Народная газета

Копить или тратить?

Что делать с золотовалютными резервами? Их стоит копить или тратить?

С начала года золотовалютные резервы нашей страны выросли примерно вполовину. Сегодня они достигают рекордных размеров за последние несколько лет — 7,395 млрд долларов. В Нацбанке говорят, что вполне реально нарастить заначку до 10 млрд долларов. Впрочем, здесь не всё так однозначно. С одной стороны, иметь солидные сбережения на “черный день” важно, особенно с учетом внешнего долга, который в среднесрочной перспективе будет тянуть по 3,5 млрд долларов в год. С другой — уже сегодня сумма в госкопилке в два раза больше этой цифры, а инвестиции нашей экономике не помешали бы. Отсюда вопрос: что делать с золотовалютными резервами? Их стоит копить или тратить?


Нужна подушка безопасности

Александр Муха, финансовый аналитик

Наш нынешний уровень золотовалютных резервов покрывает 2,4 месяца импорта товаров и услуг — это достаточно хороший показатель, свидетельствующий об укреплении экономической безопасности государства за последние несколько лет. Более того, еще 1 миллиард долларов накоплений, и мы достигнем абсолютного исторического рекорда объемов ЗВР. Тем не менее заниматься шапкозакидательством не стоит.

Пока наша заначка не в полной мере соответствует международным критериям достаточности ЗВР и индикаторам экономической безопасности. Необходимо продолжить постепенное их наращивание, чтобы приблизиться к оптимальным значениям. Какими они будут? Думаю, речь идет не о конкретной цифре, как, например, озвученные ранее 10 млрд долларов, а о некоем диапазоне значений, внутри которого нам следует постоянно поддерживать резервы. На мой взгляд, узкий коридор — это 9—9,5 млрд долларов, широкий — 8,5—10 млрд долларов.

Пока мы не достигли этих значений, рано думать о направлении сбережений на инвестиционные и инфраструктурные проекты. Это актуально, когда речь идет действительно о перенакоплении ЗВР. К примеру, Россия сегодня является одним из крупнейших мировых держателей золотовалютных резервов. У нее 426,3 млрд долларов, а цели на ближайшие годы — довести эту цифру до полутриллиона долларов. На мой взгляд, эта позиция денежных властей России является, по меньшей мере, дискуссионной. Этих денег более чем достаточно, как с точки зрения погашения внешних долговых обязательств российского Правительства, так и с точки зрения платежей, связанных с импортом товаров и услуг, выплатой нерезидентам доходов и трансфертов. Сейчас для России выгоднее инвестировать сбережения в национальную экономику и экономики стран — основных торговых и экономических партнеров, а не в зарубежные ценные бумаги с низкой доходностью. Это позволило бы углубить эффект региональной экономической интеграции в формате ЕАЭС и Союзного государства.

Почему важно, чтобы наши резервы отвечали международным стандартам? Нужно понимать, что это делает нас более привлекательными заемщиками для зарубежных кредиторов. Мы видим, что в текущем году еврооблигации Беларуси пользуются большим спросом на вторичном рынке. Новые выпуски белорусских евробондов сейчас торгуются на 11—12% выше номинала. И далеко не последнюю роль здесь сыграло непрерывное увеличение ЗВР в текущем году. Международное рейтинговое агентство Fitch уже повысило на один пункт кредитный рейтинг Беларуси, Standard & Poor’s улучшило прогноз изменения рейтинга, надеюсь, скоро повысит рейтинг и Moody’s.

К чему это ведет? Мы сможем привлекать внешние заимствования на зарубежных рынках на более комфортных условиях: ставки ниже, сроки дольше. И это касается не только Правительства. Доходность по белорусским еврооблигациям — ориентир для кредиторов при переговорах с нашими бизнесменами. Чем ниже будет доходность, тем на более выгодных условиях смогут привлекать иностранные ресурсы белорусские банки и предприятия.

Бизнесу следует задуматься об этом. Предприниматели же сами знают, куда лучше инвестировать. Нужно лишь создавать возможности, чтобы они могли сами привлекать ресурсы, в том числе по более выгодным ставкам, чем те, что предлагают российские и отечественные банки.

Еще один бонус от соответствия ЗВР общепринятым стандартам — повышение доверия к монетарной политике и национальной валюте, снижение девальвационных ожиданий. Все понимают: достаточные резервы — это финансовая подушка безопасности, которая гарантирует поддержание финансовой и экономической стабильности в стране, включая стабильность на внутреннем валютном рынке. А это одна из базовых предпосылок для устойчивого экономического роста в среднесрочной и долгосрочной перспективе. Поэтому сейчас тратить резервы не время.

Инвестиции под матрас не кладут

Михаил Ковалев, декан экономического факультета БГУ

Существуют различные подходы к определению оптимального размера золотовалютных резервов. Но доминирует позиция Международного валютного фонда: ЗВР должны быть не менее объема трехмесячного импорта. На мой взгляд, эта цифра взята с неба. В определенных кризисных условиях или в случае применения к стране санкций может и этой суммы не хватить, в обычных же условиях, когда нет валютной паники среди населения, такие накопления избыточны. Поэтому чрезмерно привязываться к этой цифре я не стал бы. Главное, чтобы резервы были достаточны для обслуживания внешнего госдолга и погашения паники, если она вдруг возникнет на валютном рынке.

У нас сейчас лишних запасов нет, хотя размер резервов приближается к тому самому трехмесячному импорту. Но эти деньги накоплены с конкретной целью: уже в январе следующего года нам предстоит погашение еврооблигаций, выпущенных в 2011 году. Так что ЗВР в начале 2018-го могут несколько снизиться, однако беспокоиться здесь не о чем: уверенность в это вселяет и прогноз по бюджету — он будет профицитным, и “излишки” направят на погашение внешних долгов. Если экономика будет работать успешно, экспорт будет расти хотя бы теми темпами, которыми он рос в этом году, думаю, мы не только погасим долги, но и достаточно быстро восстановим резервы до нынешних размеров.

Стоит ли наращивать их дальше? К примеру, ряд стран сегодня охотно скупает золото. У нас запас этого драгоценного металла более чем достаточный. Почти 40 тонн для небольшой страны — это даже с избытком. Если бы цена на золото сейчас была высокой, то наши резервы уже превысили бы трехмесячный импорт. Но, к сожалению, в последнее время цена на желтый металл снизилась. Будем надеяться, да и вся история показывает, что золото подорожает. Приведу только один пример. Когда вводили в 1944 году золотой стандарт для доллара США, 1 грамм золота стоил 1 доллар, за трой-скую унцию давали 35 долларов. Сегодня тройская унция стоит около 1280 долларов. То есть за 70 лет то ли сильно подорожало золото, то ли сильно подешевел доллар. Обычно процесс идет в обоих направлениях.

Когда золотовалютных резервов хватает, грубо говоря, по канонам МВФ, государства создают инвестиционный фонд и перечисляют туда излишки. Эти деньги направляются на покупку, к примеру, высокотехнологичных заводов, оборудования. Так в свое время поступил Леонид Брежнев. На накопленные СССР нефтедоллары был построен автозавод концерна FIAT, и потом все советское население ездило на выпущенных этим предприятием машинах. Теперь так делают арабы, китайцы. В Китае ЗВР чрезмерно велики — около 3 триллионов долларов. Часть из них уже направляют не на хранение, а в инвестиционный фонд, который пытается скупать за рубежом перспективные заводы.

Вот еще один важный факт. Для хранения ЗВР существует инструкция Международного валютного фонда, которой следует и наш Национальный банк. Как правило, заначка хранится в долговых бумагах правительств США и ЕС. Немного ЗВР находится на корреспондентских счетах в очень надежных зарубежных банках — это так называемая ликвидная часть резервов. Она нужна, чтобы иметь возможность быстро рассчитаться, в том числе по внешним долгам.

О чем это говорит? Когда наша заначка лежит на чужих счетах, деньги работают на чужую экономику. Именно поэтому не следует делать ЗВР чрезмерно большими и, конечно, не стоит превышать трехмесячный импорт. Если у нас такая заначка появится, лучше досрочно погасить долги нашего государства.

И куда резервы точно ни в коем случае не следует тратить, так это на необоснованное повышение зарплат или удержание курса доллара, когда на то нет оснований. Курс белорусского рубля по отношению к доллару должен быть таким, каков баланс внешней торговли. Если не удается продавать много товаров, наш рубль будет девальвироваться. Но пока у нас все идет нормально. На следующий год инфляция планируется низкой — порядка 5%, а снижение курса белорусского рубля ожидается даже меньше, чем на 4%.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?