Короли, герцоги, синьоры в майках

Критик Татьяна Орлова подводит итоги международной программы завершившегося фестиваля «ТЕАРТ»

Когда смотришь зарубежные спектакли по классическим пьесам прошлых веков, знаешь, что уже никогда не увидеть богатых красивых исторических костюмов, блеска золотых нитей, парчи и шелка, не полюбоваться изысканной бижутерией.

«Мера за меру», Россия.

Международная часть программы театрального фестиваля «ТЕАРТ» представляла Шекспира таким, каким его не изучают в школах и вузах. Одно из самых неудачных прочтений «Макбета» привезли артисты из Словении. Гонорливая леди Макбет, словно после случайного секса, расхаживала по сцене в мужской рубашке на голом теле со стрижкой под мальчика. Король Макбет носил майку и штаны десантника. Их окружение в лице благородных герцогов и вовсе появилось в нижнем белье. Пренебрегали условностями венгры и швейцарцы, даже москвичи в паре с пуританскими британцами. Однако у них все было оправданно.

Обнаженное тело и ненормативная лексика в театре всегда бросают определенный вызов общественному вкусу. Это в шоу-бизнесе мы ко всему привыкли, но там более демократичная публика, чем в театре.


«Город. Женитьба. Гоголь», Россия.

Платежеспособный зритель, купивший недешевый билет, хочет удовольствия. Ему ни к чему продвинутый артхаус, эпатаж и шок. Все же остальные, не избалованные театральной заграницей, желают увидеть и понять современное европейское искусство. Театр — место, где что-то важное в нашей жизни пытаются расшифровать. Театр — праздник игры и жизни. Театр — дом доброты, хотя добро сейчас не в моде. На нашей территории остается любимым психологический театр, где есть сложные характеры, интересная история и торжество справедливости. Европейский театр, особенно немецкий, британский, предлагает зрелища брутальные, жесткие, жестокие, абсурдистские.

Об этом думалось после всех десяти спектаклей из Литвы, Франции, Польши, Венгрии, Швейцарии, Германии, Словении, России. Это были работы лучших режиссеров, у которых есть собственные темы и стиль, новые методы работы с артистами. И практически всюду они говорили о проблемах современности и рассматривали человека во всех его неприглядных подробностях, словно через увеличительное стекло. Вывод был беспощадным — люди могут творить мерзости, а потом подыматься к духовным высотам. Всего много в человеке намешано. Важно осознать. Возможно, покаяться. Самым опасным в этом смысле, полным показа интимных сторон личной жизни, оказался венгерский спектакль «Деменция», но и самым социально острым. Стоит ли обществу думать о больных, которые навсегда прикованы к больничной палате? Зачем продлевать жизнь больным и бесполезным членам общества? Но ведь они люди. В спектакле не торжествует тьма. Он приглашает и посмеяться, и послушать хорошие песни, и посопереживать.

«Миссия. Воспоминание об одной революции», Германия.

Три моноспектакля из Санкт-Петербурга («Топливо»), Литвы («Последняя лента Крэппа»), Польши («Шопен без фортепиано») — это пиршество актерского исполнения. Рядом с мастером Юозасом Будрайтисом молодые актеры Максим Фомин и Барбара Высоцка демонстрируют новые способы общения со зрителем. Через документальную точность. Через музыку. Через предельную откровенность и юмор. Казалось, мы подготовлены к литовской метафоричности и польскому натурализму, но здесь совсем новое экспериментирование. Много трудного текста, а слушать и внимать ему хочется.

Французские танцоры хип-хопа в спектакле «Корни» разговаривают исключительно языком тела. Индивидуальные истории одиннадцати мужчин оказываются почти говорящими и хорошо понятными публике.

«Шопен без фортепьяно», Польша.

Мощными многосмысловыми, почти симфоническими произведениями стали германский «Миссия. Воспоминание об одной революции», санкт-петербургский «Город. Женитьба. Гоголь», совместная работа Москвы и театральной компании из Лондона «Мера за меру». Питерский и московский спектакли представляли Россию, где приглашение режиссеров экстра-класса из-за рубежа вошло в практику. Счастливцы двух столиц чего только не повидали. Тут и шоу, тут и шок, тут и антитеатр. Но результат оправдывает усилия. Процесс пошел, и Россия все чаще показывает свои достижения на Западе, а европейцы приучают русскую публику не пугаться экспериментов. В культурном смысле, к сожалению, белорусский театр не представляет в мире никакого интереса. Его практически никуда не приглашают. У нас не ставят спектакли иностранные режиссеры, а жаль, что они не научили нас превращать зрелище в бренд, ходовой товар, наконец, в валюту. Ничего бы мы от этого не потеряли. Только приобрели. Доказательством тому спектакль по Шекспиру «Мера за меру» не самого успешного московского драматического театра имени А.С. Пушкина. Они пригласили постановочную группу из Великобритании, с родины великого Уильяма. Режиссера Деклана Доннеллана, сначала участника многочисленных фестивалей, потом постановщика, давно в России называют «наш русский англичанин». Сдержанный, даже холодноватый, математически выверяющий каждый ход, британец создает спектакли-события, динамичные, стильные и очень современные. Он не боится переносить действие из вчерашнего дня в сегодняшний. Легко соединяет исторический костюм с современной модой. Не зацикливается на менталитете какой-то одной конкретной страны. В итоге возникает яркая картина жизни.

Наверное, это сегодняшняя тенденция — стирать границы театрального мира, которые всегда разделяли конкретные страны, традиции, язык, эпохи. Лучшие мастера понимают, что надо искать все, что должно сближать, а не разделять. Готовы ли мы к этому?
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...