Комментарий экспертов

Обсуждаем проект закона «О борьбе с коррупцией»

Общественное обсуждение

Александр КИЖУК, генеральный директор пивоваренного завода «Крынiца»:


— Чтобы перестали брать и давать, нужно сделать так, чтобы человек гордился и дорожил своим рабочим местом. Это может быть в том числе и фактор зарплаты. Мне кажется, когда, к примеру, врачей или учителей, или работников других сфер полностью устроит их зарплата, тогда для них отпадет необходимость искать лазейку, чтобы заработать деньги нечестным путем. Ведь каждый человек понимает, что лучше иметь постоянный доход, чем разовую наживу с перспективой потерять и свободу, и работу, и все прочее. Корень кроется в этом.


С точки зрения ведения бизнеса значительно уменьшить количество коррупционных преступлений, на мой взгляд, может практика электронных бирж, исключающая непосредственный контакт участников. Когда все происходит в онлайн–режиме, в компьютере, предложить что–то коррупционеру будет трудно. Возможно, стоит больше внедрять и практиковать именно такой тип закупок и договоров.


Игорь АРХИПОВ, эксперт–полиграфолог, полковник запаса КГБ:


— Сегодня в Беларуси практически все силовые структуры проводят проверки на полиграфе при решении вопроса о принятии кандидата на службу, а также при проведении служебных расследований. С позиций своего практического опыта возьму на себя смелость утверждать, что для борьбы с коррупцией такой способ может рассматриваться как одно из наиболее эффективных средств.


Подтверждением служит пример России. Мэрия Казани начиная с 2007 года активно проводит тестирование на полиграфе людей, состоящих на государственной службе, как при заключении контракта, так и при решении вопроса о его продлении. Кстати, в 2007 году после подобного обследования с государственной службы было уволено 80 чиновников.


Естественно, нельзя утверждать, что этот метод верен на 100%. Однако результаты исследований, проведенных американскими специалистами, показали: точность проверок на полиграфе выше, чем точность диагностики в медицине и обследований в психологии.


Как единственное средство в борьбе с коррупцией этот метод рассматривать нельзя. Полиграф может стать звеном в комплексных мероприятиях, направленных на профилактику и искоренение коррупционных проявлений в государственных структурах. Возникает закономерный вопрос: как использовать отрицательный результат? При зачислении на госслужбу на конкурсной основе ответ простой — предпочтение отдать тому кандидату, который прошел испытание. Если тестировали работающего сотрудника, то полученные посредством полиграфа данные могут служить основанием для организации выяснения обстоятельств и непродления контракта.


По результатам, полученным с помощью полиграфа, могут приниматься серьезные кадровые решения, поэтому он должен находиться в руках квалифицированного и опытного специалиста со стажем не менее 5 лет. Также считаю, что такая работа должна проводиться независимым экспертом. Оптимальный вариант, когда за дело берется организация, не имеющая отношения к данной государственной структуре.


Александр ЗОЗУЛЯ, председатель Кобринского райисполкома, депутат Палаты представителей:


— Если честно, меня сейчас больше волнуют молоко и зерно... Но должен сказать, что борьба с коррупцией, безусловно, очень важное дело для государства в целом. В Беларуси она ведется и результат есть. О чем мы регулярно читаем в прессе. Но очень важно, чтобы это не стало модой для силовиков. Чтобы они, как говорится, «не пережали». Ведь в этом случае руководители могут начать просто бояться принимать решения. Безусловно, совершенству нет предела. Новые изменения в законодательство — очередной шаг для улучшения ситуации с коррупцией в стране. Но всегда важно помнить о грани, где заканчивается управленческое решение и начинается коррупция. И ее, эту грань, на мой взгляд, нужно прописать законодательно.



Виктор Маргелов, сопредседатель Союза юридических лиц «Республиканская конфедерация предпринимательства»:


— В представленном законопроекте прописано много интересных норм, которые, безусловно, будут способствовать борьбе с коррупцией. Единственное, что хочется напомнить всем, кого искренне волнует эта проблема: любую болезнь нужно искоренять начиная с первопричины. То, что предлагается принять дополнительные меры, — это только часть борьбы с коррупцией. Намного важнее убирать первопричины. А они, как правило, в несовершенных механизмах административных процедур, в несовершенном законодательстве, которое позволяет «крутить» законом. Мы эти вопросы регулярно, кстати, поднимаем. Несколько дней назад, например, в Министерстве торговли проходило заседание по государственным закупкам и проблемам с ними связанным. Это сфера, как говорится, классической коррупции. Ведь достаточно одному участнику комиссии «слить» информацию, кто какие ценовые предложения подал на аукцион, и — получить деньги. Мы предложили усовершенствовать механизм, чтобы в выигрыше оставались добросовестные участники. Считаю, нам всем не стоит полагаться, что кто–то будет бояться нарушить закон, а следует сделать так, чтобы это было незачем делать.


Виктор ФРАНСКЕВИЧ, заместитель директора департамента финансовых расследований Комитета государственного контроля:


— Главная задача департамента финансовых расследований Комитета государственного контроля — обеспечение экономической безопасности страны. С этой позиции мы участвуем и в процессе борьбы с коррупцией.


Говоря о проекте закона, хочу более подробно остановиться на некоторых его положениях.


Введение законодательной нормы, предусматривающей изъятие у государственного должностного лица имущества, стоимость которого превышает доход, полученный из законных источников, является очень своевременным. Доказать факт получения коррупционных доходов (в особенности в прошлом) зачастую бывает сложно, поэтому невозможно привлечь коррупционера к уголовной ответственности. Это, в свою очередь, не позволяет изъять незаконно приобретенное им имущество (так как нет приговора суда в отношении его владельца). Новая процедура позволит правоохранительным органам обращать в доход государства находящееся во владении предполагаемого коррупционера имущество, если он не сможет доказать легальность происхождения средств на его приобретение. Тем самым будет частично восстановлен принцип необратимости наказания за совершенное преступление.


Кроме того, данная мера, несомненно, имеет профилактический эффект. Ведь человек будет знать, что рискует дважды. Во–первых, при получении незаконного дохода можно лишиться свободы. Во–вторых, в любом случае этот незаконный доход будет изъят. И если ранее преступников могла тешить мысль, что после освобождения останется имущество, которое при достаточно большой его стоимости способно компенсировать некоторые причиненные уголовной ответственностью «неудобства», то при введении нового закона такие мысли отпадут.


Отдельной темой для разговора о коррупции служит также сфера государственных закупок. Именно вопросы выбора государственными предприятиями поставщика товаров и участия в цепочке посредников данных товаров «лжепредпринимательских» структур связаны с так называемыми откатами, которые получают должностные лица за положительное решение вопроса о выборе поставщика. Порой необходимость материально простимулировать решение о выборе победителя торгов рассматривается отдельными гражданами как само собой разумеющееся.


Важно, что проектом закона предлагается внесение изменений и дополнений в Кодекс об административных правонарушениях. Норма об административной ответственности за нарушение законодательства о государственных закупках разделяется на формальный и материальный составы. Так, в случае привлечения к ответственности за нарушения, не повлекшие значительных негативных последствий, могут быть применены более мягкие санкции по сравнению с ныне действующими. А вот за нарушения законодательства о государственных закупках, повлекшие значительные негативные последствия, минимальный и максимальный размер штрафных санкций значительно увеличится.


При этом установление административной ответственности независимо от наступивших последствий также связано с необходимостью предупреждения и пресечения правонарушений в сфере госзакупок — на тех стадиях, когда их совершение не имело значительных негативных последствий.


Наряду с вышеуказанными изменениями одновременно расширяется круг субъектов ответственности за правонарушения в области организации государственных закупок товаров (работ, услуг), что, в свою очередь, также положительно скажется на предупреждении коррупционных проявлений в данной сфере. Помимо должностных лиц и индивидуальных предпринимателей, к ним предлагается отнести также членов комиссий, созданных для проведения процедур государственных закупок.


Виктор Алексеевич Пискарев — легендарная личность, чье имя связано с историей становления генеральских званий в ОВД Беларуси. Ему довелось носить погоны комиссара милиции 3–го ранга, генерал–майора милиции, генерал–лейтенанта внутренней службы. Именно его, бывшего министра внутренних дел БССР, начальника главного управления ГАИ МВД СССР и минской милиции, руководителя ветеранской организации Министерства внутренних дел, мы также попросили высказать свое мнение о нынешнем подходе к борьбе с коррупцией.


— Не только угрозами и тюрьмой выведем мы эту заразу. Раньше, вон, за убийство — сразу расстрел, при Иосифе Виссарионовиче за любой донос — к стенке или в тайгу. И что, чего добились?.. Сейчас в предложенных мерах, я считаю, нет главного — подбора, воспитания достойных руководителей. В первую очередь организацией работы с кадрами решаются эти вопросы. А мы твердим: лишить пенсии, посадить, про каждый рубль узнать... Такими действиями мы говорим, что не уверены в своих кадрах. Одними угрозами ничего не добьешься, при желании ведь их можно и обойти.


При советской власти на порядок серьезнее, ответственнее работали с людьми. Я вам скажу, что в те годы на все, как тогда говорили, номенклатурные должности, которые утверждались в ЦК, подбирались надежные кандидатуры. И мы были уверены, что они не подведут, не пойдут ни на какие коррупционные дела. А теперь только судим, сажаем, потом освобождаем и, бывает, снова назначаем... Тем самым перечеркивая все и вся. А надо так, как было раньше. Допустим, когда я работал министром, был утвержден дублер, который после меня займет пост. Человека целенаправленно готовили, отправляли на дополнительную учебу, давали определенные поручения. Другой пример: в то время, когда я еще руководил УВД города, мы подбирали таких начальников райотделов, которые почти все впоследствии стали генералами. В начале 1980–х годов мы заменили руководителей всех областных управлений, и те оправдали оказанное доверие. И так у нас было во всем. Причем на одних и тех же должностях люди работали десятилетиями, а сегодня не успеешь оглянуться — уже новый человек правит.


Да, конечно, сравнивать положение дел тогда и сейчас практически невозможно — совершенно разные системы. Однако могу сказать, что хоть при Советском Союзе коррупционных преступлений было значительно меньше, мы также боролись с этим явлением. И нам не было проще. При этом в наши дела никто не вмешивался: кем и как мы занимаемся. Все было в наших руках и основывалось строго на законе.


Но я никоим образом не перечеркиваю ответственность, которая предусмотрена для коррупционеров. Она должна быть: если тебя назначили, будь добр, служи честно, а преступил закон — отвечай. Каждый, в конце концов, понимает, что все в его руках: получать надбавку к пенсии или нет, быть за решеткой или на свободе.


Анна Шпак, начальник главного управления нормотворческой деятельности в сфере государственного строительства Министерства юстиции:


— Этот законопроект — результат долгой и кропотливой работы целого ряда государственных органов, в том числе и Министерства юстиции. Мы оценивали его на предмет соответствия базовым принципам нормотворческой деятельности, в том числе нормам Конституции. Его новеллы отвечают вызовам времени, когда ежедневно изобретаются новые механизмы совершения коррупционных преступлений.


Одним из предложений скорее профилактического характера является лишение государственных служащих, в том числе военнослужащих, права на пенсионное обеспечение, положенное им по статусу, в случае совершения в период прохождения государственной службы тяжкого или особо тяжкого преступления против интересов службы. Даже в силу мотивов психологического характера это станет одним из сдерживающих факторов для многих нечистых на руку чиновников.


Да, право на социальное обеспечение в старости гарантировано статьей 47 Конституции. На его реализацию направлен Закон «О пенсионном обеспечении». В Законе «О государственной службе в Республике Беларусь» определено, что пенсионное обеспечение государственных служащих осуществляется в соответствии с пенсионным законодательством с учетом особенностей, установленных этим законом. Вместе с тем следует отметить, что данное право является неотъемлемой составляющей статуса государственного служащего, который должен выполнять определенные обязанности: соблюдать ограничения, связанные с государственной службой, установленные Конституцией и иными законодательными актами.


Возникает вопрос: почему государственный служащий, нарушивший Закон против интересов службы, то есть не выполнивший принятые на себя обязательства, должен иметь при этом право на пенсионное обеспечение как государственный служащий? В отношении этой категории пенсия будет назначаться в соответствии с законодательством о социальной защите.


В качестве нормы, посредством которой реализуется скорее карательная функция, можно назвать часть законопроекта об изъятии имущества в случаях установления явного превышения стоимости принадлежащего чиновнику имущества и расходов над доходами, полученными из законных источников.


Это предложение — не наше изобретение. Подобные правила уже существуют, в частности, в Российской Федерации. Кроме того, наступил тот момент, когда меры такого характера должны предотвращать коррупцию и противостоять ей.


Начальник главного управления налогообложения физических лиц Министерства по налогам и сборам Михаил РАССОЛЬКО:


— Мы также активно участвовали в разработке этого законопроекта. К счастью, все наши предложения вошли в документ.


Основные изменения коснутся лиц, которые занимают высокое положение. Дело в том, что проверкой деклараций, которые представляют чиновники, занимается кадровая служба. При этом делаются запросы, в том числе и в нашу налоговую службу. Это было раньше, так остается и теперь. Другой вопрос, что предлагаются более жесткие подходы в части проверки доходов лиц, занимающих ответственный пост. В проекте закона четко прописано, кто попадает в этот перечень. По сравнению с действующим законом по новому документу не только сами высшие должностные лица и их близкие родственники представляют декларации, но и их несовершеннолетние дети. При этом за детей до 14 лет справку должны представить родители, а с 14 до 18 — они сами. Кроме этого, в налоговую службу нужно будет сообщить о недвижимом имуществе, транспортных средствах, драгоценностях, произведениях искусства, которыми они постоянно пользуются, но официально принадлежащих другим лицам. Декларированию также подлежит информация о долях в уставных фондах, акциях, хозяйственных товариществах вне зависимости от их стоимости. Обязательно нужно указать, за какие средства было приобретено то или иное имущество. К примеру, если зарплата за год составила 100 миллионов, а приобретено на 300. В документе, который заполняется один раз в год, нужно разъяснить, откуда появились деньги. К примеру, это может быть продажа имущества либо давние сбережения и другое.


Если расходы явно превысят доходы, то по решению суда имущество могут изъять. К слову, явное превышение определили в 25% от доходов, полученных из известных источников. Если процент выше — информацию направят в органы прокуратуры. Публиковать декларации о доходах чиновников? Нет, такой вопрос на комиссии не обсуждался. Подобная мера не соответствует законам нашей страны, в том числе главному закону — Конституции. Ведь в декларации указываются не только доходы и расходы, но и другая личная информация: дата рождения, место жительства, паспортные данные, место нахождения имущества, сведения о близких родственниках. Опубликовать такие сведения, значит, нарушить неприкосновенность личной жизни гражданина и его родственников. Если и вести речь об открытости, то это может быть информация только об имуществе, а не о декларациях целиком.


Начальник управления ГУБЭП МВД Владимир БАРКОВСКИЙ:


— Законопроект несет много важных инициатив. В первую очередь изменение редакции статьи, предусматривающей ответственность за создание так называемой аффилированной структуры при государственном органе. Привлечь за это можно было и раньше, но статья фактически не работала: в 2008–м было заведено одно уголовное дело, в 2009, 2010 и 2011–м вообще не было, в 2013–м — 2 дела. Вроде бы редакция небольшая: в проекте закона предусматривается замена фразы «доверенное лицо» на «иное лицо». Но мы надеемся, что таким образом эта статья заработает. Ведь в уголовных делах мы часто сталкиваемся с тем, что наши должностные лица либо их родственники создают такие структуры, и они начинают работать в качестве посредника при каком–то государственном органе.


Не менее важны изменения, внесенные в статью об ответственности за проведение госзакупок. По нашим оценкам, это одна из наиболее коррумпированных сфер. В стране ежегодно проводятся 390 тысяч государственных закупок. Тысячи из них признаются несостоявшимися: Министерство финансов многое не принимает к оплате, потому что есть те или иные нарушения. Фактически треть закупок (более ста тысяч) были обжалованы, и при этом по этой статье в 2014 году мы имеем 112 протоколов. Суть в том, что в законодательстве о госзакупках указан ряд критериев, по которым они должны проходить. Но ответственность за нарушение многих из них предусмотрена не была. И этим пользовались коррупционеры. А это — огромные денежные средства, которые теперь нам удастся сохранить в казне. Еще один важный момент — прозрачность процедуры госзакупок. Мы считаем, что если сделать эту информацию более открытой, то увеличится общественный контроль, который поможет выявлять недобросовестных чиновников и подрядчиков. Если я вижу, что дорогу возле моего дома положили криво, я должен иметь возможность легко найти информацию, кто выполнил эту работу, кто заказчик и кто исполнитель и кому предъявить претензии.


При разработке законопроекта мы активно поддержали предложение о запрете на прием на госслужбу лиц, совершавших имущественное преступление. Вспомнить пример, который озвучил Президент, — печально известного директора предприятия «Сукно». И таких случаев, только поменьше масштабом, можно привести много. Поддерживали мы и предложение лишить пенсионного обеспечения коррупционеров. Ведь это в первую очередь профилактическая мера, чтобы человек понимал, что он теряет при совершении такого преступления. К слову, была идея еще шире использовать данную норму: лишать не только пенсии, но и права на льготный кредит, обязать вернуть займ, если он взят на строительство жилья и т.д.


Предложение про изъятие имущества, превышающего доходы, мы как практики считаем, что можно расширить. Дело в том, что эта норма действует в отношении тех, кто занимает ответственное положение. А все–таки, как показывает наша работа, во многих делах о коррупционных преступлениях фигурирует не эта группа лиц...


Во время обсуждения законопроекта был предложен ряд инициатив, которые не вошли в документ. Планировалось обязать должностных лиц сообщать о факте предложения им коррупционных сделок. Если мы берем опросы общественного мнения, то к коррупции у граждан довольно большая терпимость. Если ввести эту норму, люди меньше смогут «соблазнять» порядочных должностных лиц. Когда он будет нести деньги кому–то и будет знать, что на него может поступить заявление, он 10 раз подумает.


Была идея и проведения контрольных мероприятий в виде предложения должностному лицу совершить коррупционную сделку. Такая практика давно распространена за рубежом. Если чиновник соглашается, уголовное дело не возбуждается, но его отстраняют от должности. Человек, занимающий соответствующий пост, должен четко соблюдать нормы закона в любой ситуации. На наш взгляд, было бы эффективным запретить чиновнику совершать сделки в качестве физического лица с тем, с кем он работает. Ведь все чаще предмет взятки передается в качестве возврата займа, долга, оплаты учебы детям, отдыха родственников. С теми, с кем решаются служебные вопросы, никаких личных сделок быть не должно.


Член Постоянной комиссии Палаты представителей Национального собрания по национальной безопасности Василий АЛЕКСЕЕНКО:


— Если все требования законопроекта будут реализованы, это создаст для служащего предпосылки к творческой и результативной деятельности. К тому же все положения абсолютно прозрачны: просто бери и выполняй. Нужно только желание руководителя. И если он будет все исполнять, точно так же будут поступать и его подчиненные. Если ты украл на рубль, они украдут на два рубля, если ты не будешь воровать, то они тем более не станут, потому что знают, что ты честный, кристальный руководитель.


Люди ведь все видят. Вот чиновник работал в одной должности, а как пошел на другую — у него, у его родственников началась другая жизнь. Поэтому и здесь тоже прописаны обязанности у того, кто это видит: кому докладывать, в какие сроки и что необходимо специальным органам делать, чтобы предупредить коррупцию.


Безусловно, документ не для всех будет приятным. Но, если ты хочешь быть государственным служащим, должен пойти на ограничения, чтобы у тебя и у твоей семьи был спокойный сон. Тем более что госслужащий — зеркало власти.


Заместитель председателя Постоянной комиссии Палаты представителей Национального собрания по законодательству Владимир ЧЕРЕВАЧ:


— Для меня особенно важны новеллы, которых не было в действующем законе о борьбе с коррупцией. Первое, на что обратил внимание, — запрет на занятие должности госслужащего, статья 22. Она содержит отказ в приеме на работу, если человек до этого работал на госслужбе и был уволен по нереабилитирующим обстоятельствам и если имеет судимости. Введено ограничение на выплату пенсии проштрафившимся чиновникам. Если человек, находясь на госслужбе, совершает тяжкое и особо тяжкое преступление с использованием служебных полномочий, то на пенсионное обеспечение рассчитывать уже не может. Однако по закону о государственной службе предусматривается вознаграждение за выслугу лет. С учетом этого законопроект необходимо будет подкорректировать и внести изменения.


Целая отдельная глава посвящена декларированию имущества. Теперь не только сам госслужащий, но и его супруга, несовершеннолетние дети и близкие родственники должны будут обязательно задекларировать свое имущество. Это интересное предложение, которое недавно звучало и из уст Президента. В законопроекте четко прописано, что при установлении явного превышения доходов над расходами устанавливается порядок, по которому эта разница изымается.


Конечно, я бы еще задался вопросом о том, куда направят изымаемые суммы. Ведь речь идет о людях, которые занимают определенное положение в нашем обществе. Не те, кто беспробудно пьянствует. И их нажитое имущество идет просто в доход государства. Мне кажется, это как–то обезличено. А ведь у нас есть социальные слои, которые ежегодно поддерживаются из бюджета: инвалиды, дети из неблагополучных семей... Есть и категория людей, которые пострадали от преступлений, но не получили возмещения ущерба. Так вот за счет этого имущества, по–моему, нужно создавать какие–то фонды. И чтобы доступ к этим фондам был всенародным. Тогда понятно, на какие цели идут деньги, неправедно нажитые чиновниками. Тогда мы можем говорить о социальной справедливости.


Советская Белоруссия №153 (24534). Четверг, 14 Августа 2014. 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости