Ведущий «Контуров» Юрий Гроеров – об информационном детоксе и интонациях военного парада

«Контуры» нашей страны

Уже 18 лет каждое воскресенье в вечернем эфире ОНТ выходит один из самых популярных проектов на белорусском телевидении. Яркие моменты и самые резонансные события прошедшей недели — от репортеров «Контуров» не ускользает ни одна деталь. Жанр программы сами телевизионщики когда‑то определили для себя заковыристо: информационный арт. И расшифровали это как прогрессивный стиль подачи информации, в основе которого — особенная авторская позиция и интересное режиссерское решение. За умение переживать события по‑своему и рассказывать просто о сложном «Контуры» быстро полюбились зрителям: за почти два десятка лет проект ни разу не уходил в творческий отпуск. 

Держать аудиторию в информационном тонусе последние три года помогает Юрий Гроеров. За пределами студии распознать популярного ведущего непросто: на интервью он примчал без галстука и на велосипеде.

— А чему вы удивляетесь? Летом я всегда на велосипеде, машину беру разве что для поездок на дачу. Пока стояла жара, каждое утро ездил купаться на водохранилище. Скажу честно: в тренажерном зале таскать «железо» мне неинтересно и скучно, а тело иногда требует физической активности. Поэтому нашел выход — велосипед.

— Поддерживать себя в спортивной форме — образ жизни или часть работы телеведущего?

— На самом деле к спорту я отношусь спокойно. Не зожничаю, но и меру знаю. В юности, кстати, спортом увлекался достаточно серьезно. В родном Могилеве даже занял первое место среди юниоров по силовому троеборью, сейчас это называется модным словом пауэрлифтинг. Но это было, конечно, очень давно.

— 45‑летие, которое вы отметите через пару недель, разве не повод подвести определенные итоги?

— Вообще, нет. Для меня 45 лет — не жизненно важный этап. Тем более на 45 я себя не ощущаю. Максимум на 25, хотя тело, конечно, иногда подсказывает: «Дружище, полегче, ты уже не мальчик». За эту бодрость и состояние внутренней молодости я очень благодарен ОНТ. Большинство из тех, кто работает на «Контурах», гораздо моложе меня. Режиссеру программы — 20 лет, вы представляете? Разница в четверть века! Мог бы быть моим сыном, а так он режиссер у меня, талантливейший парень. У нас, кстати, нет строгой рабочей иерархии, мы все стараемся быть единой боевой единицей.

— Как вы сами для себя объясняете жанр, в котором работают «Контуры» — информационный арт?

— Даже не помню, кто это придумал, если честно… Самое главное, на мой взгляд, это не жанр, а то, на кого эта программа рассчитана. А рассчитана она на людей думающих. Во всяком случае, я надеюсь на то, что нас смотрят люди, которые умеют сравнивать и анализировать. А как это назвать — информационный арт или еще как‑то — не важно. В конце концов, жанр — это просто форма. Главное — суть. Хочется, чтобы наш зритель понимал: думать нужно своей головой. Особенно сейчас, когда количество источников информации существенно возросло.
«В «Контурах» мы в первую очередь рассказываем о событиях, которые произошли за неделю и которые прямо или косвенно влияют на нашу жизнь. Мы стараемся помочь зрителю разобраться в хитросплетениях политики и тонкостях экономики; напоминаем о самом важном в культуре и спорте. И конечно, не обходим стороной темы, вызывающие широкий общественный резонанс». 
— Вы о телеграм‑каналах?

— О них в первую очередь. С широким распространением телеграм‑каналов каждого из нас окружает огромное количество самой разной информации. Нужно ли нам такое количество источников новостей? Не уверен. Потому что в том числе и на этой почве сейчас происходит поляризация общества. Кто‑то подписан на одни телеграм‑каналы и черпает информацию, которая подается однобоко, только из них. Кто‑то читает другие — и там уже совершенно иные посылы, которые опять же очень предвзяты. Истина от нас далека, правда где‑то посередине. Поэтому я ратую не только за то, чтобы перепроверять факты, но и думать своей головой, принимая любые решения. К этому призываю и коллег, и зрителей. 

— С ростом популярности альтернативных источников информации, тех же телеграм‑каналов, телевидение потеряло часть аудитории?

— Я не готов говорить за статистику, но просмотры у нас по‑прежнему очень хорошие. Тем не менее я прекрасно понимаю, что интернет потихоньку отбирает аудиторию у традиционных СМИ, не только у телевидения. Почитал человек десятки телеграм‑каналов, полистал «Твиттер» и ленту «Фейсбука», и у него уже не остается времени и сил на чтение газет, просмотр телевизора. Хорошо еще, что у большинства зрителей имеется возможность отмотать программу назад и посмотреть ее в удобное для себя время. Сидеть и специально ждать эфира — к этому, увы, все меньше и меньше людей готово.


— Что в таком случае ответите скептикам, которые раз за разом предрекают телевидению скорую смерть?

— Помните, герой из фильма «Москва слезам не верит» говорил: «Ничего не будет: ни кино, ни театра, ни книг, ни газет — одно сплошное телевидение». Сколько лет прошло после выхода картины? Но все по‑прежнему живо: и газеты, и театр. Традиционные СМИ никогда не умрут, я в этом уверен. Возможно, просто изменятся доли прослушиваний и просмотров. А вообще, кто знает, что будет дальше? Может через год‑два возникнет еще один новый, более современный источник информации, и он тоже заберет свою часть аудитории. Или, возможно, через пару лет мы будем говорить о том, что телеграм‑каналы уже умирают — такое тоже исключать нельзя.

— Вы телевизор смотрите?

— Буду честен: по мере возможностей. Очень люблю документальные исторические фильмы. Могу смотреть их взахлеб и не отрываясь. Обязательно смотрю новости. Причем все: белорусские, российские, европейские. В первую очередь это нужно для того, чтобы формировать мировоззрение и уметь составлять правильную картину мира. Кроме того, мне как ведущему важно понимать, как определенные новости подают те или иные каналы. Чтобы сравнивать, делать выводы.

— Уже 16 лет вы отвечаете за интонации и эмоции военных парадов в дни главных государственных праздников. Когда в прессе вас называют голосом парада, не обижаетесь?

— Наоборот, горжусь тем, что в 2004‑м мне досталась эта работа. В тот год было принято решение о том, что парад будет проходить у стелы «Минск — город‑герой». Так появилась идея не только рассказывать подробности происходящего людям у экранов, но и задавать правильное настроение зрителям на улицах. Тут, кстати, нужно понимать, что мой голос на параде отличается от обычного. В жизни я не говорю столь торжественно. Кроме того, при трансляции голос существенно искажается. Поэтому многие искренне удивляются, когда узнают, что я тот самый дядька, который рассказывает зрителям, как едут танки и летят самолеты.

— За столько лет интерес к теме еще не потеряли?

— Людям, не посвященным в нюансы военного дела, часто кажется, что парад — это из года в год одно и то же. Но на самом деле парад параду рознь. Техника постоянно меняется, обновляется. Новинки есть как в механизированной колонне, так и в пешей. Военный парад — значимое мероприятие для государства, вести его действительно очень почетно. За годы независимости Беларусь обрела множество общественных и политических традиций. Все они являются глубоко символичными и развивают у белорусов чувство сопричастности к строительству первого истинно суверенного белорусского государства. К таким традициям в том числе относится и военный парад на День Независимости. Мы государство пока молодое. А посмотрите на военные парады во Франции, Великобритании. Это страны с огромной военной историей и ценностями, которые, заметьте, не меняются уже десятки, а то и сотни лет. Как ходили британские королевские гвардейцы в шапках из медвежьего меха, так и продолжают. Это и есть показатель преемственности традиций государства. Если мы хотим продолжать строить свое суверенное государство, нам это наследие и традиции нужно сберечь.

— Работая в телерадиовещательной организации Союзного государства, более четырех лет вы жили на два города — Москву и Минск. Почему в итоге сделали выбор в пользу Беларуси? 

— Все просто: здесь моя родина. Да и воскресным папой быть не хотелось. Супруга с сыном сначала переехали со мной в Москву. Но там я уходил на работу, поздно вечером возвращался, а она весь день одна, с маленьким ребенком… Бабушки, дедушки, друзья — все остались в Беларуси. В итоге, семья вернулась в Минск. Я прилетал на выходные. В четверг садился в самолет, в понедельник утром возвращался в Москву. Впрочем, постоянно жить на две столицы я и не планировал. После окончания контракта вернулся домой. Спустя некоторое время мне поступило предложение о работе в «Контурах». Как все сложилось дальше, вы знаете. 

leonovich@sb.by

Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Фото: Виталий ПИВОВАРЧИК