Короли, конечно, могут все. Но это не всегда делает их счастливыми. И не только их

Королевская дочь

Как пела когда-то Алла Пугачева: «Все могут короли», но «Жениться по любви не может ни один король». Неправда ваша, тетенька. Хотя упрек этот, конечно, адресовать нужно не тетеньке, а автору стихов Леониду Дербеневу. Короли уже давно женятся по любви, правда, не всегда живут после этого долго и счастливо. Но об этом я напишу как-нибудь в другой раз, например, перед очередным Днем святого Валентина, чтобы добавить ложку дегтя в эту разбухшую от сладостей бочку всеобщего умиления. А сейчас расскажу другую историю — про то, что можно многое, но за все приходится расплачиваться. 

На встречу с внебрачной дочерью король пришел с королевой.

Жил-был на свете принц Льежский, претендент номер два на бельгийский престол. Хотя это я не совсем правильно сказала: монарх у них называется королем бельгийцев — людей, а не Бельгии — страны. На самом деле если ты не родился наследником престола, тебе даже повезло: обязанностей и ограничений у тебя куда меньше, чем у венценосного брата или сестры. Если мне не верите, спросите британского принца Гарри, который идет ровнехонько по стопам своей двоюродной бабушки принцессы Маргарет, возмутительницы спокойствия в королевском доме Виндзоров. Кстати, знаете ли вы, что настоящая фамилия Виндзоров — Саксен-Кобург-Готские — почти такая же, как у королей бельгийцев, они Саксен-Кобурги? Просто когда началась Первая мировая война, британский король Георг V (тот самый, что как две капли воды похож на российского императора Николая II) поменял слишком по-немецки звучащую фамилию на звучащую очень по-английски. Что не мешает всем Саксен-Кобургам (и примкнувшим к ним Готам) в Европе считать себя родственниками. По крайней мере, так мне говорил последний царь Болгарии Симеон II. Само собой, Саксен-Кобург-Готский. Но это я, конечно, отвлеклась. Хотя поймите меня правильно: королевские связи и королевское родство — интересная штука, и, когда понимаешь, как многие страны связаны друг с другом и породившей их родственные связи Германией (пусть и до того, как сама Германия возникла на карте), в голове может возникнуть огромное количество теорий заговора. Но в моей не возникает. Потому что короли в наше время уже ничего не решают и поэтому могут все. 

В общем, Альберт, принц Льежский, наслаждался жизнью. Учился (как водится, в военной академии), женился на итальянской аристократке Паоле Руффо ди Калабриа (хотя в Италии с созданием республики в 1946 году дворянские титулы отменили, аристократы предпочитают свой круг). Но брак оказался… сложным, скажем так. Родив одного за другим троих детей, муж и жена все больше жили в разных странах. Принцессе Паоле не нравился бельгийский климат. Я ее понимаю. Самую знаменитую статую Брюсселя — «Писающего мальчика» — помните? У них там еще «Писающая девочка» и «Писающая собака» есть. И прозвище у страны соответствующее — «Мочевой пузырь Европы». После солнечной Италии Паоле пришлось тяжеловато. И Альберт привык обходиться без жены. Во всех смыслах. 

Через пять лет после рождения третьего официального ребенка у принца Льежского и баронессы Сибиллы де Селис Лоншан родилась дочь Дельфина, получившая при рождении фамилию Боэль, потому что ее мама в это время была официально замужем за сталелитейным магнатом (и по совместительству отпрыском графской семьи) Жоэлем Боэлем. Роман Альберта и Сибиллы продлился 18 лет. 

В 1993 году Альберт стал королем бельгийцев: его старший брат король Бодуэн умер бездетным. А в 1999 году, когда Дельфине было 30 лет и она была известной художницей, была опубликована неофициальная биография королевы Паолы, там и появилась первая информация о внебрачной дочери короля. Но прошло еще шесть лет, прежде чем Дельфина Боэль официально заявила: да, я королевская дочь, материальных претензий к отцу не имею, потому что муж моей матери богаче короля. Отец, однако, с признанием дочери не спешил. И в 2013 году дочь через суд потребовала провести тест ДНК. Многие аристократы отвернулись от нее с матерью: мол, все грешат, но зачем трясти грязное белье на глазах у плебеев? Королевский банк Шотландии без предварительного уведомления закрыл их счета. Дело о королевском внебрачном ребенке перестало быть личным. 

Но у короля был судебный иммунитет, проходить тест ДНК он отказался. Мужская (а уж тем более королевская) логика — потемки, поэтому гадать о причинах не буду. Альберт, кстати, присылал подарки Дельфине на день рождения, уже будучи королем.

В 2013 году король Альберт отрекся от престола в пользу сына Филиппа. И вскоре суд решил, что за каждый день (!) отказа от проведения теста ДНК Альберт Саксен-Кобург должен платить 5000 евро штрафа. Альберт сдал тест, подтвердивший то, что и так все знали: Дельфина Боэль — его дочь. Теперь она и ее дети будут именоваться королевскими высочествами и носить фамилию Саксен-Кобург. Дельфина уже встретилась с братом, королем Филиппом. А совсем недавно и с отцом (кстати, суд обязал его оплатить все судебные издержки Дельфины — 3,5 млн евро). Отец так нервничал перед встречей, что пришел на нее с женой. Бедная Паола. 

Короли, конечно, могут все. Но это не всегда делает их счастливыми. И не только их. 

plesk@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: РЕЙТЕР