Кормянские закрома

Какие тайны бытия и судеб открыла корреспонденту «БН» его малая родина.

(Окончание.  Начало в номере

за  7  октября 2011 г.)

Свой бы герб...

К гербу городского поселка у жителей Кормы двоякое отношение: вроде бы он и нужен (чем кормянцы хуже других?), но в то же время какой-то он чужой, не свой...

История эта случилась вскоре после обретения Беларусью независимости. Города и местечки тогда вспомнили о своих гербах, стали слать запросы в архивы. В Корме поступили таким же образом. И райисполкому прислали изображение герба рода помещиков Быковских. Ныне это и герб самой Кормы. Он представляет собой щит испанской формы, на нем — изображение двух сабельных эфесов, скрещенных Андреевским крестом.

— Вы только посмотрите, что это за эфесы! Это же какие-то, простите, хоккейные клюшки, а не оружие воина, — говорит житель деревни Литвиновичи Станислав Жуков. — К тому же скрещены они так, что вызывают определенные ассоциации... Не будем уточнять, какие. И потом, почему именно военная тематика присутствует на нынешнем гербе поселения? У нас что, больше люди ничем не занимались в прежние времена?

Действительно. Быковские, как свидетельствуют исторические источники, были военными. Но ведь это касается только их самих. Предки же моих земляков в основной своей массе землепашцы. Еще в нашей местности издавна в большом количестве произрастали леса — корабельные сосны по рекам Сож и Днепр плотами сплавляли аж до Черного моря. Этим, кстати, занимался и мой дед Петр.

А еще в нашем крае выращивали лен — льнозавод один из немногих на Гомельщине работает и сегодня. Добывали также железную руду. Производство кирпича существовало вплоть до 80-х годов прошлого столетия. Сохранилось также ткацкое производство. Однако ничего из этих характерных примет из жизни предков в гербе Кормы нет.

Почему именно на роде Быковских остановили свой выбор архивисты, а тогдашние кормянские власти не решились им возразить? Ведь существовали же на Кормянщине и другие знатные фамилии. Скажем, помещики Дориа-Дернолович, Богуш или наместник российской императрицы Екатерины граф Чернышов-Кругликов. У них тоже были свои гербы. Но предпочтение почему-то было отдано именно роду Быковских...

Вернуться на ...сельский погост

Уроженец деревни Кучин Кормянского района Александр Филимонов Героем Советского Союза стал в 27 лет. После Победы в 1945-м — учеба в БГУ, аспирантуре. Кандидат, доктор исторических наук, профессор. Один из известных белорусских ученых.

Всю жизнь Александр Андреевич прожил в Минске. Однако связей с Кормянщиной не потерял. Приезжал в отпуск, бродил по знакомым с детства местам, встречался с земляками, гостил у родни. Мало кто знал, как любил Александр Алексеевич свои родные места, как дорожил ими. Поэтому, когда почувствовал, что жизнь подходит к концу, завещал кремировать тело, а прах захоронить на малой родине.

Родные выполнили просьбу ветерана. Да и власти Кормы были не против последней воли именитого земляка. И теперь плита с надгробием, где захоронен прах Героя, установлена в сквере в центре городского поселка.

Кстати, здесь же находится и памятник воину-освободителю. Установлен он был вскоре после войны и таким же сохранился до сегодняшнего дня. Что-то очень трогательное есть в облике этого бронзового солдата. Может, такие ощущения возникают у меня в связи с воспоминаниями о детстве. Недалеко отсюда находилась Кормянская СШ № 1, которую я закончил. К этому бронзовому солдату мы, школьники, приходили на различные ученические сборы — память о войне, ее участниках в те годы была особенно острой.

Ну а любовь и уважение к малой родине, как и у Александра Филимонова, обнаруживается с годами и у других моих земляков. К примеру, у морского офицера в чине капитана I ранга Александра Кротова: он тоже завещал похоронить его в родной деревне Лебедевка, что и было исполнено.

С семьей Александр Кузьмич жил в Минске, куда его определили под конец службы, когда за плечами были сотни пройденных морских миль. «Что мне большой город? — рассуждал он при жизни. — Там меня мало кто знает. А здесь, на деревенском кладбище, посмотрят на памятник и скажут: «Вот Шурка Домнин лежит».

Домной звали мать Александра Кузьмича. Его и еще двоих его братьев после войны она поднимала на ноги одна — муж так и остался лежать на полях сражений. «Хорошие были хлопцы, — вспоминал при случае мой отец. — Работящие, умные. Домне за них будет не стыдно».

Мы жили недалеко от Кротовых. Мой отец работал учителем местной школы и хорошо знал всех троих сыновей покойной бабы Домны. Да и вся последующая жизнь подтвердила правоту слов отца. Двое из троих сыновей Кузьмы и Домны Кротовых стали профессиональными военными, а третий, Михаил Кузьмич, был председателем нашего колхоза «Октябрь». 19 лет возглавлял хозяйство и вывел его в передовые...

Олег ШВЕДОВ, «БН»

ОТ АВТОРА. Многие тайны хранит моя малая родина, о многом еще предстоит рассказать. Она достойна внимания, моя Кормянщина. Но об этом — как-нибудь в другой раз...

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?