Коротко и ясно

От 50 до 50 000 долларов: каковы шансы у нашего малобюджетного кино перейти на новый уровень

Не за горами Минский международный кинофестиваль «Лістапад». Десятки мировых премьер, ретроспектива старого кино и, конечно, белорусские новинки. Чем в этом году порадуют наши режиссеры? Неужели снова исключительно недорогие ленты? Это и послужило поводом поговорить о малобюджетном кино.

Дебютный фильм Влады СЕНЬКОВОЙ рассказывает о современных подростках.

Трудности перевода

Владу Сенькову сейчас сложно застать на одном месте. Еще пару недель назад она была с головой в съемках своего очередного фильма. Только освободилась, повезла на фестиваль в Ростов-на-Дону свою предыдущую короткометражку. Вернулась буквально на денек — и в Варшаву. Там десятидневный мастер-класс, а потом снова к съемкам. На первый взгляд, сладкая жизнь матерого кинематографиста. По факту же — бесконечный поиск молодого режиссера.

Про Владу заговорили еще в 2015-м, когда на «Лістападзе» во внеконкурсной программе был показан ее фильм «Граф в апельсинах». Не то чтобы это первая в истории нашей страны малобюджетная картина, до этого и другие делали нечто подобное. Но фильм Сеньковой не только получил хорошие отзывы дома, он поехал по другим фестивалям, взял несколько наград и заставил признать: в Беларуси появился новый режиссер с авторским кино и оригинальными идеями. 
Выучившись на переводчика, Влада все же решила стать режиссером.


  Откуда взялась эта девчонка? Сама Влада рассказывает, что все началось в 2011-м, когда она пошла в киношколу учиться писать сценарии. Она и раньше этим увлекалась, но тогда захотела узнать всю эту кухню и заниматься профессионально. На тот момент у девушки за плечами уже был лингвистический университет. Почему не Академия искусств? Она брала выше: метила в Питер, но дела амурные разбили мечты. Потому решила получить профессию, которая будет ее кормить. Собственно, и не ошиблась. Влада некоторое время зарабатывала переводами, параллельно задумывая свое кино. 

Историю про подростков, которые собираются на даче отметить день рождения, а в итоге теряют младшую сестру одного из гостей, она придумала сама. Идея — рассказать, как в сложных обстоятельствах меняется мировоззрение молодых людей. Влада говорит, что писала сценарий о том, что ей близко. Была уверена — снять про это кино несложно:

— Наверное, тогда еще не понимала, во что ввязываюсь. Мне казалось, что у меня есть друзья, у них есть камеры — все будет весело и классно. У мамы от продажи квартиры осталось немного денег, и я попросила у нее пару тысяч долларов…

Но эти деньги очень быстро закончились. Они ушли на пропитание и поездки на дачу, где и проходили съемки. Собственно, на эту самую дачу абсолютно бесплатно пустила мама одной из актрис. За что потом нажила себе врагов среди соседей, которые были уверены, что там снимается нечто запрещенное. Актерами, опять же совершенно бесплатно, согласились стать ребята, обучавшиеся вместе с Владой в киношколе. Камеры были у друзей. Ну, как камеры, точнее, фотоаппараты с возможностью снимать видео. Сегодня режиссер понимает, что для большого кино все это несерьезно. А тогда все казалось нормальным. Не могли приехать ребята с камерами, приглашались другие с такими же фотоаппаратами. В итоге, когда начался монтаж фильма, все взялись за голову. 

— Мне как-то немцы на фестивале сказали: у вас такой интересный цвет в кино! Я молча улыбалась. А что делать, если у меня пять разных камер, и чтобы спасти ситуацию, ничего другого не оставалось?

Съемки на натуре, а также в домах друзей — это возможность сэкономить бюджет.
Два плюс три

Но пока случился тот судьбоносный успех на фестивале в Котбусе, режиссеру пришлось еще немало пострадать, чтобы вообще выпустить свое первое детище в свет. Если кратко, после окончания съемок снова понадобились деньги. На звук. Ведь про него на съемочной площадке никто не думал. Еще раз попросить денег у мамы? Ну не миллионерша же она, в конце концов. Понадеялись на краудфандинг. И не прогадали. Добрые люди подкинули еще три тысячи долларов. Причем значительную часть из них дал абсолютно случайный человек из России. Влада потом познакомилась с ним, он увидел фильм и сказал, что не пожалел о том, что вложил в него деньги. Это было бальзамом на душу для режиссера.

В общем-то, и сама Сенькова, несмотря на все эти сложности на протяжении двух лет, не пожалела, что занялась этим делом. Более того, она лишь утвердилась в своем желании связать жизнь с кино. В голове уже зрели планы на новый фильм. Но вот вопрос: где взять деньги? Несмотря на множество положительных отзывов, продюсеры в очереди не стояли. И Влада с друзьями решили заработать их сами. Хотя бы какую-то часть. Втроем, напечатав сотни открыток-постеров будущего фильма, они автостопом отправились продавать их в Польшу, Чехию, Германию. Возможно, это путешествие когда-нибудь ляжет в основу одного из фильмов Влады. Но сюжет там наверняка будет печальным: режиссер с друзьями вернулись с пустыми карманами.

— После такого не пропало желание вообще что-нибудь делать? — спрашиваю у молодой кинематографистки.

Отвечает: «Нет». Хотя и пришлось немного свернуть с намеченного пути. Тот сценарий пришлось отложить в сторону и написать другой. Вместо полного метра Влада взялась за короткий. Тема о войне и мире: в поезде встречаются белорус и сириец. Бюджет самый что ни на есть скромный. Сам фильм всего-то 17 минут. Но лестных слов в адрес режиссера он принес не меньше, чем «Граф в апельсинах». Короткометражка и по сей день продолжает ездить по фестивалям. А отзывы вселяют в режиссера уверенность, что она выбрала правильную дорогу.

Питчинг в помощь

Правда, нет-нет да и приходится сворачивать с нее. Сейчас Влада опять вся в работе. Между тем очередной фильм — не совсем авторское кино, которым грезит Сенькова. Точнее, там много всяких авторских штучек, но очевидно, что это коммерческий проект, рассчитанный на массового зрителя. Это история о трех авантюристах, которые пытаются заработать, но у них не очень хорошо получается. «Прожектеры», не скрывает режиссер, будут ориентированы прежде всего на российский рынок, в идеале — на все постсоветское пространство. И это не случайно. Влада убедила одного белорусского продюсера дать денег хотя бы на треть фильма. И эта часть уже снята. В остальном очень рассчитывают на российского инвестора. Режиссер решила пойти путем, которого сегодня придерживается весь мировой кинематограф, — сделать коопродукцию. Это дает огромные преимущества, прежде всего в плане проката. Но практика такова, уверяет режиссер: иностранные партнеры охотнее вписываются в проект, когда там уже есть какая-то часть местных, в нашем случае белорусских денег. Они у Сеньковой имеются, поэтому есть и надежда, что зарубежный спонсор тоже появится. 

Актеры в фильме «Граф в апельсинах» работали бесплатно, но сегодня режиссер уверена, что так быть не должно.

— Но это ведь совсем другие обязательства: продюсеры могут попросить вернуть им деньги, — бросаю реплику.

— Прежде всего, передо мной задача — сделать хорошее кино. Только потом заработать. Для меня дело чести вернуть вложенные деньги, — отвечает режиссер. Сколько придется вернуть, пока никто не знает. Ведь пока до конца не известны и продюсерские вложения. Но очевидно, что сумма в разы больше, чем это было с «Графом в апельсинах». 

Влада сегодня вообще не хочет снимать с бюджетом в пять тысяч долларов. Она отлично понимает, что за такие деньги хорошее кино не снимешь. Хотя и не зарекается. А вдруг вспышка, непреодолимое желание взяться за какой-то проект. И, несмотря на то что сейчас вся в «Прожектерах», уже думает про следующий авторский фильм. На него надо сто тысяч долларов. Где взять столько денег? Краудфандинг — раз. Хотя таким образом раздобыть большую сумму шансов мало. Питчинги — два. Именно презентацией своего сценария на различных фестивалях Влада и собирается заняться. Рассказывает, что каждый раз с интересом наблюдает там за ребятами из Кыргызстана. За последние десять лет в этой стране очень сильно поднялся независимый кинематограф. Представители Кыргызстана постоянно участвуют в Каннах, Берлине и других престижных фестивалях. Сенькова очень надеется, что когда-нибудь это преображение случится и с белорусским кинематографом. Не важно, ее это фильм будет или кого-то из коллег. Они в этом деле не конкуренты, а, скорее, союзники: вместе протаптывают дорогу на мировой кинорынок и делают славу стране. Пока, правда, за маленькие деньги. Но кто сказал, что так будет всегда? Без веры в лучшее за работу не берется ни один режиссер.

КОМПЕТЕНТНО

Антон СИДОРЕНКО, кинокритик: 


— Фильм должен стоить ровно столько, сколько он стоит. Бюджет зависит от того, что предусмотрено в сценарии. Логично, если действие происходит в наши дни, там несколько героев и немного локаций, — это одна сумма. Если речь идет об исторической картине, где есть батальные сцены, используются дорогие костюмы и декорации, — это уже совсем другие деньги. Словом, бюджет должен быть таким, чтобы сценарий можно было адекватно перенести на экран. 

Что такое малобюджетное кино и дорогое? У нас это все весьма относительно. Если посмотреть на те фильмы, которые снимает «Беларусьфильм», то по мировым меркам — это не есть сверхдорогое кино. Сейчас все бюджеты менее миллиона долларов. По голливудским меркам — это малобюджетное кино. Если речь идет о суммах ниже ста тысяч долларов, то такие фильмы называют уже микробюджетными. На практике фильмы с такими минимизированными расходами — фактически любительское кино.

Национальный конкурс «Лістапад» на деле — фестиваль в большинстве случаев любительских короткометражных работ. Их вообще нельзя сравнивать с коммерческим профессиональным кино. Это абсолютно разные планеты. И если на нашем фестивале побеждают фильмы с бюджетом в пару тысяч долларов, это не значит, что теперь надо говорить: «Зачем нам тратить большие деньги на кино?» Бездумное уменьшение бюджетов — это путь в никуда.

Но нельзя и кидаться в крайности: все деньги вкладывать в один суперблокбастер или, наоборот, делать десять малобюджетных фильмов. Единственное, надо понимать, что кинопроизводство — весьма затратное удовольствие. Спецэффекты, компьютерная графика не могут стоить копейки. Если речь идет о простеньких сериалах, которые не пойдут в прайм-тайм, то там себестоимость может быть низкой, в то же время такие проекты предусматривают много серий, и в итоге тоже получается недешево. 

Но главным показателем успеха любого фильма является зрительский интерес. Давайте посмотрим, какие фильмы зарабатывают пока больше всего в белорусском прокате. Это голливудские блокбастеры, кинокомиксы, бюджет которых — сотни миллионов долларов. Да, есть исключения, когда независимое кино со сравнительно небольшим бюджетом вдруг обгоняет фаворитов в прокате. Но, как показывает практика, и в этом случае речь идет о бюджетах не в десятки, а в сотни тысяч долларов, плюс гигантские суммы идут на рекламу и раскрутку.

ПРЯМАЯ РЕЧЬ

Николай ЛАВРЕНЮК, координатор национального
конкурса «Лістапад», сценарист:

— В прошлом году в программу национального конкурса поступило около 90 заявок. Приблизительно столько же пришло и сейчас. Удивляться этому не стоит. Как и испытывать некую необоснованную радость и считать каким-то серьезным прорывом. Есть объективные факторы: технологии развиваются, становятся доступными для всех. Это значит, что видео может снимать любой желающий. Любой желающий может подать и заявку на «Лістапад». Это не так уж и сложно, а главное — бесплатно. Конечно, с одной стороны, это радует. Но с другой стороны, среди этих заявок много любительских работ и работ начинающих авторов. Мы не ставим никаких ограничений, потому что и среди таких могут найтись самородки. И это случается. 

Но важный момент: среди этих 90 заявок совсем небольшое количество игровых полнометражных фильмов. Обычно это 3—4, что не позволяет нам делать отдельную программу полнометражных фильмов. В итоге у нас в одной секции и короткий метр, и полный. Понимаю, что у многих к этому есть некоторые вопросы, но пока такова наша реальность.

Но, тем не менее, радует, что есть люди, которые действуют, не ждут помощи извне, а сами снимают. Так происходит не только в Беларуси. Нельзя сказать, что мы какая-то передовая страна в независимом малобюджетном кино. Такое есть везде. Другое дело, что в любой стране первый фильм снять очень сложно, сложно получить на него поддержку. И даже если режиссер таки снял свой первый фильм и он успешен, нет ответа на вопрос, что будет дальше? Нет никаких гарантий, что появятся деньги или человек, который готов их дать. Логично, казалось бы: режиссер привозит несколько наград с фестивалей, и к нему начинают проявлять интерес. Но это совсем не так. Многие надеются: мой фильм победил на «Лістападзе», значит, все кинотеатры возьмут его, он соберет много денег в прокате, мне предложат высокобюджетный проект. Но этого не происходит. 

Что делать? Думаю, что Юлия Шатун, фильм «Завтра» которой победил в прошлом году в национальном конкурсе, выбрала правильную дорогу. Она сейчас поехала учиться в Московскую школу нового кино. Это одна из сильнейших школ не только на постсоветском пространстве, а даже в Европе. Ее выпускники побеждают на самых престижных конкурсах, в том числе в Каннах. Юлин фильм, кстати, победил на фестивале в Марселе и, между прочим, приобретен Францией для ограниченного проката. Можно было упиваться успехом, но Шатун решила не стоять на месте, развиваться. 

Вообще, у каждого свое видение пути. Главное — снимать, снимать и еще раз снимать. Кого-то устраивает вариант малобюджетного кино, у других есть потребность выйти на какой-то новый уровень. И с этим сложно. Даже если заниматься поиском финансирования в других странах, то есть замахнуться на копродукцию, то, не имея поддержки здесь, сделать это очень сложно. Мы находимся в условиях устаревшего кинопроизводства.

Наше будущее за малобюджетным кино? Вопрос, что считать таковым. 500 тысяч долларов — по американским меркам это ничто. Но нам и не надо гнаться за огромными бюджетами, так как Голливуд мы все равно не победим. Наш путь — кино авторское, фестивальное, которое в то же время интересно и зрителю. Пример — тот же «Хрусталь» Дарьи Жук. По западным меркам это недорогое кино. Хотя финансирование там искали несколько лет, вообще Дарья долго шла к этому проекту. Фильм хорошо прошел в нашем прокате, его посмотрели более 18 тысяч зрителей, кассовые сборы составили более ста тысяч белорусских рублей. 

Диапазон нашего независимого кино от 50 до 50 тысяч долларов. Максимум — 100 тысяч, но это редкость. Чаще же — 2—3 тысячи. Конечно, на такие деньги хорошее кино сделать сложно. И только один раз. Второй раз за такое редко кто берется. Поэтому сейчас многие, выстрелив один раз, находятся в состоянии ожидания. Реально снимать, имея хотя бы от 50 тысяч долларов. 

Чтобы появлялись шедевры, должен быть поток производства. У нас его нет. Я не вижу смысла в бюджетах по миллиону долларов. Эта пустая трата денег, так как вернуть такие суммы невозможно. Я продолжаю считать, что гораздо эффективнее запустить десять фильмов по сто тысяч. Один-два из них наверняка станут успешными.

stepuro@sb.by


Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости