Корова давала тысячу килограммов молока. А лен был чисто крестьянской культурой

К 1913 году мощность первой минской электростанции, располагавшейся в районе нынешнего Белгосцирка, достигла 1100 киловатт. К этому времени электричество проникло практически во все сферы жизни Минска. Витебский трамвай в 1913-м не только уже существовал, но даже отмечал свое пятнадцатилетие. К слову, в Москве трамвай появится годом позже. Сто лет назад в одном лишь Минске насчитывалось более трех десятков гостиниц (в конце 2012-го их было 26). Самая знаменитая из них, «Европа», после реконструкции располагала 130 номерами, имеющими телефон, электроосвещение и центральное водяное отопление. Сельское хозяйство губерний, находящихся на территории нынешней Беларуси, давало существенную часть национального дохода Российской империи.

1913 год фигурировал в советское время в качестве исторической вехи, с которой сравнивали развитие страны. Беларусь вступила на порог нового «тринадцатого». Чем не повод оглянуться назад?

К 1913 году мощность первой минской электростанции, располагавшейся в районе нынешнего Белгосцирка, достигла 1100 киловатт. К этому времени электричество проникло практически во все сферы жизни Минска. Витебский трамвай в 1913-м не только уже существовал, но даже отмечал свое пятнадцатилетие. К слову, в Москве трамвай появится годом позже. Сто лет назад в одном лишь Минске насчитывалось более трех десятков гостиниц (в конце 2012-го их было 26). Самая знаменитая из них, «Европа», после реконструкции располагала 130 номерами, имеющими телефон, электроосвещение и центральное водяное отопление. Сельское хозяйство губерний, находящихся на территории нынешней Беларуси, давало существенную часть национального дохода Российской империи.

В первом десятилетии XX века белорусское сельское хозяйство начало втягиваться в торгово-экономические отношения. К 1913 году дворянское землевладение уменьшилось на 12,7 процента, при этом 2/3 помещичьих земель было заложено в банках. Дворяне, чиновники, офицеры часто продавали землю зажиточным крестьянам, купцам, мещанам. Решению наболевшего аграрного вопроса способствовала столыпинская реформа. В соответствии с указом от 9 ноября 1906 года каждый крестьянин мог выйти из общины и получить землю, которой пользовался, в личную собственность, причем на отдельном участке — хуторе или отрубе. Правда, в 1907—1914 годах в пяти западных губерниях только 12 процентов крестьянских дворов создали хуторские и отрубные хозяйства. А вот зажиточные крестьяне активно выселялись на хутора. Они скупали за бесценок земли бедняков, помещиков, чиновников и офицеров, увеличивали размеры своих хозяйств и превращались в сельскую буржуазию. Если до реформы крестьяне, во владении которых было от 15 до 25 десятин земли, составляли 8,1 процента, то в результате реформы их число увеличилось до 37,3 процента.

К 1913 году на территориях нынешней Беларуси начала проявляться специализация сельского хозяйства по производству молока, молочной продукции и мяса. Быстро расширялись площади под технические и кормовые культуры, особенно под картофель и травы. Происходил переход от трехпольной к многопольной системе земледелия, шире стала использоваться сельскохозяйственная техника — молотилки, веялки, сеялки, жатки, сенокосилки.

В целом в дореволюционной России энергетические мощности села составляли 23,9 миллиона лошадиных сил (1 л. с. = 0,736 кВт), из них механические — менее 1 процента. Энерговооруженность крестьянских хозяйств не превышала 0,5 л. с. на 1 работника, энергообеспеченность — 20 л. с. на 100 гектаров посевов. Сельское хозяйство велось экстенсивными методами, продуктивность земледелия и животноводства была низкой. В «Трудах совещания 20—22 мая 1915 г. с участием представителей науки, земских и общественных учреждений» констатируется, что средний урожай зерновых в 1909—13 годах был 55—56 пудов с десятины. Для сравнения: в Англии — 149, Германии — 157, Франции — 89, США — 68 пудов с десятины. Однако это не мешало крестьянам собирать рекордные урожаи. По данным Вернадского, в 1913 году в России было собрано 92 миллиона тонн зерна, показатель, который повторили только в 1937-м и в 2011 годах. Низкую урожайность давали и белорусские земли. Согласно статистическому сборнику «Народное хозяйство БССР в 1971 году», с 1907-го по 1913 год посевные площади в белорусских губерниях увеличились с 3789,6 тысячи до 4215,3 тысячи десятин, из них зерновые и зернобобовые составляли 3629,7 тысячи десятин. Урожай ржи возрос на собственнических полях с 45,4 пуда в 1904 году до 53,9 пуда.

В первое десятилетие XX века Беларусь становится одним из крупнейших районов в империи по выращиванию картофеля, увеличив площади посевов с 452,1 тысячи до 583,3 тысячи десятин, что составляло почти 20 процентов всей площади под культуру в европейской части России. Сбор второго хлеба в западных губерниях вырос на 37,6 процента. Крестьянская беднота компенсировала им нехватку хлеба, а помещики и зажиточные крестьяне кормили картофелем скот либо сбывали его винокуренным заводам, количество которых с 1907-го по 1913 год выросло с 574 до 630. В 1913-м они переработали на спирт 32 миллиона пудов картофеля — вдвое больше, чем в 1990 году. В то время на долю пяти западных губерний приходилось 11,5 процента спирта, который вырабатывался в России. Отходы от винокуренного производства шли на корм скоту.

Наряду с картофелем большое значение имел лен. Его посевы возросли с 94,7 тысячи десятин в 1907 году до 100 тысяч в 1913-м. Особенно выделялись Витебская, Минская и Могилевская губернии.

Эта культура высевалась среди пашни на облогах, заброшенных местах, участках, неудобных для зерновых культур. Помещичье хозяйство, особенно на Витебщине, велось нерационально и тоже давало много облогов. Крестьяне все эти земли, пригодные для льна, брали в аренду. Поэтому льняная культура была чисто крестьянской. Даже дешевый наемный труд в помещичьей экономике не выдерживал конкуренции с еще более дешевым трудом крестьянина на своей или на арендованной земле. Так упрочилась в большей части нашей страны эта трудоемкая культура.

По мнению профессора Г. А. Студенского, сельское хозяйство Беларуси 1913 года начинает развиваться интенсивно. «Так, хорошим показателем интенсивности сельского хозяйства служит величина валового дохода на один гектар сельскохозяйственной площади. Три белорусские губернии давали валового дохода на один гектар 68,7 рубля. Достаточно сказать, что рядом лежащий Смоленский, т. е. Западный район, давал 67,1 рубля, восемь украинских губерний — 62,3 рубля. Все это показывает, что интенсивность сельского хозяйства Беларуси была достаточно высока среди губерний тогдашней Европейской России», — считает профессор. Все говорит о том, что накануне Первой мировой войны белорусское хозяйство развивало рыночные культуры, причем картофель шел на рынок с добавленной стоимостью: или в виде спирта и крахмала, или в мясе и молоке.

Обилие лугов и пастбищ способствовало развитию животноводства. В 1913 году у крестьян и помещиков Беларуси было 2,8 миллиона голов крупного рогатого скота, из них приблизительно 1,4 миллиона — дойные коровы. Средний удой — тысяча килограммов. Увеличилось и поголовье свиней: в 1913 году их насчитывалось 1,6 миллиона голов, что на 146 тысяч больше, чем в 1907-м.

Росту поголовья способствовала и конъюнктура рынка. Цены на говядину поднялись на 39 процентов, на свинину — на 40, на свиное сало — на 27, на масло — на 22 процента.

Неудивительно, что помещичьи и кулацкие хозяйства существенно повышают товарность сельхозпроизводства. Об этом свидетельствует вывоз сельхозпродуктов из Беларуси. Если в 1900 году он составил 327 тысяч пудов молочных продуктов, то в 1913-м — почти 400 тысяч. За это же время вывоз мяса возрос со 188 до 522 тысяч пудов. В больших количествах экспортировался спирт: в 1913 году вывезено 9671 тысяча ведер, или почти 70 процентов всего производства.

«Дайте нам 20 мирных лет, и вы не узнаете России», — говорил Петр Столыпин, начавший в 1906 году крупномасштабную аграрную реформу. Ленин признавал, что при успехе столыпинских реформ революция будет невозможна. А Троцкий позже констатировал, что если бы реформа была завершена, «пролетариат ни в каком случае не смог бы прийти к власти в 1917 году». Увы, Столыпина убили в 1911-м. А достойной замены ему не нашлось.

Ирина ГЕРМАНОВИЧ, «БН»

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости