Копы на районе

Разрешено ли пользоваться металлоискателями? И всех ли копателей можно приравнять к «черным»?

Разрешено ли пользоваться металлоискателями? И всех ли копателей можно приравнять к «черным»?  
К ЭТОМУ увлечению относятся по-разному. Одни уверены, что ничего плохого в откапывании всего того, что сегодня прячет земля, нет. И неважно, кто поиском занимается — заядлый любитель старины или археолог. В представлении других раскопки — занятие исключительно для профессионалов, которые все сделают по правилам: не пострадает ни земля, ни сами артефакты. Да и наживаться на раритетах не в их интересах. Все отправится в музеи… Так все-таки можно копать или нет? Что гласит закон? Разрешено ли пользоваться металлоискателями? И всех ли копателей можно приравнять к «черным»?  


СТАРИННЫЕ карты, исторические загадки, уникальные легенды… Как узнать, что скрывает земля? Есть те, кому эта тайна открывается. Поздняя осень — благодатное время для поиска артефактов. Земля еще не замерзла, растительности практически нет. Копай — не хочу.  С одним из искателей приключений, Владиславом Ивановым, отправляемся за «сокровищами» в Борисовский район…

Ранним утром подъезжаем к полю местного СПК. С погодой не подфартило. Льет дождь. Может, свернется наша мини-экспедиция, так и не начавшись? Не тут-то было. Приехали — нужно искать. Наш спутник вовсе не историк по образованию, а инженер. Как увлекся необычным делом?

— На огороде в деревне нашел так называемый пшеничный цент — монету с изображением Линкольна 1909 года. Потом заинтересовался, что еще может быть на участке. Приобрел металлоискатель — изучил все. Затем стал искать по интернету старые карты, узнавать легенды — территория поиска расширилась.

На поле несколько десятилетий назад стояло пару древних домишек. Об этом «рассказала» одна из карт, найденных на просторах байнета. С той поры, конечно, участок не единожды перепахивали. Но вероятность что-то найти все равно высокая. Кстати, на территории археологических объектов, а к ним относятся, например, древние городища, стоянки, поселения, проводить раскопки категорически запрещено. Исследовать поля пока можно. В кругах копателей тех, кому правила неписаны, мягко скажем, не уважают. Владислав приводит пример:

— Часто лезут на Брилевское поле. Не понимаю — это ведь исторический комплекс. К тому же, считаю, сурово следует наказывать тех, кто раскапывает могилы. В лесах еще целенаправленно ищут оружие времен войны. А в обычных копателях не вижу ничего плохого. Не нарушаешь закон — занимайся. Есть у нас и негласные правила: по засеянным полям не ходить, ямки за собой закапывать…

МЕТАЛЛОИСКАТЕЛЬ, пинпоинтер (прибор для поиска мелких предметов), лопата, перчатки… Вот и весь набор. Владислав надевает наушники и приступает к исследованию — водит из стороны в сторону металлоискателем. Из наушников доносится попискивание. Когда сигнал становится более четким, дело за лопатой. Только начали копать — первая находка! Впрочем, приглядевшись, ничего в ней особенного.

— Возможно, это часть петли от двери, — крутит замысловатую железяку парень. — Такие «раритеты» — частая находка. На месте бывших деревень много бытового мусора, пробок от бутылок. За один день можно накопать несколько килограммов металлолома. 

Еще около часа ходим по полю. Владислав не обращает внимания на многие сигналы. Почему? Дело в том, что на металлоискателе выскакивают специальные цифры, которые опытному копателю подсказывают, что спрятано в земле. Например, «шкала» для железа — от минус 50 до минус 35. Как правило, если копать по такому сигналу, то достанешь что-то наподобие нашей первой находки. 

Но вот на табло высвечиваются заветные цифры — плюс 70. Вероятно, мы наткнулись на первую монетку. Копаем. На этот раз удача улыбнулась — достаем копейку 1924 года. Владислав рассказывает, что монета хоть и советская, но достаточно интересная:

— Сохранность у нее хорошая, нестандартный гурт. Копейка была самым меньшим номиналом среди монет, выпущенных в 1924 году. Тогда, кстати, проводили деноминацию — меняли старые деньги на новые. То же самое произойдет у нас в июле. А этот раритет — уже история, пополнит мою коллекцию. 

РАЗБИРАТЬСЯ в монетах борисовчанин стал только тогда, когда увлекся «копом». Теперь же с легкостью может охарактеризовать почти каждую. Правда, редкие монеты ему еще не попадались. Чаще среди находок советские. Мечтает же Владислав выкопать так называемый сестрорецкий медный рубль:

— Интересно на него даже просто взглянуть. Это монета-великан 1771 года. Весит 888 граммов. Но в массовое производство запущены не были, выпустили всего несколько десятков пробных экземпляров. Так что вероятность найти ее небольшая, но все же вдруг кто-то припрятал? 

В течение двух часов наткнулись еще на две монетки в плохом состоянии. И вдруг земля нам подарила любопытную находку — пуговицу с орлом и короной. Как оказалось, среди копателей есть коллекционеры и подобных экземпляров. Владислав не в их числе.

— По надписи могу лишь предположить, что эта пуговица с формы летчика английских  Королевских ВВС в годы Второй мировой. Ценность таких вещей измеряется только тем, нужна она кому-то или нет. Как правило, меняю пуговицы на монеты, которых в коллекции не хватает.

А как же клады? Почти целый день потратили на поиски, но ничего стоящего не нашли. Стоит ли овчинка выделки? Такие мысли нередко бывают у дилетантов, объясняет Владислав.

— В Борисовском районе найти клад практически невозможно — все копано-перекопано. Здесь проходили важные исторические события, и встретить тут человека с металлоискателем — не проблема. Нашли пару монет, уже хорошо. Бывало, неделями ничего, кроме железок, из земли не доставал.

Многомиллионную прибыль, как мы узнали, такое увлечение не приносит. Судите сами: за четыре года, а именно столько Владислав увлекается изучением старины, не удалось даже окупить металлоискатель. В основном свои находки меняет на другие. Создает коллекцию для потомков. Шутит: «Скорее на сдаче металлолома заработаешь, чем на продаже выкопанных монет. С другой стороны — так эти копейки не останутся в земле. Сомнительно, что археологи будут создавать экспедицию ради одной советской монетки. Им они неинтересны, а для нас, копателей-любителей, важны».

ПОСЛЕ целого дня в поисках сокровищ убедились: это то еще увлечение. Азарт пропадает в считаные часы, особенно если рыться в земле под проливным дождем. Всякие древние железки совсем не вдохновляют на подвиги, так и хочется закинуть металлоискатель на чердак. Но пока находятся энтузиасты, готовые терпеть любой дискомфорт и непогоду ради нескольких ржавых монеток, продавцы этих устройств без работы точно не останутся. Искателей сокровищ в нашей стране, по самым приблизительным подсчетам, несколько тысяч наберется. Путь даже это непрофессиональные историки…

В ТЕМУ

Самый простой и быстрый способ купить металлодетектор — заказать в интернете. Как минимум пять поставщиков обещают его продать с доставкой на дом по Беларуси. Условно приборы можно разделить на несколько групп — для начинающих (180—399 у.е.), среднего класса (405—850 у.е.), профессиональные (725—1770 у.е.).

СПРАВКА «СГ» 

Можно ли использовать металлоискатель? Запрет на использование этого прибора установлен Положением об охране археологических объектов при проведении земельных и строительных работ, осуществлении иной деятельности на территории археологических объектов, утвержденным постановлением Правительства. Согласно п. 10,  без разрешения НАН Беларуси нельзя проводить раскопки, разведки на археологических объектах. 

К археологическим объектам  относятся «материальные объекты или их комплексы, которые возникли в результате деятельности человека и сохранились в культурном пласте или на дне природных или искусственных водоемов: укрепленные поселения (древние города, городища, замки), неукрепленные поселения (стоянки, поселения, отдельное жилье), курганные и грунтовые могильники, отдельные захоронения, некрополи, мавзолеи и другие захоронения, древние постройки и другие объекты хозяйственного и производственного назначения, фортификационные постройки, культовые постройки (храмы, монастыри, святилища, места совершения обрядов, каменные кресты, культовые камни, каменные статуи, обелиски), инфраструктура сухопутных, водных и водно-сухопутных путей, монетные и вещественные клады».

КОММЕНТАРИИ  СПЕЦИАЛИСТОВ

Игорь МАРЗАЛЮК, доктор исторических наук, профессор, один из инициаторов и разработчиков проекта Указа Президента «Об уточнении охраны археологических объектов и археологических артефактов»: 

— Считаю, что даже по чистому полю ходить с металлодетектором нельзя, а тем более проводить какие-то работы. У любой земли есть собственник, и все нужно согласовывать с ним. «Черных копателей» тысячи. Они уничтожают памятники архитектуры, ставят под угрозу их существование, а найденное распродают. Теневой оборот торговли артефактами — миллионы долларов. Между тем для проведения поисковых работ нужно разрешение Института истории Национальной академии наук Беларуси. Однако сейчас нет четкого механизма контроля: кто берет его, а кто нет. Не отлажены вопросы задержания и поиска тех, кто нелегально добывает артефакты. Новый указ Президента должен остановить проведение незаконных раскопок. Сейчас документ на апробации.

Иосиф СУДНИК, председатель Белорусского республиканского общественного объединения коллекционеров:

— Монета — это отражение истории, результат какого-либо исторического события или периода. Те, кто ищет клады, развиваются: узнают о государственном устройстве, его правителях, экономической основе, состоянии финансовой системы, торговых отношениях с другими странами, о предполагаемом владельце и его судьбе.  

Кладоискателем может стать каждый — с металлодетектором в поле ходить не запрещено. Это помогает досконально изучать историю своего края.  За столько столетий было много моментов, когда люди прятали деньги, имущество в земле и других потаенных местах. И нет ничего плохого в том, что сейчас мы находим эти раритеты и узнаем правду о каком-либо периоде.

Единственное, считаю, что на законодательном уровне нужно прописать: копатели должны брать лицензии. Независимо от того, три раза в год или двадцать раз человек выезжает на поиски. Находки же необходимо описывать в специальном журнале. Сотрудники музея будут изучать перечень найденного и выбирать ценные для них артефакты. Остальные энтузиаст может забрать себе. Запретить же полностью любительские поиски — это то же самое, что создать черный рынок раритетов. 

borisovez@sb.by

kovalev@sb.by
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?