Кошмарное дело

В республике остаются проблемы в развитии овцеводства Проблему исследует «СГ»

"СГ" разбиралась в проблемах развития овцеводства в Беларуси

Мясо на продажу, шкуры и шерсть – в костер


Не в сельхозпредприятия, а в основном к частнику идет пока белорусская овца. Если быть точным, соотношение один к восьми. Основная часть отечественной отары сейчас у фермеров и на личных подворьях граждан. 15 фермерских хозяйств из всех областей были включены в Республиканскую программу по развитию овцеводства. Казалось бы, вот он шанс существенно прибавить, к тому же при невысокой конкуренции на внутреннем рынке. Но до золотого руна большинство так и не дотянулось, хотя доход имеют стабильный. 


До сих пор, как говорится, фермеры сами между небом и землей. С одной стороны, им еще нужна серьезная поддержка. К примеру, в строительстве новых кошар. С другой – они по-прежнему не могут по-хозяйски распорядиться теми же шкурами и шерстью, деньги от реализации которых были бы вовсе не лишними. В прошлом году в республике получили немногим более 220 тонн шерсти. Кстати, почти половина ее на Могилевщине. Количество овечьих шкур вообще мизерное. До перерабатывающих предприятий дошла лишь толика ценного сырья. И на это есть свои веские причины.

Просто сжигают шкуры и шерсть в фермерском хозяйстве «Петровский» в деревне Дички под Заславлем. 

— Чтобы засолить одну шкуру, надо соли килограммов десять да еще определенные условия хранения, — объясняет причину такой «утилизации» руководитель КФХ Александр Петровский. — Принимают сырье за копейки, да еще попробуй найди куда сдать. То же самое и с шерстью. Килограмм ее, к тому же качественной, стоит немногим более 10 тысяч рублей. С одной овечки два-три килограмма, а я стригалю плачу за овцу до 50 тысяч. Вот и подсчитайте! Наше хозяйство было включено в республиканскую программу, но приобретал овец в основном за свои средства. Теперь около 450 голов романовской и эльдибаевской пород.

Да, государство пытается помочь и оказать поддержку, идет навстречу. Но надо, чтобы и власти на местах брали на себя больше ответственности и смелости. Вышел указ, выполняй его. Помню, как почти каждый день обивал пороги кабинетов, чтобы получить разрушенные здания, которые уже вросли в землю. Специально подсчитал, райисполком посетил 180 раз, областной Комитет по имуществу — около 50. За месяц построил подстанцию, два года добивался разрешения. Когда работать? За время ходьбы по инстанциям вырастил бы не одну сотню овец.

Выручает Александра Михайловича баранина. Реализует ее столичным гипермаркетам. Только в прошлом году отправили ее свыше двух с половиной тонн. Красная цена — 90 тысяч рублей за килограмм, при этом себестоимость мяса — около 40 тысяч. Да, хлопотно, но и прибыльно!

— Овцеводство в Беларуси — уникальная отрасль, полностью открыта для всех начинающих, да и особой конкуренции нет, — считает глава КФХ «Волчья радость» из Слуцкого района Игорь Бабешко. — Спрос на овец и мясо растет, а предложение — минимально. Сами наладили адреса поставок, видимо, наш «волчий» бренд привлекает покупателей, так что в названии не ошиблись. Но пахать приходится по-полной. Ягненок рождается весом около трех килограммов. Для того чтобы вырастить из него здорового барана, нужно около года. А овцы — животные довольно требовательные, не переносят сквозняков и сырости, требуют сбалансированных кормов зимой и травянистых лугов в весенне-летний период. Словом, следить надо круглый год, и обидно, что овца, я имею в виду ее шкуру и шерсть, еще недооценена как следует. Да, возможно, наша шерсть – не самое лучшее сырье по качеству. Но его можно использовать. Проверено местными бабушками, которые получали пряжу, и неплохую.

Ну а пока эти разговоры разговариваются, горят костры со специфическим запахом возле фермерских хозяйств. В дым превращается то, что вполне могло приносить добавочную прибыль. Но частнику проще, он сам распоряжается своим добром, а как быть госструктуре?



В КРУПНЕЙШЕМ овцеводческом хозяйстве страны – СПК «Жеребковичи» Ляховичского района, — по словам руководства хозяйства, еще с прошлого года невостребованными лежат 11 тонн шерсти. Вопрос ее невысокой стоимости так и остается без ответа. А ведь именно с этих проблем в свое время начиналось массовое сокращение отар.

Подсчитано, чтобы полностью обеспечить промышленность сырьем, требуется до пяти тысяч тонн шерсти в год. А значит, и овечье стадо поголовьем в полтора миллиона. Беларусь на такую отару даже не замахивается. Но беречь то, что есть, несомненно, стоит, вполне по силам снизить валютную нагрузку на предприятия. 

Пока отрасль не в состоянии загрузить даже мощности Смиловичской валяльно-войлочной фабрики, единственного в республике производителя такой обуви в промышленных масштабах. В 90-е годы прошлого столетия фабрика была на грани закрытия. Пришлось частично перепрофилировать мощности, однако от валенок не отказались, сохранив давние традиции и оборудование, которое нигде уже не выпускается. И, как показало время, поступили правильно. На экспорт идет от 40 до 70 процентов продукции. Похожую пытаются производить в Китае, однако белорусским валенкам она и в подметки не годится. Вот только делают их из шерсти среднеазиатских овец — Узбекистана, Таджикистана, Туркменистана. 

— Своей-то шерсти практически нет, — констатирует директор предприятия Василий Сабан. — Наши потребности — 500 тонн, а в прошлом году из хозяйств республики, от фермеров, из сельских подворий приняли только 10 тонн 750 килограммов. Много на этом не наработаешь.

Примерно такое же положение на Витебском меховом комбинате и Бобруйском кожевенном, где есть все возможности для переработки отечественной овчины. Всегда готово к приему сырья и единственное на всю страну предприятие по первичной обработке шерсти в поселке Ильич Рогачевского района. Пока его производственные мощности загружены менее чем на треть, и новым заказам здесь будут несказанно рады.

Еще двадцать лет назад проблему с эффективным использованием сырья помогали решать комбинаты бытового обслуживания. Особенно славилась своими изделиями Брестчина. Так, в Лунинецком КБО в прядильном цехе перерабатывали давальческую шерсть, которую привозили сельчане. Кто-то забирал назад нитками, кто-то — уже готовыми изделиями: вязали красивые свитера, кофты, жакеты. Сырье сюда везли не только из Брестской, но и из других областей. Когда число овец повсеместно уменьшилось, производство пришлось прикрыть. То же самое случилось и с цехом по пошиву полушубков. А в деревню Мотоль Ивановского района за знаменитыми кожушками и тулупами покупатели ехали даже из-за рубежа. Но и это тоже в прошлом…

Именно таких небольших цехов на этапе возрождения овцеводам и не хватает. Шкуры после выделки и полученные из шерсти нитки наверняка бы быстрее нашли потребителя. Пока же сельхозпредприятия не знают, куда руно девать, а частники просто избавляются от шкур и шерсти. Такая ситуация — пример того, какую роль играет каждое звено в технологической цепочке. Не хватает одного – нормально функционировать конвейер не сможет.


ОТДЕЛЬНАЯ тема – сама баранина, продукт вкусный и полезный. Ведь по калорийности она превосходит говядину, но холестерина в ней в два—четыре раза меньше, чем в говядине и свинине. Но приобрести баранину можно только в супермаркетах, и то далеко не всегда. Обходится без нее меню столовых, блюда из баранины можно заказать только в элитных ресторанах и кафе. Сейчас на одного жителя страны приходится менее 100 граммов деликатесного мяса. Что, не по вкусу оно нашим гражданам? Как бы не так… 

На столичном Комаровском рынке в мясных рядах только несколько продавцов баранины. Цена охлажденного мяса — 120—140 тысяч рублей за килограмм, вполне доступно. А вот ягненок идет от 240 до 280 тысяч. Тем не менее к полудню все раскупают, говорит индивидуальный предприниматель из Марьиной Горки Иван Сороко. Остальные представиться не пожелали, видимо, перекупщики. Не все фермеры желают возиться с торговлей, вот и отдают им бразды правления за прилавком.

Да и у наших мясокомбинатов баранина не в особом почете. Плотно с ней работает разве что Оршанский мясоконсервный комбинат, который принимает овец живым весом для приготовления детского питания. 

Так что проблем в отрасли, как шерсти на баране перед стрижкой. А белорусская овца стране, несомненно, нужна. С ее помощью в животноводстве возможны качественные изменения. Тут впору вспомнить и про острую проблему диверсификации в масштабах подворного бизнеса в Беларуси. Африканская чума свиней, а судя по Европе, ее угроза остается, вынудила искать замену традиционному поросенку. Причем экономически перспективную. Конечно, можно выбрать кроликов или птицу. Но у овцы есть неоспоримые преимущества: от нее и мясо, и шерсть, и шкура. Маленькая овечка сулит солидный доход. В том числе в общереспубликанском масштабе. Если дело поставить…

shevko@sb.by
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?