Короткая память длинного волокна

Почему Оршанскому льнокомбинату не хватает качественного сырья?

В СЛЕДУЮЩЕМ году Оршанский льнокомбинат планирует закупить за рубежом 2 тысячи тонн льноволокна. В 2016-м будет завезено 600. Этого оказалось мало, весь август предприятие простояло. Короче говоря, вместо того чтобы зарабатывать валюту, комбинату придется потратить 5,5 миллиона евро на импорт сырья. И это в стране, производящей четверть всего волокна в мире, занимающей первое место по его выпуску на душу населения. Что же происходит с отраслью? Почему уже много лет мы не можем справиться с проблемами?



В поисках ответа обозреватель «СГ» отправился по разным адресам. Среди первых — Оршанский льнокомбинат и Кохановский льнозавод.

1. Тресту по осени считают


ЗАМЕСТИТЕЛЬ гендиректора льнокомбината по производству Наталья Велюгина разговор начала с неутешительного прогноза. Если все 24 льнозавода будут работать на полную мощность, в три смены, чтобы быть рентабельными, то собранной с полей тресты хватит до апреля. А как жить летом? Переработчиков спасет импорт. А заводчане из-за недогруженных мощностей понесут убытки.

Для полной загрузки льнокомбината и продажи части волокна на экспорт надо выращивать, как требует госпрограмма развития льноводства, 180 тысяч тонн тресты. В этом году вышло только 139 тысяч — чуть больше уровня 2015-го. Причем недобор был прогнозируем еще весной. Для воплощения задуманного при сложившейся в последние годы урожайности требовалось посеять 55 тысяч гектаров долгунца. Посеяли лишь 46 тысяч. Если учесть, что примерно 5 процентов ежегодно убывает из-за неблагоприятной погоды, к уборке осталось еще меньше.

Но не будем спешить с претензиями в адрес заводов из-за недосева площадей. Даже на существующих работы шли с трудом: не успевали оборачивать и вовремя поднимать тресту со стлищ. Поэтому ее свозили с полей в конце октября — на месяц позже оптимальных сроков, что обязательно отразится на качестве сырья. Главная причина — не хватает техники для поддержания на должном уровне технологии. Например, в Витебской области больше всех посеяли и собрали льна, а треста оставляет желать лучшего. Нет претензий только к Дубровенскому льнозаводу, у которого достаточно машин.

Чтобы треста равномерно вылежалась, следует выполнить минимум одно оборачивание, а на высокоурожайных полях — два. Это в теории. А на практике в Брестской области в среднем сделали эту операцию полтора раза, в Витебской — один, да и то на половине площадей. Вот и ответ, почему здесь некачественное сырье.

На Брестчине выход длинного волокна — 12 процентов, Витебщине — только 5. А ведь именно на него делает ставку комбинат, короткое практически не используется в текстильном производстве. Поэтому на нем много не заработаешь. Не в этом ли одна из главнейших причин слабого экономического состояния заводов?

Немало из них за последние годы модернизировано, оснащено современными импортными линиями по изготовлению волокна. Но даже золотое оборудование будет бессильно сделать что-то толковое из плохого сырья. Например, недавно модернизирован Ореховский льнозавод Оршанского района. Но из-за нехватки оборачивателей сырье вышло невылежанным. Естественно, падает качество, а с ним и выручка.

Есть, правда, и обратные примеры. На Горецком льнозаводе старое оборудование. Но руководство из года в год озабочено его загрузкой качественной трестой и в количестве, достаточном для постоянной работы в три смены. Отсюда и прибыльная работа, и достойная зарплата.

Наталья Велюгина считает: государство сделало хорошее дело, закупив для заводов немало техники. Но ее пока все равно недостаточно. А дополнительную сами предприятия в большинстве случаев приобрести не могут из-за плачевного финансового состояния. Нужна дальнейшая помощь? Похоже, иного выхода нет.

При всех сложностях на следующий год льнокомбинат увеличивает госзаказ на длинное льноволокно с 7100 тонн до 7500 при пропорциональном уменьшении на короткое. Почему? На зарубежных рынках, куда идет 80 процентов продукции, растет спрос на более качественную продукцию, которую можно получить из сырья высоких номеров. Поэтому комбинат провел модернизацию, мощности по переработке длинного волокна в 2018 году возрастут до 8000 тонн.

В чем суть модернизации? Новое оборудование позволяет получать нежные ткани, они становятся похожими на хлопчатобумажные. Но для этого нужно и более качественное сырье, номером 12 и выше. К сожалению, оно по-прежнему остается редкостью. Если урожай прошлого года дал в среднем 11,02, то теперь ожидается не более 10,5. А ведь модернизация строилась с расчетом на то, что превалировать будет 12-й.

Нынешней осенью у заводов стали возникать обиды: комбинат отправляет часть сырья назад. Им порой кажется, что и номера занижаются. Чтобы глубже вникнуть в суть разногласий, отправляюсь с Натальей Вячеславовной на Кохановский льнозавод. Там заглядываем прежде всего на сортировку волокна. Заместитель гендиректора разбирает каждую стопку сырья и разъясняет суть претензий:

— Не берем сырье только с большим количеством костры и мертвых волокон — рыжих полос, которые не отбеливаются. Это происходит чаще всего из-за того, что тресту вообще не оборачивали во время вылежки.

Десятого номера комбинату требуется лишь 5 процентов. А у заводов его в десять раз больше. Что делать? Комбинат нашел компромисс. Принимает десятку, но при условии однотонности и отсутствия костры. Для этого надо особое внимание обратить на сортировку волокна. Поэтому работники комбината в последние дни активно посещают заводы и показывают, какое сырье пригодно. Например, даже если оно будет соответствовать по длине десятому, его готовы взять одиннадцатым номером при условии, что оно все будет серое.

— Сегодня длина не играет первостепенной роли, — замечает Наталья Вячеславовна. — Если она будет всего 60 сантиметров, но с требуемой разрывной нагрузкой и расщепленностью, заберем 11-м номером. Появилось новое оборудование, которое можно настроить на определенный размер. Но не менее 58 сантиметров.

Поэтому актуальным становится обучение сортировщиков волокна. Они должны знать, в какую пачку положить каждую горсть. От этого зависят доходы предприятия. Ведь разница на тонне волокна между 11-м и 12-м номером — тысяча рублей (10 миллионов старыми деньгами).

Услышав об этом, директор Кохановского льнозавода Федор Коваленко заявил: готов платить эту тысячу в месяц сортировщице. Конечно, при условии качественной работы и выполнения нормы. Словом, будет она приносить заводу хорошие деньги — вправе рассчитывать на достойное вознаграждение. Наталья Велюгина посоветовала отправить сортировщиц на льнокомбинат, чтобы поучиться этой профессии у более опытных коллег. Тогда не будет рекламаций, зато возрастут денежные потоки за более качественное сырье.

Однако для роста доходов требуется не только качество, но и количество волокна. Поэтому в смену должна работать не одна сортировщица, а несколько. Именно из-за их нехватки в сентябре завод реализовал только 3 тонны волокна. Правда, в октябре, с приходом нового директора продали уже 11 тонн.

Предыдущий руководитель успехами не блистал. За прошлый год завод получил 2,2 миллиарда убытков старыми деньгами. В этом также ожидается минус 2 миллиарда. Занятно, как здесь собирались выбираться из финансовой ямы. Для этого разрабатывали бизнес-план. Вот его основные положения: проведение посевной кампании в оптимальные сроки, соблюдение комплекса агротехнических мероприятий и так далее. От всех этих «революционных» намечалось получить экономический эффект аж 173 миллиона старых рублей. Остальных двух миллиардов убытков вроде как и не видели. Хотя можно было предложить такие скромно звучащие, но по-настоящему деловые предложения: научить людей правильно сортировать волокно или работать в три смены. А ведь именно они, как показывает жизнь, приносят реальные деньги. Причем без особых дополнительных затрат.

Это, кажется, понимает и новый руководитель. По крайней мере, он основательно взялся за наведение порядка на предприятии. Подтверждение — более чем трехкратный рост реализованной продукции за прошедший месяц.

В планах директора на следующий год — увеличение посевных площадей до 1200 гектаров вместо 800 в 2016-м. Это позволит больше собрать сырья и обеспечить трехсменную загрузку оборудования. Согласитесь, уже конкретика.

Хроническая убыточность не только Кохановского, но и ряда других заводов периодически порождает вопрос о создании льняного холдинга.

Гендиректор Оршанского льнокомбината Владимир Нестеренко считает: холдинг невыгоден успешным льнозаводам. Он нужен лишь тем предприятиям, которые хотели бы свои проблемы решить за счет комбината. Если бы изготовление льняных тканей было таким же высокорентабельным, как, допустим, сахара, тогда, вероятно, вопрос можно было и ставить. Но комбинат сам с трудом выживает в рыночных условиях, на нем немалое кредитное бремя, связанное с модернизацией.

Зато Владимир Нестеренко предлагает обратить внимание на проблему поддержки льнозаводов местными властями. Он утверждает, что там, где райисполкомы озабочены тем, как найти для них трактористов, слесарей или других работников в горячую пору (не безвозмездно!), как правило, есть результат. Причем в этом должна быть обоюдная заинтересованность: успешно работающее предприятие становится и хорошим налогоплательщиком в местный бюджет.


gedroiz@sb.by
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: БелТА
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости