Компромисс и оптимальность обязательного севооборота

В СТАТЬЕ академика Леонида КУКРЕША «Богат не тот, кто много производит, а тот, кто мало тратит» («БН», № 79—80, 5—6 мая 2011 года) очень убедительно, логично и системно обоснована стратегия и тактика экономически эффективного развития АПК республики, в частности, растениеводства и земледелия. Считаем важным в развитии основных положений статей углубить и расширить эту тематику. Дело в том, что в нынешнем году она особенно актуализировалась.

До 40 и более процентов площадей засевается хозяйствами по неблагоприятным предшественникам. Почему?..

В СТАТЬЕ академика Леонида КУКРЕША «Богат не тот, кто много производит, а тот, кто мало тратит» («БН», № 79—80, 5—6 мая 2011 года) очень убедительно, логично и системно обоснована стратегия и тактика экономически эффективного развития АПК республики, в частности, растениеводства и земледелия. Считаем важным в развитии основных положений статей углубить и расширить эту тематику. Дело в том, что в нынешнем году она особенно актуализировалась.

Плохая перезимовка озимых обусловлена не только неблагоприятными погодными факторами, дефицитом (прежде всего фосфорных) и несбалансированностью внесения минеральных удобрений, нарушением сроков сева и других требований технологических регламентов, но, в первую очередь, повсеместным и массовым нарушением принципов размещения культур по оптимальным предшественникам и почвам.

Здесь у нас есть и своя точка зрения. Никто не станет спорить, что от оптимальной структуры посевных площадей и севооборотов существенно зависит рост производства сельскохозяйственной продукции, ее себестоимость, повышение доходности хозяйства, фитосанитарное состояние и расширенное воспроизводство плодородия почв. В условиях значительного повышения цен на энергоносители, участившихся погодных аномалий, необходимости снижения пестицидной нагрузки эта проблема проявляется особенно ярко.

Доказано, что важнейший элемент системы земледелия в каждом хозяйстве — создание правильных, отвечающих почвенно-экологическим условиям, севооборотов. Результаты длительных, почти полувековых исследований научных учреждений Нечерноземной зоны свидетельствуют, что не менее 10—35 процентов урожая — в зависимости от культуры, сорта — определяется предшественником. Он является наименее затратным средством повышения продуктивности почв, увеличения производства растениеводческой продукции, снижения ее себестоимости и, как следствие, значительного улучшения общей экологической ситуации.

Да и в сорокалетних стационарных опытах Центра земледелия, где урожай после предшественников учитывался ежегодно, озимая пшеница после клевера, люпина, гороха обеспечивала среднюю урожайность 52,6—54,4 центнера с гектара зерна, после же многолетних злаковых трав — 42,3, после ячменя — 33,6 (т. е. 62 процента от лучшего предшественника). Примерно такая же тенденция наблюдается по ячменю, озимому тритикале. Меньшие потери — примерно в 2 раза — по озимой ржи и в три раза — по овсу.

Анализ земледелия многих хозяйств показывает, что до 30—40 и более процентов площадей зерновых, особенно озимых, засеваются по неблагоприятным предшественникам. Когда их надо сеять, еще не убраны кукуруза, свекла, картофель. В результате на данной площади на 15—20 процентов снижается урожай. Это прямой недобор зерна. По этой причине в республике он составляет ежегодно не менее 450—500 тысяч тонн, что в денежном эквиваленте соответствует более 100 миллиардам рублей.

Возникает вопрос: почему при небольшом удельном весе зерновых колосовых — около 50 процентов в структуре посевов — имеют место нарушения с предшественниками? Причины следующие:

— недостаточные площади зернобобовых культур. В 2010 году они занимали 137 тысяч гектаров (2,8 проц. в общей структуре посевов), что на 35 процентов ниже в сравнении с 2003 годом. При этом часто к группе зернобобовых относят горохо-ячменные смеси с преобладанием ячменя, по которым размещение зерновых недопустимо;

— неудовлетворительная структура многолетних трав. Оптимальной площадью под многолетними травами можно считать 880—900 тысяч гектаров. В 2010 году она снизилась в сравнении с 2005 на 20,7 процента. Однако их структуру в настоящее время также нельзя признать оптимальной. Во многих областях, к примеру, многолетних трав на пашне 15—20 процентов, но из них клеверов, даже по официальной статистике, — не более 30—35, а злаковых — до 45 процентов. При этом многолетние злаковые травы возделываются по 5 лет и дольше. Размещаемые после распашки пласта зерновые снижают свою урожайность на 40—45 процентов и более. Необходимо в перспективе оставить злаковые травы лишь в виде семенников, что позволит значительно улучшить состав предшественников, увеличить за счет этого валовой сбор зерна колосовых и решить проблему дефицита белка, особенно в хозяйствах по производству молока и откорму КРС;

— недостаточная площадь и неудовлетворительная структура однолетних трав во многих хозяйствах не обеспечивает размещения зерновых колосовых, в особенности озимых, по хорошим предшественникам. В среднем по республике группа однолетних трав ежегодно занимает 6—9 процентов. Однако почти у половины хозяйств их менее пяти процентов, а у некоторых вообще менее процента;

— стремление в хозяйствах выращивать кукурузу на силос и зерно на постоянных участках. В будущем необходимо шире задействовать резерв таких площадей для размещения озимых (после уборки на корм) и яровых зерновых. В течение ближайших двух лет для пополнения состава хороших предшественников для зерновых культур не менее 50—60 процентов кукурузных предшественников необходимо использовать под требовательные зерновые культуры. Это позволит более рационально использовать в севообороте вносимые органические и минеральные удобрения, средства защиты растений, качественно проводить другие технологические мероприятия;

— отсутствие ответственности руководителей и специалистов всех рангов аграрной «вертикали» за нарушение соблюдения агрономических принципов чередования культур, организации и ведения севооборотов и т. д. В хозяйствах стало массовым явлением отсутствие планов и мероприятий по использованию земли, нет никаких записей, в каком поле и по какому предшественнику высевалась та или иная культура, в каких дозах вносились органические, минеральные удобрения, известь, не ведутся книги истории полей или их заполнение носит формальный характер.

Как показывает анализ, доля почти всех культур в общей структуре посевов близка к норме. Однако часто относительно благоприятная структура посевных площадей в среднем на уровне района, области не является таковой в конкретных хозяйствах. При этом средние показатели при общем соответствии областной или районной структуры рекомендациям научных учреждений лишь затушевывают реальную картину.

Оптимизация посевных площадей и системы севооборотов должна выполняться по следующей схеме: поле (рабочий участок) — хозяйство — район — область — республика, а не наоборот, что наблюдается ныне. К каждому полю необходим индивидуальный подход, чтобы с максимальной отдачей использовать дифференциацию почвенного плодородия. Однако это требование не исключает координации и централизации с учетом общегосударственных социально-экономических, экологических и других проблем. Но ни в коем случае не должно быть административного доведения площадей посева сельскохозяйственных культур до каждого района и хозяйства. На месте все же виднее.

При ведении севооборотов нельзя не учитывать и коммерческий аспект. Как говорится, от вала — к экономическим рычагам. Высокие закупочные цены на ту или иную растениеводческую продукцию ориентируют хозяйство на ее выращивание, независимо от того, соблюдаются ли агрономические принципы чередования культур. Но при производстве чувствительных к нарушению севооборота культур — пшеницы, тритикале, ячменя и других — всегда значительно увеличиваются затраты на проведение мероприятий по защите их от болезней, вредителей и сорняков.

На наш взгляд, есть два возможных решения данной проблемы. Если в хозяйстве финансовое положение такое, что химических средств будет в достатке и после применения интенсивной защиты и сбыта товарной продукции, возделывание данной сельскохозяйственной культуры остается выгодным, можно допустить на некоторой площади пашни разовое или однократное размещение ее по неудовлетворительному и не совсем благоприятному предшественнику. Это так называемый западноевропейский вариант.

При невозможности использования в полном объеме средств химзащиты главным условием поддержания и повышения продуктивности сельскохозяйственных культур должен оставаться агрономически обоснованный севооборот. Ведь чаще всего больной севооборот — больная экономика. Это подтверждает и экономический эффект от его изменения за последнее десятилетие. Мы предлагаем конкретные меры совершенствования такого агроприема.

— Во-первых, это сохранение принципа плодосмена как основного наименее затратного средства адаптивной интенсификации и биологизации земледелия.

— Гибкость и динамичность севооборотов, отход от жесткой неизменной схемы чередования культур. Ее следует рассматривать как свод агрономических принципов, а не как жесткое регулирование.

— Продолжительность ротации севооборота. В зависимости от почвенно-экологических и организационно-хозяйственных условий допускаются севообороты как с более продолжительной (8—9-польной), так и более короткой (4—5-польной) ротацией. Причем на каждом поле в зависимости от особенностей почвы, удаленности и других условий ее продолжительность может быть разной.

В хозяйствах республики в целях улучшения ситуации с соблюдением севооборотов на ближайшие два-три года необходимо разработать планы и мероприятия по организации использования земли с учетом почвенно-экологических и технологических особенностей каждого рабочего участка (поля), товарной продукции, поголовья скота, наличия техники, средств интенсификации. На основе компромиссной комплексной оценки всей полученной информации определить набор культур, их место и чередование если не территориально, то обязательно во времени (на каждое поле на три-четыре года вперед), обратив внимание на создание хороших предшественников для последующих культур. Оптимальное соблюдение очередности посева культур позволит в масштабах республики дополнительно ежегодно получать на 10—35 процентов больше растениеводческой продукции, снизить ее себестоимость, сохранить и увеличить почвенное плодородие.

Несомненно, решающую роль при формировании оптимальных структур посевных площадей и севооборотов играет структура товарной продукции. Около 70—75 процентов растениеводческой продукции в Беларуси «пропускается», скажем так, через животных и реализуется в виде животноводческой продукции. Следовательно, если последняя будет продаваться по цене ниже себестоимости, то для расширенного полноценного развития растениеводства, да и всей экономики хозяйства, не будет оснований. Конечно, следует снижать затраты при производстве кормов, улучшать их качество и оптимизировать условия содержания скота. Но не менее важно изменить именно структуру товарной животноводческой продукции.

В качестве методического пособия по организации и ведению системы севооборотов в каждом конкретном хозяйстве можно руководствоваться разработанными РУП «Научно-практический центр НАН Беларуси по земледелию» методическими рекомендациями: «Оптимизация структуры посевных площадей, организация и ведение контурных почвенно-экологических севооборотов в условиях специализации сельского хозяйства». Сейчас данный материал находится на рассмотрении НТС Главного управления растениеводства МСХП Республики Беларусь.

Михаил КАДЫРОВ, первый заместитель генерального директора по научной работе РУП «Научно-практический центр НАН Беларуси по земледелию», доктор сельскохозяйственных наук;

Анатолий СКИРУХА, заведующий лабораторией севооборотов, кандидат сельскохозяйственных наук

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?