Копия всегда хуже оригинала

Андрей Кулебин — о секрете успехов белорусского муай-тай

Человек из стали и эмоций Андрей КУЛЕБИН — о секрете успехов белорусской школы муай-тай и личных приоритетах

Имя этого мастера восточных единоборств уже 15 лет гремит по всему миру. Вот и на позапрошлой неделе самый титулованный файтер Беларуси пополнил свою уникальную коллекцию еще одним чемпионским суперпоясом. И не где-нибудь, а в самом Таиланде, на родине муай-тай. А всего в послужном списке 29-летнего минчанина уже 22 мировых звания среди профессионалов и любителей, в том числе 3 по кикбоксингу и 19 по таиландскому боксу.

— Андрей, последний финал в Бангкоке на турнире «Max Muay Thai-2013» получился у тебя весьма неожиданным и эффектным?!

— В решающем поединке мне противостоял местный боец, восходящая звезда Шеатранферри. И во втором раунде я уложил его на ринг хай-киком — точным ударом ногой в голову. Хотя еще раньше отправил любимца публики в стоячий нокаут. Стадион был в шоке, на несколько секунд установилась тишина, а потом раздались свист и аплодисменты. Подняться на объявление победителя и награждение таец не смог, сидел отрешенно на стуле. А до него в полуфинале четверки по очкам одолел физически очень мощного угандийца Семату, который последние годы готовится в лагерях Таиланда. В моей спортивной карьере это уже далеко не первое выступление перед родоначальниками этого вида спорта. И опыт подсказывал, что гарантированно их можно побеждать только досрочно.

— В твоем активе много достижений. А можешь выделить среди них особенно памятное, давшееся неимоверным напряжением сил?

— Каждый успех по-своему дорог. Потому что в каждом своя подоплека: состав соперников, накал конкуренции, предпочтения болельщиков, судейские решения и иные объективные и субъективные обстоятельства. И каждый из них способствовал росту моего мастерства. Наибольшее, конечно, впечатление оставляют последние завоевания. Одно из самых приятных — прошлогодний чемпионат мира в Питере. Давненько не выступал среди любителей. А тут безоговорочный триумф в своей весовой категории, а также почетное признание лучшим бойцом турнира. Зрители переживали и радовались за меня, как за родного.

— Почти все твои чемпионские пояса завоеваны в дальнем зарубежье. А в какой стране, кроме, разумеется, Беларуси, чувствуешь себя наиболее комфортно и уютно?

— На родине муай-тай, хотя не раз были претензии к судейству. Потому что здесь это настоящая религия со своими древними ритуалами. В Таиланде, как ни в какой другой стране, умеют ценить классных бойцов. Нравится сама атмосфера соревнований. Болельщики активно поддерживают не только своих, но и иностранцев. И как здорово, если именно ты в очередной раз оказываешься героем этого вселенского праздника. Эмоции просто переполняют, когда на любом победном турнире звучит гимн Беларуси и поднимается ее флаг.

— Памятно твое обидное поражение в 2010 году на «Минск-Арене» в финале турнира Гран-при Big-8 от тайца Судсакорна…

— Отлично был готов тогда. Вел в решающем поединке, но, увы, из-за обильной крови из раны головы врач досрочно вынужден был остановить бой. Хотя мне казалось, что могу довести его до финального гонга и победы. Реванш с Судсакорном не состоялся, потому что позже он перешел в более тяжелую категорию. Но не исключено, что наши пути-дорожки когда-нибудь еще сойдутся.

— Ты уже давно стал кумиром детворы и молодежи, причем не только у себя дома. А был ли у тебя самого образец для подражания?

— Да, но лишь в собирательно-универсальном плане. Старался всегда брать что-то на заметку у лучших бойцов планеты. У одного — работу в клинче, у другого — ногами и коленями, у третьего — руками и локтями. Это в основном тайские мастера, но есть и мои известные одноклубники по «Кик Файтеру» — Василий Шиш, Дмитрий Шакута, Алексей Пекарчик.

— Бои файтеров не обходятся без ссадин, синяков, травм, в том числе и серьез-ных. Как удается быстро «зализывать» раны, есть ли у тебя собственные секреты восстановления?

— Настоящий профи должен готовить себя и к этим напастям. Набивки, накатки, растяжки и многое другое позволяют на пике формы доводить тело до стального состояния. Его нужно придерживаться и во время состязаний. И тогда синяки и травмы будут не столь болезненны, и заживают они быстрее. Есть и специальные мази, процедуры, компрессы. А лучшее лекарство — это положительный результат.

— Не было ли у тебя желания попробовать свои силы и в самом рейтинговом ныне в мире единоборстве — К1?

— Муай-тай мне нравится больше. Разнообразием технического арсенала, более гибкой тактикой борьбы, самим соревновательным антуражем. Хотя, возможно, подумаю, если когда-нибудь поступит заманчивое предложение выступить и в К1.

— Ты первый среди мужчин страны заслуженный мастер спорта и второй после каратистки Светланы Вилькиной среди представителей восточных единоборств. Не кажется ли тебе, что этим и другим неолимпийским дисциплинам у нас не уделяется должного внимания?

— Конечно, обидно, что львиная доля внимания уделена олимпийцам, а подавляющее большинство остальных видов вынуждено вариться в собственном соку. Но, увы, так выстроена наша спортивная система. В то же время не могу не отметить, что в последние годы наши мастера кикбоксинга и таиландского бокса получили некоторую поддержку. В ряде спортшкол были открыты их отделения, а также в двух училищах олимпийского резерва. А 9 членов национальной сборной теперь получают ставки Минспорта. Правда, еще при предыдущем министре спорта это содействие пошло вспять. В частности, была сокращена, а по сути, выброшена на улицу в центре олимпийской подготовки группа мастеров спорта по муай-тай.

— Одно время «Кик Файтер» базировался в подвальном помещении, потом перебрался в шикарный зал «Минск-Арены», а теперь опять сменил место дислокации?

— К сожалению, цена аренды в главном крытом спортсооружении Беларуси оказалась неподъемной для клуба. Но новое помещение на улице Богдановича, 153б атлетам и тренерам нравится еще больше. Оно более просторное, хоть и менее комфортное.

— Вижу, сюда уже перекочевали и твои многочисленные награды?

— А чего их держать дома? Пусть молодежь знает, к чему можно и нужно стремиться. Клубу такая реклама не помешает. Да и друзья-партнеры уже не раз подначивали, что для коллекции поясов и кубков Кулебину уже нужна дополнительная жилплощадь.

— В чем все-таки секрет успеха миролюбивых и толерантных белорусов, преуспевающих в чужеродных им дисциплинах? Только ли в суперпотенциале их знаменитых клубов «Кик Файтер» и «Чинук»?!

— Разумеется, истоки всех побед идут от нашей школы, тренерского корпуса и его воспитанников. Причем она самородна и эксклюзивна. К вершинам муай-тай и кикбоксинга мы всегда шли своим путем. Европейцы же начали слепо копировать родоначальников, приглашать тайских наставников, заниматься по их методикам, готовились в азиатских клубах. Но желаемого эффекта не достигли. Одно время они и у нас учились. Но копия всегда хуже оригинала. Не забывайте также нашу славную историю. Славяне всегда умели за себя постоять. И в мировых баталиях, и в очном кулачном бою. Неудивительно, что у нас всегда были в почете единоборства. А трехкратный олимпийский чемпион Александр Медведь, напомню, стал лучшим борцом вольного стиля ХХ века.

— За убийственно стремительный и агрессивный стиль ведения боя ты получил прозвище Пуля. А были ли иные определения?

— Нет, это, пожалуй, наиболее точно и понятно отражает мою манеру ведения боя. А по-белорусски меня еще именуют Куля, что также созвучно моей фамилии.

— А нет ли желания попробовать себя на неспортивном поприще?

— Я окончил Республиканское училище олимпийского резерва. Совсем скоро, надеюсь, получу тренерский диплом Белорусского государственного университета физкультуры и спорта. Работаю инструктором в «Кик Файтере». В моем ведении сейчас пока три человека, очень много сил и времени отнимают выступления на турнирах. Но мне очень нравится это дело, поэтому менять свое призвание пока не собираюсь.

— Твой образ жизни предполагает крепкие семейные тылы?

— К сожалению, именно он и стал первопричиной развода после трех лет жизни с Екатериной. Далеко не каждая женщина согласится тянуть эту тяжелейшую лямку вместе с мужем-спортсменом. Два года дружу с Татья-ной Савеней, которая уже полгода тренируется в «Кик Файтере». Помогаю и я ей постигать азы таиландского бокса. Сейчас готовлю материальную почву для оформления наших отношений.

— В следующем году тебе исполнится 30 лет. Возраст для бойца-легковеса муай-тай почти предельный! 

— Не согласен. Все зависит от самого атлета, его психологических и физических возможностей. Мое поколение, в отличие от последующих, начинало заниматься восточными единоборствами с ранних лет. Лично я еще мальчишкой выплескивал свою энергию поначалу в драках в поселке Гатово, в школе. Потом 6 лет увлекался таэквондо, а в 14 лет нашел себя в муай-тай. Сейчас же детвору за уши не оттянешь от компьютера или иных технических соблазнов. И увлечение таиландским боксом прочно вошло в мое сознание, уравновесило душевное состояние, очертило жизненные приоритеты и цели. Знаю и чувствую, что свой потенциал еще далеко не исчерпал, поэтому буду драться до последнего, пока поединки приносят удовлетворение.

Фото: Константин БЕЛОУС

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...