«Конкурент»

«Тогда Буняк взял из собачьей миски сардельку… и съел ее...»

В восьмидесятые годы Евгений Буняк нес службу на военно-морской базе в Балтийске. Как-то зашел к знакомому военврачу, полковнику в отставке Игорю Петровичу. У полковника был свой небольшой дом, а в доме — целый зоосад: черепахи, канарейки, попугаи…

Игорь Петрович рад был партнеру по бильярду и сразу же пригласил его к столу. Женя поставил на стол большую бутылку вина, развернул кавказский овечий сыр.

Пропустив по фужеру красного вина, они приступили к трапезе. Военврач всегда с удовольствием слушал чудесные повествования Евгения, в которых невозможно было отличить правду от вымысла. И в этот раз лейтенант морской пехоты Буняк не заставил себя долго ждать. Он с упоением рассказывал, как в составе советской военной миссии находился в африканской республике Чад и дегустировал местное вино, продающееся в калебасах — флягах, сделанных из тыквы...

Внимательно слушал рассказ гостя и Джокер, четвероногий друг хозяина. Когда путешественник заговорил о жаренной в масле саранче, которой он с товарищами закусывал прохладное вино, собака вкусно облизнулась. Глаза ее выражали неподдельный интерес. Казалось, что она сама дегустирует в этот момент хрустящую, подобно чипсам, саранчу.

«Ты смотри, не зря говорят, что в собаке живет душа человека! — подумал гость. — Чья же душа переселилась в тело этого маленького потешного Джокера? Какого-нибудь знаменитого пирата, дегустатора или академика?»

Не спеша продолжали вести беседу гость и хозяин, потягивая вино и закусывая овечьим сыром.

А у собаки разгорался аппетит. Джокер решил во что бы то ни стало попробовать сыр, который так вкусно пах. «Обжоры, сколько вы будете есть одни? — говорил его красноречивый взгляд. — И не стыдно?»

Но люди не обращали на него внимания. Тогда собака положила лапу на ногу морскому пехотинцу. Тот не понял намека. И она решительнее напомнила о себе, царапнув его ногу: мол, давай, угощай.

— Ешь свои сардельки, — отмахнулся гость, показав на собачью миску в углу.

Но есть сардельки пес не желал и все требовал сыр.

Это заметил изрядно захмелевший Игорь Петрович.

— Чего пристал? — начал журить он своего любимца. — Дай поесть человеку.

Собака, видя, что все ее усилия пропадают зря, осторожно куснула ногу Буняка.

— Ах, так?! — рассердился тот. — Съем твои сардельки!

Взял из собачьей миски сардельку… и съел.

От удивления глаза округлились не только у хозяина, но и еще больше у его собаки. Изумлению пса не было предела. Еще бы! Такого в его собачьей практике никогда не было!

Женя расхохотался:

— Ну, что смотришь удивленным взглядом? Будешь есть сардельки или мне доедать? — и снова потянулся к собачьей миске.

Джокер опередил гостя, схватил миску зубами и потащил ее в прихожую.

Назавтра Буняк должен был отправляться на Диксон. Приехал на аэродром, смотрит — перчаток нет. Забыл в гостях. Поехал к военврачу.

Звонит лейтенант в дверь, а в коридоре: гав! гав! гав!

Послышались шаги хозяина, дверь открылась. Собака, увидев вчерашнего обидчика, бросилась на кухню, скользя по паркету, чтобы опередить неожиданно появившегося «конкурента».

С той поры, когда бы лейтенант Евгений Буняк ни приходил к отставному полковнику, пес спешил к своей миске и все быстренько из нее выедал.

Сотрудник Фрунзенского отдела охраны столицы, бывший лейтенант морской пехоты Евгений Андреевич Буняк тот случай четвертьвековой давности вспоминает как один из самых забавных в своей жизни.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...