Минск
+17 oC
USD: 2.02
EUR: 2.26

Комплексы Фрейда разоблачила его жена

Не будь Марты, супруги знаменитого Зигмунда Фрейда, не было бы, в сущности, и самого пионера психоанализа.
Не будь Марты, супруги знаменитого Зигмунда Фрейда, не было бы, в сущности, и самого пионера психоанализа. Не будь ее откровений, так и продолжало бы бытовать расхожее мнение: мол, Фрейд, объяснявший самые тайные страсти людей, сам был бесстрастным человеком. Увы!

А установили это биографы. Именно они вывели, точнее сказать, начали выводить из тени Марту, прожившую с Зигмундом более полувека. При жизни с ним она старалась не засвечиваться, считая, что самая лучшая жена - та, о которой люди говорят очень мало. Ученые во главе с Катей Берхлинг-Фишер переворошили семейные архивы Фрейдов, отыскали сотни писем, написанных Зигмунду Мартой. По оценке престижного польского журнала "Пшекруй", на обработку собранных материалов потребуется не менее пяти лет, только после этого можно рассчитывать на появление фундаментального труда. А пока Катя Берхлинг-Фишер обнародовала лишь фрагменты, но и их достаточно для того, чтобы представить неординарную женщину, которая вдохновляла Фрейда как в интимных делах, так и в научных исследованиях.

Брак вопреки воле Эмилии

Когда Зигмунд впервые увидел 20-летнюю Марту Бернаус, его будто громом ударило. И она, обаятельная, энергичная, образованная, влюбилась в него с первого взгляда. Несмелый, неуверенный в себе, Зигмунд вовсе не походил на покорителя сердец. Признавался, когда был подростком, на него произвела впечатление некая Гизела, но то увлечение было, увы, безответным. Сожалел, что опыт общения с женщинами в молодости был небогатым.

Вскоре Марта и Зигмунд обручились, но сделали это втайне. И не беспричинно: дочь главного раввина Гамбурга, Эмилия, мать Марты, воспротивилась браку с Зигмундом, сыном еврейского торговца, у которого не было ни достояния, ни хорошей должности, ни солидной позиции в общине, зато атеизм хлестал через край. Но дочь отвергла доводы матери-хассидки, и та приняла волевое решение переехать с детьми из Вены в Гамбург. Не помогло. Марта нашла исход своей страстности в письмах - двух-трех ежедневно. Фрейд отвечал так же часто. "Моя любимая девочка, - писал он, - ты для меня - чистое счастье. Без тебя у меня нет желания жить. Только для тебя хотел бы добыть кусочек мира, чтобы мы вместе радовались в нем". "Мой любимый, - страстно отвечала Марта, - я не могла бы уснуть с тобой полночи... Хочу быть такой, какой хочешь, чтобы я была. Только люби меня немножко страстнее".

Письма свидетельствуют, что Марта была глубоко вовлечена в эмоциональное и профессиональное развитие Фрейда. Он же, напротив, использовал ее будто подопытного кролика, например, в своих экспериментах с кокаином, тогда еще слабо познанной субстанцией. Открыв, что кокаин придает ему энтузиазм и отвагу, Фрейд послал своей нареченной несколько доз. Однако Марта ответила, что ей не нужен кокаин, но тем не менее она попробовала его и действительно испытала приятные ощущения. Фрейд допускал, что кокаин можно использовать как болеутоляющее средство. Даже статью написал на эту тему, но желание быть вместе с Мартой не позволило продолжить исследование с этой субстанцией. Если бы не Марта, Фрейд, возможно, остался бы в медицине и никогда не занялся бы психоанализом.

После трех лет разлуки Фрейд предложил Марте создать семью и переехать к нему в Вену. Его возлюбленная согласилась сделать это, что подвигло Фрейда на серьезное самопожертвование: он пренебрег университетской карьерой, открыл неврологический кабинет. Спустя четыре года после первой встречи они поженились. Церемония была скромной. Фрейд согласился на еврейскую свадьбу, однако потом, во время супружества, религия не имела права доступа в их дом.

В первые восемь лет супружества Марта родила шестерых детей. Она была прекрасной матерью и хозяйкой дома, в котором безраздельно правила. Фрейд не противодействовал этому, хотя не обходилось и без чудачеств, которые должна была терпеть Марта. С годами он все больше привязывался к псам, которых дарили ему пациентки и поклонницы. Марта скрепя сердце мирилась с пребыванием животных в доме.

Изменял ли Фрейд своей жене

Очень любопытно, что Фрейд никогда не распространялся публично о сексуальных отношениях со своей женой. Лишь в книжке о мечтах во сне обмолвился о Марте: "Не хотел бы ее иметь как пациентку..." Впрочем, причина замалчивания собственной интимной жизни могла быть гораздо банальнее. Большую часть их супружеской жизни попросту нельзя назвать таковой. После рождения шестого ребенка Фрейд перестал спать со своей женой, опасаясь очередной беременности. В письме своему приятелю биологу Вильгельму Флессу он писал после 1895 года: "Ты знаешь, насколько ограничены мои приятности. Не могу курить приличный табак, алкоголь для меня ничего не значит. Закончил с рождением детей, прервал контакты с людьми. Вот так - невинно и вегетирую..."

Проблемы необычной плодовитости жены способствовали тому, что Фрейд активно поддерживал работы Флесса, занимавшегося вопросами мужских и женских биологических циклов. Он рассчитывал на то, что его биолог-приятель разработает в конце концов безопасный метод предохранения в сексуальных отношениях. Один из биографов даже заметил: если бы Фрейд продолжил действовать в этом направлении, он стал бы не столько творцом психоанализа, сколько изобретателем самого лучшего презерватива.

Многие современники Фрейда, наслушавшись сплетен, были разочарованы жизнью отца либидо. Французская поэтесса, графиня Анна де Ноанс, познав Фрейда, не скрывала своего сожаления: "Как такой человек мог написать столько сексуальных книжек? Что за ужасный мужчина! Я уверена, что он никогда не изменял своей жене. Это просто ненормально. Это скандал".

Однако не все биографы разделяют точку зрения графини. Кое-кто подозревает, что Фрейд сожительствовал с Минной, сестрой Марты. После рождения шестого ребенка Минна перебралась к Фрейдам; были годы, когда Зигмунд путешествовал с ней чаще, чем с супругой. Минна была "одаренной женщиной с дикой, страстной натурой". Правда, сам Фрейд считал ее интеллигентной, но с мужским характером. Такие особы, в том числе и пациентки, очень его притягивали, хотя в жены себе он взял женщину, являющуюся совершенной противоположностью.

Свечу зажгли в пятницу

В один из дней Марта узнала, что ее 67-летний супруг попал в больницу. Фрейд, обнаружив какую-то родинку на губе, решился на операцию, не предупредив об этом свою семью. Так началась его долгая борьба с раком. После прихода Гитлера к власти жгли книжки Фрейда, но происходило это далеко - в столице "третьего рейха". Ситуация изменилась после того, как Австрию оккупировала Германия. Семья 82-летнего Фрейда вместе с Минной эмигрировала в Лондон, где она снова могла плавать во фрейдовской славе. Однако болезнь прогрессировала. В сентябре 1939 года один из псов отвернулся от Фрейда: настолько неприятным был запах у него изо рта. И тогда Фрейд решил покончить с собой. Обратился за помощью к своему врачу, который и сделал инъекцию. Умер 23 сентября 1939 года в окружении своей семьи.

В первую пятницу после смерти супруга Марта зажгла свечу. Этого она не делала более полувека, прожитого с атеистом Зигмундом.

После Второй мировой войны Марта помогала биографам, исследовала генеалогическое древо своего супруга. Покинула этот мир 2 ноября 1951 года в возрасте 90 лет. Ее тело кремировали, а прах поместили во фрейдовскую урну. Похоронную процессию сопровождал раввин. Младшая дочь Анна считала, что этого желала бы ее мама.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...