Минск
+6 oC
USD: 2.55
EUR: 2.77

Уцелеет ли «Евровидение» после пандемии?

«Коронавидение» отменяется?

На этой неделе стало известно, что конкурс «Евровидение-2020», который должен был пройти в мае в Нидерландах, не состоится. На фоне переносов чемпионата Европы по футболу и чемпионата мира по фигурному катанию отмена «Евровидения» была ожидаемой, но только не для поклонников конкурса — они ужасно расстроены. Напротив, приятно возбуждены те, кто всегда относился к «евросонгу» скептически. Один из участников нашей рубрики даже ратует за полную его отмену. Оппонент утверждает, что подобные нападки на праздник песни бесчеловечны и терять этот конкурс нельзя ни в коем случае. Любопытно, как оценит вклад «Евровидения» в дело мира наш невозмутимый рефери?

КОЛЛАЖ АННЫ ВЯЖЕВИЧ.

Заочно поем — заочно побеждаем


Начну с главного для себя — не люблю «Евровидение». И не смотрю. Ну может, иногда выборочно пробегаю по фрагментам некоторых распиаренных выступлений в надежде: а вдруг? Нет, чуда не происходит: практически ничего полностью смотреть не хочется. Но это мое мнение, ведь если конкурс существует уже почти 65 лет, значит, это кому-нибудь нужно. Для эстетического удовольствия, пиара, финансовой выгоды — мне все равно. В этом мероприятии давно переплелись все самые неприглядные стороны шоу-бизнеса, которые безнадежно затмили дорогу самому главному участнику — качественной и действительно популярной музыке. Помню, когда все-таки некоторые любимые артисты участвовали в этом форуме, было как-то неловко за них, да и они сами были, как говорится, не в своей тарелке. Так и хотелось спросить: зачем вам это надо?

«Евровидение» любит прихвастнуть, что именно оно дало толчок всемирной популярности Селин Дион, ABBA и Хулио Иглесиаса. Но, простите, за 65 лет? Получается, на этой фабрике, грубо говоря, звезда рождается один раз через почти четверть века? Производительность, скажем, так себе. Да и на переполненном музыкальном рынке стать звездой мирового уровня просто из-за победы на конкурсе с каждым годом становится все сложнее…

«Надо искать в искусстве не новое, а вечное. Если брюки и пиджак надеть наоборот — это будет ново, но глупо»  (Донатас Банионис). 

Вы не хотите этого понимать, Виктория, но это факт: «Евровидение» как телевизионный конкурс себя изжило. Кстати, о форме проведения. Если он телевизионный, зачем его отменять? Что мешало организаторам поступить гибко и все же провести конкурс в виде телетрансляции выступлений, без зрителей? Впрочем, и это его не спасет: суть-то одна…

Несмотря на отмену конкурса по понятным причинам, победители все же определились. Ну до смешного доходит: уважаемый Константин Львович Эрнст делает заявление о том, что по результатам просмотров на официальном YouTube конкурса с безусловным отрывом победила российская группа Little Big! Вот уж действительно новый формат! Может, вообще все музыкальные конкурсы проводить по результатам роликов в YouTube? Виктория, я понимаю, что «Евровидение» — это не конкурс для слушателей и жюри с высшим музыкальным образованием, но, как говорится, не до такой же степени!

Кстати, о «номинанте» на первое место. Посмотрев распиаренный генеральным директором «Первого канала» ролик российской группы со странным нероссийским названием, утвердился в мысли, что кризис жанра продолжается. Это все, что угодно: пародия, фарс, комедия, дешевый водевиль, но только не музыкальное выступление на конкурсе. Совершенно справедливо один из московских музыкальных критиков назвал это «стилистическим тупиком». Я бы добавил, что это не только стилистический, но и музыкальный тупик.

Серьезные композиторы и продюсеры всегда относятся к созданию хита очень вдумчиво: он должен мощно воздействовать на все чувствительные точки слушателя, здесь надо бить наверняка, без экспериментов и пристрелки — тогда песня пойдет, как говорят, в народ. А на кого воздействует этот «литтл биг», на воздух? Стеб, да и только. А сколько хитов выпустило «Евровидение»? Может, Виктория, вы кое-что из них напоете? Попробуйте именно напеть, необязательно по нотам, внутренне вспомните пару мелодий хотя бы трехлетней давности, не говоря уже о более ранних. У меня тоже не получается — нет их, этих мелодий. Схема проста: что-то оказалось на первом месте, поиграло на FM-радиостанциях и музыкальных телеканалах — и в утиль. Хотя нет, есть еще спасительное решение максимум на летний сезон: отправиться в качестве танцевального трека на дискотеки в турецкие или египетские отели, что вообще в дальнейшем будет вызывать только аллергию.

Настоящие музыкальные конкурсы рождают и поддерживают настоящие таланты, песни которых, как показывает жизнь, продолжают радовать своих слушателей и через 50, 60 и более лет. Про классику я вообще молчу — она бессмертна. Сколько же еще надо «Евровидению» для зрелости, чтобы начать выпускать на музыкальную орбиту такие звезды?

Дмитрий ШАМКО

shamko@sb.by

Больше чем конкурс песни


А я грущу, Дмитрий, обидно до слез. Как и миллионы других членов «евровизионной семьи», не могу поверить, осознать до конца, что это конец, провал идеи объединенной Европы, и последствия мы не вполне себе представляем. Вы знаете, за 64 года своей истории конкурс «Евровидение» столько раз был под угрозой отмены, что поклонники даже успели к этому привыкнуть и перестали обращать внимание на скандальные заголовки. Помню, в 2017‑м была неприятная ситуация в Киеве, когда Украина не хотела пускать конкурсанта из России, и скрепы «музыка вне политики» пошатнулись, но выстояли. В прошлом году в Тель-Авиве до последнего никто не верил, что праздник уцелеет: его проведению угрожали реальными бомбежками — а ничего, купол из людской любви накрыл арену и сорок стран представили свое творчество вопреки тревожной повестке. Именно поэтому твит от Европейского вещательного союза, прилетевший в среду, миллионы людей восприняли как личную трагедию: впервые оргкомитет конкурса сдался, не устоял под ударом обстоятельств непреодолимой силы.

Победил проклятый фестиваль медицинских масок. И мы должны, Дмитрий, приложить все усилия, чтобы его остановить. Иначе может так статься, что вместе с границами надолго закроются и крупные международные фестивали, спортивные состязания, бизнес-форумы и книжные ярмарки — отменить мероприятия легко, а вот заново их возродить будет непростой задачей. Посмотрите, с какой паникой в соседней России директора и художественные руководители театров рассуждают о своих перспективах — зрители за пару недель карантина напрочь теряют навык покупать билеты на спектакли, профессионалы уверены, что с такой тотальной разрушительной все и вся ситуацией сталкивались давным-давно, в 1941 году, в связи с известно какими событиями. Культурный слой, как известно, слетает первым с испуганного человеческого лица, на месте которого появляется обезображенная страхом физиономия.

«Когда я смотрю новости, я понимаю: миром правят те, кто никогда не слушает музыку»  (Боб Дилан).

Я уверена, что отмену «Евровидения» оплакивают люди, в которых осталось что-то человеческое, которые понимают, что «евросонг» — намного больше чем конкурс песни, это крупнейший международный проект, на участие в котором подписались миллионы. В прошлом году конкурс посмотрели 182 миллиона человек. Аудитория в YouTube составила 40 миллионов уникальных пользователей. Кроме того, организаторы приводили статистические данные: более половины зрителей были в возрасте от 15 до 24 лет, что свидетельствует о растущем интересе молодежи к конкурсу.

Если вы себя не находите в этих процентах, это не говорит о том, что «Евровидение» себя изжило. Наоборот, за последние годы организаторам удалось невозможное: обратить на себя внимание пресыщенной и предельно раздробленной интернет-аудитории. «Евровидение» действительно объединяет. В том числе благодаря фрикам, но качественным, к которым, безусловно, относятся и Little Big из России, и литовцы The Roop с не менее смешным пародийным танцем, которого мы, увы, не увидим. Как и великолепных исландцев с непроизносимым названием, но с общепримиряющим, опять же нелепым дэнсом — шуточный вог был явно в тренде. Но прежде всего мощнейший геополитический месседж: собственно, Нидерланды должен был представить Жангю Макрой — суринамский соул-певец с миссией поставить точку в колониальных обидах, певица эфиопско-еврейского происхождения Эден Алене защищала бы Израиль. Армяно-греческая артистка Атена Манукян могла бы петь за Армению…

Да, «Евровидение» вне политики. Но творческие результаты, как и примиряющие послания, этот конкурс дает фантастические — о них говорят и спорят задолго до майского ивента и после. Стало общим делом задаваться вопросом: какие песни победителей вы помните? Если далеко не ходить к упомянутой вами «Аббе» и Селин Дион, я с ходу назову фамилию и напою песню, от которой, уверена, даже лицо такого неисправимого пессимиста, как вы, расцветет в улыбке. Александр Рыбак — белорусско-норвежский певец, победитель «Евровидения-2009»: сколько чудесных сказочных рингтонов он подарил этому миру. И еще подарит, не сомневаюсь. Как вы помните, наш Рыбак не оставил идею еще раз выиграть призовой микрофон. Неужели вы хотите отобрать у него хрустальную мечту, как и у миллионов других людей, которые верят в чудо?..

Бросьте, Дмитрий, снимите вашу корону циника и откройтесь миру — как говорят у нас на «Евровидении», #OpenUp.

Виктория ПОПОВА

popova@sb.by

Брейк!

По мне, так Little Big в своем клипе шикарны вообще и их танцор-пухляш в частности. Вот уж кто бы стал героем, увы, несостоявшегося «Евровидения»! «Да что ты, мама, — просветили меня дети. — У них и не хуже песни есть!» И начали скидывать ролики, которые, как выяснилось, у них с друзьями давно в плей-листах. Из чего я сделала вывод: этой весной «Евровидение» с удовольствием смотрела бы молодежь. И не только. Я еще не встретила человека, которого бы не умилила эта хулиганская Uno. Так что победу в споре присуждаю Вике. Главный европейский конкурс песни по-прежнему скорее жив, чем мертв. Он притягивает к экрану, заставляет нас спорить, за кого-то болеть, чем-то, как Дмитрий, возмущаться. Неважно. В любом случае пока альтернативы нет.

Боюсь, после всей этой истерии из-за коронавируса «Евровидение» и вовсе останется одним из немногих скрепляющих элементов в шатком здании европейского добрососедства. Италия вон обижена на партнеров по ЕС, которые в самый трудный для страны момент не то что не активизировали — заблокировали поставки масок и медоборудования. Помощь пришла только из Китая. Оказалось, каждый сам за себя, солидарность государств Шенгенской зоны — басня, годная лишь для спокойной размеренной жизни. Пусть хоть споют вместе.

Людмила ГАБАСОВА

gabasova@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...