За это время было около 40 научных экспериментов по заданию медиков, физиков, биологов. Олег Викторович знает их смысл:


— Продолжается изучение того, как космос, радиация, излучение влияют на человека в течение длительного полета, как сохранить способность двигаться после месяцев невесомости. Мы вели исследования по тем редким материалам, которые можно получить с высокой степенью чистоты только в условиях космоса.


По предварительным оценкам, полет прошел блестяще, экипаж отработал приземления в условиях, как это могло быть при посадке на Марс — ручной спуск. Этот эксперимент — первый.

Из нештатных — только ситуация с переносом посадки. Но, как говорит третий побывавший в космосе белорус, без обид:


— Было небольшое разочарование, потому что подготовка корабля к расстыковке очень длительная. Когда осталось только снять зажимы и закрыть люк, прозвучала команда «отбой». Пришлось возвращать все системы в исходное состояние, что заняло часа три. Пошли спать. Утром первой командой с Земли прозвучало долгожданное: «расстыковка». Все повторилось: достали из холодильника грузы, сложили в корабль, потратили много времени. Но терпение — это тоже часть работы.


Характер — это важно


Когда–то читала: именно уравновешенность Юрия Гагарина помогла ему стать космонавтом номер один. До сих пор для космонавта характер важен не меньше, чем отменное физическое здоровье и профессионализм. Без умения и готовности длительное время работать в чуждой среде, в замкнутом пространстве, в навязанном коллективе, быть стрессоустойчивым, нет космонавта. Олег Новицкий все это проверил на себе:


— Еще на этапе отбора в отряд каждый проходит испытания в сурдокамере, где пять суток находится в абсолютно закрытом помещении. Туда не проникают звуки, испытуемый ни с кем не переговаривается. Есть только цветовая сигнализация специалистов, которые находились снаружи. Цветовой сигнал — это определенное задание или тест. С космонавтами работают психологи. Именно они рекомендуют составлять экипаж так, чтобы была максимальная совместимость.


МКС: душевное пространство


В макете модуля я тоже смогла почувствовать себя немножко космонавтом, походить по рабочим отсекам, поудивляться, как в таких узких замкнутых пространствах месяцами бок о бок живут и работают на МКС. Олег Новицкий улыбаясь вспоминает свою космическую одиссею:


— Нужно притираться друг к другу. Люди разные, шесть мужиков в одном небольшом пространстве — кошмар! Но при этом именно максимальное отсутствие конфликтов — элемент успешной работы космонавта и экипажа.


Едва ли не единственное на станции место личного пространства — каюта. Это — пенал в рост человека с иллюминатором, место для сна. Космонавт спит «стоя» у стены, в спальном мешке. Чтобы хоть как–то сымитировать ощущения давления, гравитации, рассказал Олег Новицкий, он специальными резинками — крест–накрест — фиксировал свой спальник на условной кровати.


Земля в иллюминаторе


Олег Викторович признается, что о красотах, увиденных в космосе, будет помнить всю жизнь:


— За сутки станция выполняет 16 витков, и соответственно космонавты видят столько же восходов и закатов. Когда Солнце выходит из–за Земли, это зрелище редкое по силе воздействия на воображение. К виду Земли в иллюминаторе тоже трудно привыкнуть. Вдвойне трогает, когда понимаешь, что ты один из немногих, кто так видит планету. Видел из космоса северное сияние. Очень красиво. А вот челябинский метеорит проспали — у нас была ночь. Рад, что удалось сделать снимки Минска из космоса, буквально в последние недели работы на орбите: то погода не та, то пролетали слишком высоко.


Три земляка — отличная компания


Представляла, как было бы здорово накануне Дня космонавтики собрать космонавтов–белорусов вместе: дважды Героев Советского Союза Петра Климука и Владимира Коваленка и представителя новой формации — полковника авиации Олега Новицкого.


Моя наивная режиссура не задалась: как оказалось, коллеги по телефону уже поздравили земляка с удачным полетом и возвращением на Землю. Чтобы Климук и Коваленок в одном месте и в одно время могли быть в Москве или в Звездном городке, поистине должны сойтись звезды. Отдав космосу годы, они сейчас настолько активно заняты его смычкой с земной жизнью, что вряд ли угонишься.


Владимир Коваленок ведет научную и образовательную деятельность, преподает, много ездит. Благодаря невероятному оптимизму и энергии Петра Климука Беларусь — в космической семье: порой он буквально живет между Минском и Москвой, стыкуя ученых, чиновников, практиков, занятых в белорусско–российских космических проектах.


В этот день мы с Петром Ильичом разминулись: я ехала в Центр подготовки космонавтов, он — в обратном направлении, подъезжал к Москве, куда традиционно на встречи и переговоры срывается едва ли не на рассвете.


К слову, во времена полетов Петра Климука и Владимира Коваленка по возвращении на Землю наградой были очередное воинское звание и Звезда Героя Советского Союза. А сейчас, рассказал Олег Новицкий, все по–другому. Накануне зачисления в отряд космонавтов сам он ушел в отставку — теперь полковник запаса, гражданский человек. Все детали полета, работы на борту МКС проанализируют специалисты, и по итогам их заключения будут раздаваться бонусы.


Набор высоты


Возможность снова полететь в космос, говорит Олег Новицкий, это лучшая награда:


— Мне хочется продолжать расти в своей профессии, ставить новые цели и достигать их.


Полетные ощущения летчика и космонавта разные. В космосе — безвоздушное пространство и отсутствие давления на организм. В летной практике — наоборот: колоссальные перегрузки, которые космонавт испытывает только при взлете и приземлении. Но все навыки, полученные в летной практике, очень помогают на станции при работе с оборудованием.


Снова полететь в космос можно года через два–три. Все дальше отодвигается возрастная планка ограничений. На МКС сейчас Павел Виноградов — ему летом исполняется 60. И это не предел по возрасту для полетов. Значит, у каждого из космического отряда больше шансов на долгую карьеру.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...