Короткое замыкание

На днях известные рок-музыканты Вольский, Варашкевич, Куллинкович, Хоменко и Павлов встретились с помощником Президента Пролесковским...
На днях известные рок-музыканты Вольский, Варашкевич, Куллинкович, Хоменко и Павлов встретились с помощником Президента Пролесковским. Предметом обсуждения, вообще говоря, стали довольно актуальные проблемы общественной жизни, а сам факт встречи вызвал информационный бум. Увы, некоторые комментарии к мероприятию стали лакмусовой бумажкой, которая четко проявила состояние нынешней политической культуры, точнее, ее дефицита.

«Состояние умов» нашей политической оппозиции и немалого числа журналистов лучше всего, на наш взгляд, иллюстрирует появившаяся на одном из интернет–сайтов статья Максима Жбанкова. Приведем эту статью почти полностью:

«Недавняя встреча опальных рокеров с руководителем главного идеологического управления Администрации Президента господином Пролесковским привела прогрессивную общественность в состояние стресса. Музыкантов, с их слов, ласково попросили дистанцироваться от концертов под эгидой оппозиции. Музыканты единодушно согласились. Начальство в ответ пообещало отказаться от «черных списков» (признав тем самым, что они имели место), не громить концерты и пустить героев рока в телеэфир. Игра? Да, похоже, игра. Но кто от нее выиграл?

Самый простой и очевидный ответ — это, безусловно, очко в пользу власти. Совершенно ясно, что четверка переговорщиков — Вольский, Варашкевич, Куллинкович и Хоменко (автор забыл упомянуть Пита Павлова. — Ред.) — была большей политической силой, чем все лидеры оппозиции, вместе взятые. Наши харизматичные рокеры раскачивали родное болото, генерируя энергию духовного сопротивления маразму системы. И были для массы людей своеобразным иконостасом Сопротивления. Красивым. Ярким. Талантливым. Теперь — другое: авторитетные музыканты решили договориться с теми, кто их так грубо и последовательно давил. И, по сути, сложили с себя полномочия партизан духа. Отчаянная фраза Александра Куллинковича: «Мы не хотим быть куклами ни под одним из флагов, которые я знаю!» — говорит о многом. Это никак не похоже на взвешенный диалог с системой. Это похоже на капитуляцию.

В частном плане артистов можно понять. Сперва тебя загоняют в подполье. А потом ты начинаешь медленно сходить с ума. От безденежья, идеологического прессинга и мрачных перспектив потерять публику. На баррикадах не живут. Там сражаются и умирают. Да, за кордоном любят запрещенных артистов. Но ты–то живешь здесь и сейчас! И вряд ли будешь столь же интересен со своим белорусским рок–н–роллом где–то еще. Наши герои уязвимы. Потому что они — герои только для нас.

Конечно, можно устать от политических игр. Мы все от них устали. Конечно, есть масса претензий к оппозиции. Они есть у всех нас. Но есть еще и такая непопулярная вещь, как моральные обязательства. После такой красивой линии жизни, трудных и ярких лет под бело–красно–белым стягом, после блестящих хитов свободы сдать позиции в пользу невнятных обещаний власти? Надеяться, что вам забудут концерты под неправильными флагами? И плакаться, как лидер «Дюбелей», что «Милинкевич ничем не помог»?..

В небольшой и очень эмоциональной статье Максима Жбанкова отразились, на наш взгляд, большие проблемы. Причем отнюдь не шоу–бизнеса. Почему автор, достаточно популярный журналист, так «возвысил голос»? Почему его статья пестрит не только сугубо военной терминологией: «сопротивление», «партизаны», «капитуляция», но и агрессивными, причем затасканными штампами: «маразм системы», «родное болото» и т.п.? Что произошло? Произошло то, что г–н Жбанков, возможно, сам того не желая, являет обществу суть труднообъяснимых для нормального человека парадоксов и зигзагов нашей «сопротивленческой» мысли.

Всем известно, что каждый второй приезжающий в Минск представитель ЕС повторяет одно и то же: «Мы настаиваем, чтобы власть и оппозиция начали диалог. Мы оказываем постоянное давление на власть, потому что она устраняется от диалога с представителями гражданского общества». Аналогичные, хотя далеко не всегда мотивированные заявления регулярно поступают и от Госдепа США. Любой западный посол в Минске, разбуди его среди ночи, бодро отрапортует: «Требуем немедленного начала диалога государства и оппозиции!» Все мыслимые материальные и нематериальные ресурсы — гранты, обучающие семинары, бесплатные стипендии, дискриминационные санкции etc. — являются частью стратегии, направленной на необходимость диалога.

В унисон внешнему хору громко вторит внутренний.

Господа Милинкевич, Калякин, Лебедько, Ивашкевич, Хадыко истратили мегатонны энергии, чтобы доказать Западу и белорусам, что суть их политической деятельности заключается именно в том, чтобы «наладить конструктивный диалог с властью. Но нас не слушают...»

Что следует из этих инвектив? Следует, что вся «прогрессивная общественность» (позаимствуем этот загадочный термин у М.Жбанкова) ждет не дождется начала диалога и очень страдает от его отсутствия.

Но вот лед тронулся!

Люди, которые являются большей политической силой, чем все лидеры оппозиции вместе взятые, — здесь мы согласимся с Максимом Жбанковым — решились на актуальный и горячо ожидаемый «диалог». К их удивлению, это оказалось совсем несложным делом, поскольку Администрация Президента, похоже, только и ждала инициативы от «представителей гражданского общества».

То, о чем так долго в журавлиной тональности грезили политики, свершилось. Конструктивный диалог из бесплотных деклараций оппозиционных вождей стал осязаемой реальностью.

Вот тут–то и появился Максим Жбанков. Не один, разумеется, десятки, сотни жбанковых обоего пола вместо того, чтобы порадоваться долгожданному началу «диалога», бросились с заполошным криком к компьютерам и микрофонам:

— Ганьба здраднiкам! Легенд Сопротивления больше не будет!

И еще сто сорок высокопарных глупостей в таком же духе!

Вот вся эта информационная буря в стакане воды и является показателем иррациональности идеологем наших «непримиримых борцов с режимом». Что они вообще хотят, минские буревестники? Но нет ответа на этот наивный вопрос...

Конечно, не стоит тратить время на то, чтобы объяснить г–ну Жбанкову (уверены, что г–н Жбанков и сам вполне в курсе дела), что музыкантов, которые хотят заниматься своей профессиональной деятельностью и зарабатывать на жизнь, просто аморально упрекать в том, что это естественное желание может не совпадать с некоторыми пылкими политическими доктринами. Не спрашивает же музыкант Вольский у «независимых политиков» и «независимых журналистов», как это они умудряются и соблюсти чистоту риз, и неплохо устроиться в этой жизни? Значит, и «независимым» тоже вряд ли следует требовать от Вольского иноческого существования, питания бобами и мокрицами, а также бесконечных «шефняков» для решения электоральных проблем знатных политиков, которые без наличия на их тусовках рок–команд интересны только сами себе.

Но все перемешалось в бедных головушках наших культуртрегеров! И Че Гевара, и легенды Сопротивления, и неизбывная любовь к халяве, и нежелание увидеть бревно в личном глазу, и блатарская философия типа «ты умри сегодня, а я завтра»...

И все же это — частности.

Главное заключается в том, что все, в том числе и западные люди, получили, к сожалению, возможность в очередной раз убедиться, что сопротивленческая фантасмагория в Беларуси зашла слишком далеко. И как только находятся здравые личности, желающие как минимум начать диалог, перейти от безумного уличного ора к спокойному разговору, то глумливый плебс с бешеной яростью приступает к их беспощадной травле.

И что замечательно — в интересах коренного углубления демократии в стране!..


[b]Продолжение темы [/b]

На сайте "Наше мнение" опубликован [link=http://www.sb.by/article.php?articleID=62329]комментарий[/link], который, как нам кажется, достоин обсуждения на нашем сайте...
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...