Коровы, которые гуляют сами по себе

НА ЛУГУ мирно пасется стадо. Здесь и телки, и быки, и коровы, всего голов семьдесят навскидку. Точнее сказать сложно — уж очень далеко в разные стороны разбрелись буренки. Да и пастуха не видно. — Даже не трудитесь искать, — машет рукой директор ГП «Первомайск-агро» Щучинского района Владимир ЯНКОВИЧ, видя, как я озираюсь по сторонам. — В лучшем случае он спрятался где-то в кустах. В худшем — его и не было вовсе. Мы с Владимиром Степановичем здесь именно из-за этой, на первый взгляд, идиллической картинки мирно пасущихся жвачных. Казалось бы: ну что может быть странного в коровах на лугу? Но это только на первый взгляд. Дело в том, что коровы, поедающие траву с совхозного пастбища, принадлежат частному лицу. А находятся они здесь незаконно и совершенно без присмотра. Уже несколько лет хозяйство, подвергаясь постоянным набегам буренок, не может защитить от них ни свои пастбища, ни посевы.

Кто найдет управу на странного хозяина большого и беспризорного стада, которое несколько лет терроризирует и совхоз, и жителей Щучинского района?

НА ЛУГУ мирно пасется стадо. Здесь и телки, и быки, и коровы, всего голов семьдесят навскидку. Точнее сказать сложно — уж очень далеко в разные стороны разбрелись буренки. Да и пастуха не видно. — Даже не трудитесь искать, — машет рукой директор ГП «Первомайск-агро» Щучинского района Владимир ЯНКОВИЧ, видя, как я озираюсь по сторонам. — В лучшем случае он спрятался где-то в кустах. В худшем — его и не было вовсе. Мы с Владимиром Степановичем здесь именно из-за этой, на первый взгляд, идиллической картинки мирно пасущихся жвачных. Казалось бы: ну что может быть странного в коровах на лугу? Но это только на первый взгляд. Дело в том, что коровы, поедающие траву с совхозного пастбища, принадлежат частному лицу. А находятся они здесь незаконно и совершенно без присмотра. Уже несколько лет хозяйство, подвергаясь постоянным набегам буренок, не может защитить от них ни свои пастбища, ни посевы.

ПОКА едем к месту, где, по некоторым данным, живет хозяин стада, то и дело видим гуляющих самих по себе коров — парами или по три-четыре.

И вот мы у полузаброшенного хутора Бурносы, что недалеко от деревни Ходилони Щучинского района. Если бы не пес внушительных размеров, вот-вот готовый сорваться с цепи, да не стреноженный конь — ни за что бы не сказала, что место это обитаемо. Одноэтажный дом из силикатного кирпича, выбитые окна веранды — с одной стороны дом выглядит нежилым. Но если обойти его с другой стороны, увидишь занавески в некоторых, целых, окнах, какую-то мебель, нехитрый скарб… Но дверь дома заперта, и, по всей видимости, людей сейчас в нем нет.

Рискуя попасться на зуб собаке, углубляюсь во двор, если можно его так назвать: территория не огорожена. Здесь — остатки того, что когда-то, вероятно, называлось теплицами: деревянные «скелеты», на которых болтаются лохмотья полиэтиленовой пленки. Дальше — вполне крепкая постройка из силикатных блоков, пара полуобвалившихся сараев — с пустыми, без дверей, проемами, небольшой загон, огороженный символическим забором, и единственный стог почерневшего сена.

Я, честно говоря, в замешательстве: как в таких спартанских условиях и при таком мизерном количестве кормов смогут перезимовать порядка сотни голов крупного рогатого скота?

— А так, как и обычно, — будут совершать набеги на совхозные фермы, — раздосадованно отвечает на мой вопрос Владимир Янкович.

Негодование Владимира Степановича понять нетрудно. Хутор, по словам руководителя совхоза и местных жителей, облюбовал некто Витольд Новогродский, зарегистрированный в соседнем, Вороновском, районе. Там у него, если судить по справке, выданной Заболотским сельским Советом, в деревне Волейши имеется две головы крупного рогатого скота. Зато на хуторе Бурносы, который, кстати, официально ему не принадлежит, неучтенных голов КРС где-то сотня.

— Коровы беспрепятственно гуляют, где им вздумается, ежедневно стравливая культурные пастбища хозяйства. И не только пастбища: вытаптывают посевы кукурузы, рапса, пшеницы, огороды местных жителей… Следы и экскременты говорят о том, что это именно коровы, а не, скажем, дикие кабаны или другие животные, — рассказывает Владимир Янкович.

ЭТО подтверждается и документами. Передо мной — стопка актов, в которых своеобразная хроника набегов коров на поля и фермы хозяйства. «23 апреля 2012 года скотом Новогродских стравлены посевы озимого рапса в урочище Подгалишки на площади 36 гектаров. «15. 06. 2012 года скот в количестве 46 голов в 4.00 утра приходил на ферму (имеется в виду ферма «Ходилони». — Авт.), 18 голов зашли в сенной сарай, поедали сено»… «27. 06. 2012 года скотом Новогродских в количестве 53 головы стравлены посевы однолетних и вытоптаны посевы пшеницы»… «09. 07. 2012 года скотом Новогродских стравлено пастбищ на площади 1 гектар, пришло в негодность 2 килограмма проволоки, порвана электроизгородь»… «16 июля 2012 года 72 головы в 5.00 находились на пастбище, порвали проволоку»… «17 июля 2012 года скот в 7.30 снова на пастбище, 70 голов поедали траву и в 12.00 вместе с совхозным стадом пришли на ферму»…

— И это только в весенне-летний период! Можете себе представить, что вытворяют голодные и замерзшие коровы зимой, — возмущается Владимир Янкович. — Они приходят на ферму «Ходилони», что неподалеку от хутора. Уродуют сенажные траншеи, поедают корма — это же целое стадо голодных животных! Пока не наедятся — их не отгонишь. Срываются дойки. Быки покрывают совхозных буренок. Между тем, кто поручится за здоровье этих животных? Это же можно всю ферму заразить — и инфекции, и болезни крови, а вдруг бешенство?..

Суды с нерадивым хозяином беспризорного стада ведутся уже на протяжении нескольких лет, но ситуация лишь усугубляется: буренки бесконтрольно плодятся. И если три года назад в судебных документах фигурировала численность стада в 40 голов, то сегодня, по некоторым подсчетам, их уже больше сотни.

СУДЕБНЫЕ иски, к сожалению, особого воздействия на хозяина стада не имеют. К примеру, суд, проходивший в июле нынешнего года, постановил, чтобы Новогродский выплатил хозяйству 50 миллионов белорусских рублей за причиненный материальный ущерб. 20 миллионов тот возместил, а 30 хозяйство ожидает до сей поры. В любом случае, эти выплаты для нарушителя не особо ощутимы, если учесть, что за одну корову можно выручить порядка 10 миллионов рублей, а денег на содержание стада он не тратит ни копейки.

И это не пустые слова: землю в аренду Новогродский не брал, документы о заготовке кормов в суд не представил. Значит, кормов у него попросту быть не может. За исключением, пожалуй, украденных. А такой грешок за ним водится. Из письма ОВД Щучинского райисполкома директору ГП «Первомайск-агро» от 22. 02. 2012 года: «Довожу до вашего сведения, что по факту хищения силоса с территории фермы «Шестаковцы» проведена проверка. В ходе проверки лицо, совершившее хищение, установлено, им оказался гр-н Новогродский Витольд Иванович 1982 года рождения, проживающий в д. Волейши Вороновского района, в его действиях содержится состав административного правонарушения, предусмотренного статьей 10.5 КоАП РБ (мелкое хищение). В связи с чем в отношении Новогродского В. И. был составлен административный протокол и направлен в суд Щучинского района».

К слову, вора буквально за руку поймал директор совхоза, просидев в засаде несколько ночей, после того как на ферме вскрылся факт пропажи силоса. По словам правоохранителей Щучинского района, были проблемы с законом у Новогродского и раньше — он судим за должностной подлог в период работы на ферме в Щучинском районе. Однако в случае с коровами ему раз за разом удается выходить сухим из воды.

– МИЛИЦИЯ составляет протоколы, но все безрезультатно, — рассказывает заместитель начальника управления сельского хозяйства и продовольствия Щучинского райисполкома Юрий Белявский. — Я сам лично беседовал с Новогродским четыре раза. Кивает головой, обещает и тут же поступает по-своему… Что мы только не делали! Отлавливали коров, загоняли их на ферму, запирали там... В результате через 2—3 дня Новогродский объявлялся, забирал их, а еще через день — они снова на совхозном лугу…

А все потому, что в действиях хозяина стада не усматривается состава каких-либо административных правонарушений. Каждый раз он объясняет ситуацию тем, что коровы сами сбежали на совхозные земли. Он, мол, просто не усмотрел. За что и вынужден платить штраф. Который ему, что слону дробина…

Причина такого положения вещей, по мнению практически всех, с кем мне удалось поговорить, в несовершенстве законодательства. Ни в одном нормативном документе так и не удалось найти конкретного указания, сколько именно голов КРС может содержать частное лицо. По сути, размер личного подсобного хозяйства не ограничен.

А если частное лицо не имеет возможности содержать коров? Как Новогродский, у которого отсутствуют и хлев, и земля для пастбищ и заготовки кормов? Увы, и это не прописано в законах. А в результате другим наносится материальный урон на многие и многие миллионы рублей.

Брать земли в аренду, регистрироваться в качестве фермера хозяин стада категорически не желает: ведь в этом случае он вынужден будет платить налоги, аренду, строить ферму, заготавливать корма и проводить ветеринарный осмотр животных. Действуя как частное лицо, он успешно этого избегает уже несколько лет подряд. Как и ответственности за все свои нарушения.

Может, следовало бы обвинить его в незаконной предпринимательской деятельности? Увы, но и это практически недоказуемо: молоко он не сдает — несчастных буренок, по словам местных жителей, никто и не доит даже. А мясо если и сдает, то исключительно частным заготовителям.

НЕУЖЕЛИ ситуация патовая? Ни в коей мере не претендуя на истину в последней инстанции, все же рискну предположить, что органы, в компетенции которых инициировать судебные дела такого рода, все же недостаточно серьезно относятся к урону, наносимому беспризорным стадом ГП «Первомайск-агро». Ведь как в Земельном, так и Административном кодексах существует масса статей, по которым можно привлечь к ответственности нерадивого хозяина. Это и самовольное использование земель, находящихся в государственной собственности, и повреждение сенокосов или пастбищных угодий, нарушение ветеринарных правил, уклонение от проведения мероприятий по предупреждению болезней животных и даже жестокое обращение с животными (а как иначе можно расценить то, что коровы хозяевами не доятся, а зимой вынуждены жить под открытым небом и самостоятельно искать себе пропитание?) Думаю, при желании найдутся и другие законодательные акты, по которым можно призвать к ответу хозяина буренок, вот уже несколько лет терроризирующих и совхоз, и местных жителей.

Проблема подсказывает и поле для будущей депутатской деятельности председателю Щучинского райисполкома Сергею Ушкевичу, который недавно избран в Палату представителей Национального собрания Республики Беларусь пятого созыва: если его законотворчество распространится на совершенствование законодательства в части содержания личных подсобных хозяйств и занятий фермерской деятельностью. Уверена, избиратели не раз скажут спасибо своему депутату.

P.S. Встретиться с Витольдом Новогродским и услышать его версию происходящего мне так и не удалось: несмотря на то, что мы объехали несколько точек, где возможно было его застать, везде нас ждала неудача. Несколько дней подряд отзывался длинными гудками и телефон в доме его родителей в деревне Василишки Щучинского района. А мобильный номер, оставленный Новогродским в районном суде, был попросту недоступен…

Юлия БОЛЬШАКОВА, «БН»

Фото автора

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости