Конституция от первого лица

Умеренный исламизм или светскость? У конституционной реформы Эрдогана свои планы

В минувшее воскресенье в Турции прошел референдум, на который выносился вопрос об изменениях в Конституцию страны. Конституционная реформа была предложена президентом Реджепом Тайипом Эрдоганом. Именно поэтому многие наблюдатели, да и граждане Турции расценивали голосование не больше не меньше как вотум доверия действующему главе государства. Результаты голосования оказались вполне предсказуемыми: за предложения Эрдогана высказалось 51,4%, сказав «да» реформе политической системы Турции. Это означает, что в стране изменится форма правления: из смешанной парламентско-президентской республики она станет чисто президентской.

Дело не в банальной игре политологических терминов. Первый блок изменений касается расширения полномочий президента. После президентских и парламентских выборов 2019 года должность премьер-министра в Турции упраздняется, а президент, кроме полномочий главы государства, обычных для президентской республики, будет выполнять все функции главы правительства. На срок исполнения своих полномочий президент сможет не прерывать членство в партии, которую он представляет, что ранее было необходимо согласно действующей Конституции 1982 года. Второй блок изменяет конфигурацию законодательной власти: увеличивается как количество депутатов парламента (600 вместо 550), так и срок их полномочий — на 1 год (5 лет вместо 4); изменяется также процедура проведения парламентских запросов. Третий блок изменений коснулся военных. Условие об обязательном прохождении военной службы для участия в выборах отменяется; упраздняются военные суды, а дела с участием военнослужащих должны рассматриваться в судах общей юрисдикции. Четвертый момент затрагивал судебную систему. Высший совет судей и прокуроров, который комплектует состав судов, численно сокращается с 22 до 13 и становится напрямую подконтрольным президенту.

Хотя полномочия президента, как и прежде, длятся 5 лет, с возможностью переизбрания на второй срок, изменения в Конституции дают Эрдогану право вновь участвовать в президентских выборах — в 2019 и 2024 годах. Разумеется, за этим обстоятельством сразу же последовали обвинения президента в авторитаризме и узурпации власти. Причем голоса эти стали звучать не только извне, но и внутри страны.

Явка на референдум составила 86%, что делает его состоявшимся. Однако малый процент проголосовавших «за» и появление недействительных бюллетеней (без печатей), наличие которых власти не отрицают, позволили оппозиции говорить о 3—4% манипуляций в пользу сторонников Эрдогана. Текущие конституционные изменения готовились исключительно Партией справедливости и развития (ПСР), без каких-либо консультаций с другими политическими блоками. Результатом реформ станет упразднение разделения властей — основы демократического управления страной. К тому же реформы скажутся на военных, которые всегда были гарантом светскости турецкого государства. Все это уничтожает принципы, введенные некогда Ататюрком.

Именно в этом и состоит проблема — не столько в конституционных изменениях, сколько в политической борьбе двух течений — умеренного исламизма, выразителем идей которого является ПСР Реджепа Тайипа Эрдогана, и сторонников кемализма — светскости, демократии и действовавшей до настоящего момента политической системы. Оппозицию ПСР представляют две основные партии — Республиканская народная партия и Народно‑Демократическая партия.

Сами турецкие эксперты отмечают раскол в обществе, который вызвал референдум. Разрыв между сторонниками и противниками изменений слишком мал. К примеру, Анатолия, за некоторым исключением, в основном проголосовала за изменения политической системы, тогда как крупные города и туристические центры — западные и южные районы страны — и курдское население на юго-востоке — против. Да и в самой ПСР нет единства. Опросы, проведенные до референдума, показывали, что примерно 20% членов партии не одобряют изменений, задуманных ее лидерами.

Официальные результаты будут объявлены через 12 дней. Однако уже в крупных городах Турции — Стамбуле и Измире — начались массовые протесты.


10 лет назад, на конгрессе востоковедов в Анкаре обсуждался вопрос о том, как можно оценить величие той или иной личности. И большинство коллег сошлись во мнении, что великим можно признать государственного деятеля, который сумел так организовать систему, чтобы та работала без него. Если система работает, значит, построившего ее политика можно признать великим. Ататюрк, бесспорно, был таковым. А станет ли таковым основатель ПСР — это покажет только время.

shavialiou@bsu.by

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?