«Кому-то Верди, а кто-то под «Руки вверх» засыпает»

Как тенор Владимир Дмитрук относится к поп-музыке

Тенор Владимир Дмитрук дорожит успехом на конкурсе Елены Образцовой и спокойно относится к поп-музыке
С МЕЖДУНАРОДНОГО конкурса молодых оперных певцов Елены Образцовой, прошедшего в Санкт-Петербурге, белорус Владимир ДМИТРУК привез третью премию и приз зрительских симпатий. Впрочем, это не первая победа молодого артиста. В свои 28 лет он уже заполучил Гран-при Московского международного конкурса молодых исполнителей русского романса «Романсиада» и первые премии на конкурсах вокалистов имени Ирины Богачевой в Санкт-Петербурге и Small Opera в Эстонии. В творческом арсенале молодого артиста еще одна весомая награда — Гранд-премия и звание лауреата специального фонда Президента Беларуси по поддержке талантливой молодежи (2012 год).  Сейчас тенор  находится на учебе в Нью-Йорке, берет уроки по вокалу. Корреспонденту «СГ» Владимир ДМИТРУК рассказал, что посоветовал ему Пласидо Доминго и какую музыку слушают исполнители классики.



— Владимир, поздравляем вас с успешным выступлением в Санкт-Петербурге. Что для вас приз зрительских симпатий?

— Признание зрителя – это лучшее, что может пожелать для себя артист. Вообще, представлять свою страну на международном конкурсе — огромная ответственность. Я волновался, не скрою. Еще и потому, что отстаивал честь своих педагогов Маргариты Петровны Василевич из Молодечненского музыкального колледжа, Дмитрия Владимировича Карпова из Петербургской консерватории, Стивена Кинга из Оперы Лос-Анджелеса (LA Opera) и моего нынешнего наставника Ольги Макариной из Метрополитен-опера (Met Opera). А еще и других наставников, с кем сталкивался в профессиональной среде, — звезд мировой величины тенора Пласидо Доминго, пианистки Нино Саникидзе. За конкурсом наблюдали мои родители, любимая супруга Евгения (я ее ласково называю Аўгiння, как ее окрестил друг семьи народный поэт Беларуси Нил Симеонович Гилевич) со своими родителями.

Считаю, всем этим людям обязан своим успехом в Санкт-Петербурге, поэтому чувства переполняют. Каждый раз, когда выходишь на сцену, делаешь это, чтобы оправдать вложенное в тебя время и делать свое дело хорошо. Чтобы донести искренние свои эмоции и переживания до каждого слушателя.

— Конкурс Образцовой проводился в десятый раз, но впервые — без своего основателя. Был посвящен памяти выдающейся певицы, педагога…

— К сожалению, лично мне учиться у нее не довелось. Елена Васильевна занималась с моей супругой Женей, учила ее, пела с ней. Меня всегда подкупали в Елене Васильевне несколько обычных человеческих качеств, которые хочется развивать, — искренность и трудолюбие.

— Владимир, если уж заговорили о звездных уроках, правда ли, что вы были на прослушивании у Пласидо Доминго?

— Да, правда. Была репетиция рождественского концерта в Москве (в концертном зале Церковных Соборов храма Христа Спасителя). Я пришел на нее в надежде, что у маэстро будет минутка прослушать меня. После репетиции Пласидо увидел меня и заговорил со мной: «А, это ты тот тенор, про которого мне говорили?» Я кивнул. Доминго в ответ: «Ну тогда пошли, споешь мне…» Надо ли объяснять, что я испытал в ту секунду?

Мы зашли в его гримерку. Пласидо сел за электронное пианино, взял мои ноты и начал играть. Коленки у меня тряслись будь здоров — не передать словами. Я спел две арии, и Пласидо сказал, что мне нужно подать заявку на его конкурс «Опералия». Так Доминго много лет подряд дает путевку на большую сцену одаренным молодым оперным исполнителям. Каждый год 40 претендентов, прошедших строгий отбор, принимают участие в конкурсе «Опералия». Я выступал в Вероне, стал финалистом.

— В этом случае говорят: главное — участие...

— Я убежден: конкурс — это в первую очередь место, где тебя могут услышать и послушать. Уже потом состязание. Во время творческих состязаний завязываются новые знакомства. Допустим, если касаться конкурса Образцовой, то полезные контакты, конечно, появились, но, чтобы они заработали, нужно какое-то время. 

После конкурса улетели в Нью-Йорк, где сейчас занимаемся вокалом. В венском «Ан дер вин» буду исполнять партию Яго в «Отелло» Джоаккино Россини, в московском «Геликон-Опера» — партию Ленского в «Евгении Онегине» Чайковского.

— В одном из интервью некоторое время назад вы упоминали о том, что со своими друзьями известным оперным певцом Анатолием Сивко и солистом Мариинского театра Владиславом Сулимским хотели бы записать для радио большой блок народных белорусских песен. Интересно, удалась ли задумка?

— К сожалению, нет. Мало встречаемся. Но знаете, интерес к музыке, основанной на национальных мотивах, фольклоре, о наших корнях и обычаях, будет всегда. Особенно когда такие вещи попадают на большую, скажем, оперную сцену. Не исключаю, что проект со временем станет реальностью.

Вообще, и народные песни, и классическое искусство —  это один культурный пласт, национальный. Мы в одном пространстве, мы сами его создаем. Зритель из провинции может услышать лучшие примеры оперного искусства, приехав, скажем, в столицу. С другой стороны, и артисты выезжают в глубинку. Все взаимосвязано.

— Лично я об опере (да и о классической музыке в целом) сказала бы так: «Сила, которая шлифует тебя изнутри». Почему же так популярна попса и другие легковесные жанры? Неискушенный слушатель неразборчив и готов сиюминутно «схавать» то, что подают в «красивой» обертке?

— Определение, что такое опера, считаю, у каждого свое. И любой человек скажет, что именно его цепляет в опере. Но сколько бы ни рассуждали о ценности оперы, все равно она востребована как вид искусства. Лично я не ставлю классическую музыку выше других направлений в музыке. Кому-то она просто больше по душе.

Насчет «красивых оберток»... Здесь все значительно проще. Есть хорошо сделанная музыка, а есть плохо. И тут каждый выбирает для себя, что ему по вкусу, а что нет. Кому-то Моцарт, Верди, а кто-то и под «Руки вверх» засыпает. Мы ведь разные, но я уверен, что прекрасная музыка не оставит равнодушным никого.

Кстати, если вы думаете, что исполнители классики всегда слушают только классическую музыку, ошибаетесь. Часто они знакомятся с ней для своей учебы, а иногда, ради собственного удовольствия, находят что-то свое в совершенно неакадемических вещах. К примеру, на поп-исполнителей любо-дорого смотреть, когда те поют хорошо, профессионально.

— Оперные певцы, строящие свою карьеру на эстраде, — это норма или исключение из правил?

— К этому отношусь спокойно. А вообще, каждый зарабатывает как умеет. Я хочу петь оперу и пою. Иногда могу себе позволить спеть что-то неоперное. Всерьез, как бизнес, такой опыт не воспринимаю, потому как не мое это. Заставь всех петь одну музыку, и тебя попросту перестанут слушать.

— Владимир, неоднократно общалась с известными молодыми артистами. Большинство из них несчастливы в личной жизни: на отношения просто не остается свободного времени. Значит, вам повезло?

— Да, определенно. Семья для меня — святое. Наглядный пример — мои родители и родители моей супруги, которые счастливы в браке не один десяток лет и любят друг друга. Мне посчастливилось встретить мою Женьку. Конечно, я ею очень дорожу. Она для меня и принцесса, и муза, и боевой товарищ.

— Спасибо за беседу. Успехов в творчестве и новых интересных партий.

uskova@sb.by
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?