Комендант Брестской крепости

Знаковая дата для Брестской крепости: 45 лет назад в цитадели открылся мемориальный комплекс

Знаковая дата для Брестской крепости. 45 лет назад в цитадели открылся мемориальный комплекс. Его символы неизменны — Вечный огонь, Холмские ворота, знаменитая «Звезда». Музей, запечатлевший мужество и силу духа защитников крепости. Памятники, которые вряд ли кого-то оставят равнодушным: солдат с каской в руке, тянущейся за водой, воин с пустынным взглядом. А еще — гранитные плиты с именами погибших защитников и бесконечно трагичными надписями «Неизвестный». За прошедшие годы здесь побывали миллионы людей. Накануне особенной даты с руководителем Мемориального комплекса «Брестская крепость-герой» Григорием Бысюком мы поговорили о героях Бреста, о новых экспозициях, о «серых» экскурсоводах и неэтичных селфи. И о личном, конечно. Об увлечении танцами, например, и о секретах семейного счастья.

Григорий БЫСЮК: «Планируем открыть экспозицию, посвященную обороне Восточного форта».

Гроза над Бугом и всесоюзная стройка 


— Создание мемориального комплекса стало итогом работы многих неравнодушных людей. В том числе основателей Музея обороны крепости — Аркадия Крупенникова и Татьяны Ходцевой. Они по крупицам собирали сведения о событиях июня—июля 1941 года. Сегодня в это сложно поверить, но музей начинался с двух комнат боевой славы. Разумеется, создание мемориала — это и огромная заслуга писателя Сергея Смирнова, для которого восстановление исторической правды стало делом всей жизни. Сегодня мы стремимся сохранить все то, что было создано нашими предшественниками. И стараемся достойно продолжать их дело. Штат мемориального комплекса — 113 человек, 30 из них — научные сотрудники.

— Вы помните, как шло строительство
В дружеской атмосфере ансамбля
«Прибужье».


комплекса?  

— Тогда я учился в старших классах. Моя мама работала на заводе железобетонных конструкций. Помню, как ей вручили благодарность за вклад в строительство мемориального комплекса. Это была всесоюзная стройка. Здесь проводились всевозможные акции, субботники, встречи с творческими коллективами. Каждый стремился сделать свой посильный вклад.

— Ваши родители наверняка запомнили события июня 1941 года?

— Они были еще детьми, когда началась война. Отец родился в 1929 году, мама на год позже. Но 22 июня 1941 года они хорошо запомнили, поскольку жили в нескольких километрах от границы — в деревне Непли Брестского района. Гул самолетов, взрывы… Как и многие в то утро, решили, что приближается гроза. Потом ушли в лес. Запомнили, как немцы подбили советский самолет. Ребята из «Авиапоиска» его нашли только в позапрошлом году. Останки летчиков в мае перезахоронили на Гарнизонном кладбище. Родители часто повторяли, что война — это самое страшное, что может выпасть на долю человека. Мир и согласие — это главное. Как бы тяжело порой ни приходилось. С этим сложно не согласиться.

— Наверное, это хорошо понимали и те солдаты, которые стояли насмерть в Брестской крепости. Не ради высокопарных лозунгов, а ради мира для своих близких.

— Именно. Крепость духа защитников цитадели оказалась крепче двухметровых стен. Здесь гитлеровцы встретили невероятное сопротивление. Гарнизон сражался до последнего, чем впечатлил даже врага. Об этом свидетельствуют воспоминания солдат и офицеров 45-й пехотной дивизии вермахта. Победа 1945 года действительно начиналась здесь, в Брестской крепости. И у ее истоков стояли бойцы 30 национальностей: белорусы, русские, украинцы, казахи, армяне, грузины... 45-я дивизия, которая должна была взять крепость и город за восемь часов, задержалась здесь как минимум до 30 июня. 

Старые руины и новые выставки


— Слышал, что новые проекты, которые планируется реализовать на территории Брестской крепости, вероятно, получат поддержку в рамках Союзного государства Беларуси и России. Что это за проекты?

— Прежде всего речь идет о ремонте и реставрации руин и сооружений, которые требуют немалых средств. Также мы полагаем, что некоторые аспекты из истории Брестской крепости достойны того, чтобы их представить более подробно. Судите сами: в наших фондах хранится около 85 тысяч различных предметов. В Музее обороны представлено лишь около 4 процентов экземпляров. Примерно столько же — в новой экспозиции «Музей войны — территория мира», которая открылась 22 июня 2014 года при поддержке «Газпрома» и его дочерней компании «Газпром трансгаз Беларусь». К тому же незадействованных площадей в Брестской крепости сегодня более чем достаточно. Вот мы и обратились к парламентариям Союзного государства с просьбой профинансировать не только реставрационные и ремонтные работы, но и создание новых экспозиций. Депутаты нас поддержали. Надеюсь, документ будет подписан и главами правительств двух стран.


Директор мемориального комплекса (слева) мечтал о карьере офицера. Но вышло по-другому...

— То есть вы хотите создать еще одну музейную площадку?

— И не одну! В юго-восточной казарме, где находится «Музей войны — территория мира», есть полубашня, барбакан. В ней мы начали ремонт, но средств не хватило. Планируем открыть экспозицию, посвященную истории Брестской крепости в довоенный период, используя при этом диорамы и панорамы. Здесь же хотим представить всю информацию о Берестье. Ведь на фундаментах этого древнего города и строилась Брестская крепость.

Есть задумка сделать экспозицию, посвященную обороне Восточного форта. Именно здесь находился один из самых мощных очагов сопротивления. Бойцы во главе с командиром полка Петром Гавриловым держали оборону до тех пор, пока немцы не сбросили на Кобринское укрепление 500-килограммовую бомбу, а затем еще и 1800-килограммовую. Этот взрыв сотряс не только всю крепость, но и город. 

Есть планы и относительно 5-го форта — первой линии фортификационных укреплений, которые создавались с 1877 по 1889 год. Это один из наиболее интересных объектов. Он отлично сохранился! У посетителей есть возможность пройти по казематам, спуститься в горжевые казармы. Здесь мы также хотели бы сделать музей. Так что незанятых площадей, которые могут быть интересны посетителям и использоваться более эффективно, у нас много.

— К тому же часть этих помещений сдается в аренду…

— За это нас некоторые критикуют. Придя на должность руководителя мемориального комплекса, я был категорически против арендаторов на территории крепости и планировал эти отношения прекратить. Но, разобравшись в ситуации, свое мнение изменил. До тех пор, пока у помещения есть хозяин, оно поддерживается в порядке и не разрушается. На мой взгляд, сегодня это особенно важно. Мы, к сожалению, не в состоянии отремонтировать все помещения и поддерживать их в должном состоянии.   

Гостей становится все больше


— Пожалуй, куда больше критики раздается в адрес кафе «Цитадель», где регулярно проходят свадьбы. С громкой музыкой, фейерверками и прочими сопутствующими атрибутами. Многие, в общем-то, резонно считают, что увеселительным заведениям в мемориальном комплексе не место. Каково ваше мнение?

— С одной стороны, мы понимаем, что кафе «Цитадель» — одно из подразделений комбината общественного питания — государственного предприятия, которое обеспечивает питание наших школьников. Благодаря тем же свадьбам комбинат получает дополнительные средства, что позволяет хоть немного снизить себестоимость питания для детей. С другой стороны, свадьбы немыслимы без веселья и громкой музыки. Танцы и песни в крепости действительно неуместны. И подобные заведения в мемориальном комплексе, мягко говоря, не лучший вариант. С моей точки зрения, «Цитадель»  гораздо больше подходит для памятных, ритуальных мероприятий.

Цитадель — вечный символ мужества и силы духа.

— Так где же выход?

— Я считаю, что «Цитадели» нужно больше работать с туристическими фирмами и постепенно уходить от развлекательных мероприятий. К тому же в кафе недавно появился особенный зал — штабная палатка, меняется меню. Турфирмы уже сегодня подают нам заявки на декабрь—январь. «Цитадель» могла бы также включиться в эту работу и активнее предлагать организованным группам свои услуги. Места там достаточно. Оправдать можно все, что угодно, но я считаю, что мемориальный комплекс — неподходящее место для свадебных застолий. 

— Плотный у вас график, если группы уже на январь записываются. Интерес к Брестской крепости не ослабевает? 

— Судите сами: в 2012 году мемориальный комплекс посетило 355 тысяч человек. В прошлом году — более 416 тысяч. Конечно, есть периоды, когда людей приезжает меньше. В сентябре, например. Самый многолюдный — весенне-летний период, а также время с ноября и до окончания новогодних праздников. Кстати, после выхода на экраны фильма «Брестская крепость» особенно много посетителей едет к нам с детьми. Да, сегодня некоторые говорят, что после войны прошло больше семидесяти лет и пора эту боль забывать, отпускать. Но я с каждым годом все больше убеждаюсь: вопросы патриотического воспитания важны в любом государстве. А для нас — особенно. Уроки войны забывать нельзя.

— Однако для некоторых поход в Брестскую крепость стал действительно сродни развлечению. Недавно в СМИ появилась информация, что за фото на памятнике или на руинах крепости будут штрафовать…

— Критиковать огулом я не хочу. Увы, есть люди, которые могут позволить себе залезть на памятник или на крепостные руины. Их немного, но они есть. Причин, которые заставили нас пойти на столь непопулярный шаг, несколько. Во-первых, мы беспокоимся о безопасности посетителей. Во-вторых, о сохранности руин и памятников. Ну и не стоит забывать об этическом аспекте. Все же люди пришли не в парк развлечений, а на территорию мемориального комплекса. Нужно уважать память о тех, кто отдал свои жизни за родную землю. 

— Григорий Григорьевич, коль уж зашла речь о сохранности мемориала, скажите, как вы оцениваете состояние монументов и руин? 

— Состояние удовлетворительное. Недавно провели общее обследование монумента «Мужество». Есть нюансы. Посмотрим, что и как можно подремонтировать. В прошлом году привели в порядок скульптурную композицию «Жажда». Серьезных работ по консервации требуют руины крепости. Средства на эти цели нужны немалые. Также предстоит завершить ремонт в подвалах казармы 333-го стрелкового полка. Раньше сюда водили экскурсии, но подвалы пришлось закрыть, так как они стали небезопасны. Закрыли для посещений и руины Белого дворца. Рассчитываем на помощь по линии Союзного государства. Если все получится, то лет через пять объекты мемориального комплекса преобразятся, появятся новые маршруты. 

Крепость метит в ЮНЕСКО


— Несколько лет назад активно обсуждался вопрос о включении Брестской крепости в Список объектов всемирного наследия ЮНЕСКО. Теперь — тишина. Этот вопрос закрыт окончательно?

Два года назад в Брестской крепости открылся новый музей.

— Не думаю, что окончательно. Актуальность этого вопроса была снижена, поскольку крепость хоть и имеет почти 200-летнюю историю, но на ее территории появились монументы и скульптурные композиции. То есть первоначальный ансамбль крепости был изменен. Кончено, это уменьшило шансы на включение в список. Но к этой теме мы еще вернемся. Крепость представляет собой интерес как трансграничный объект, как комплекс, в который входят уникальные фортификационные сооружения. Я полагаю, что все реально.

— Несколько месяцев назад активно обсуждалась тема «серых» экскурсоводов. Администрация комплекса считает их нелегалами. У другой стороны свои доводы и своя правда. Проблема все еще актуальна?

— Все еще… Нелегальные экскурсоводы по-прежнему приводят в Брестскую крепость группы туристов. Называют их своими друзьями, родственниками. Бывает, что за день один человек проводит по две-три экскурсии для разных «родственников». 

— А почему вы считаете их нелегалами? У них ведь есть лицензии…

— Департамент туризма при Министерстве спорта и туризма выдает лицензии только для проведения экскурсий на территории Республики Беларусь. Но эти разрешения не распространяются на мемориальный комплекс. Мы пытались наладить с «серыми» экскурсоводами сотрудничество, но эти попытки оказались безуспешными. Проблема еще и в том, что информация, которой делятся с посетителями эти специалисты, зачастую не имеет ничего общего с реальными событиями. 

— Говорят, в особенно загруженные дни в мемориальном комплексе попросту не хватает экскурсоводов…

— Это не так. В те дни, когда проходит по 50—60 экскурсий, мы подключаем всех научных сотрудников для работы с группами.

От «Прибужья» до «Белой вежи»


— Григорий Григорьевич, помимо Брестской крепости, где еще любите бывать? 

— Всегда с особым чувством приезжаю в родительский дом. Посмотреть, подумать, вспомнить. За последние годы деревня изменилась. Растут новые коттеджи. Теперь это почти окраина Бреста. С удовольствием бываю в Национальном художественном музее, в Мире, Несвиже. Приятно осознавать, что у нашей страны очень длинная и богатая история.

— Вы родились в небольшой деревне, но всерьез занимались танцами. Как так вышло?

Руины просят в упор: турист, береги историю!

— Наверное, это можно назвать стечением обстоятельств. Мой двоюродный брат, когда его поставили на сцене с вместе с девочкой, сбежал. А я остался. В том, что многие годы своей жизни я посвятил танцам, — огромная заслуга моих наставников из ансамбля «Прибужье». Валентине Веремеюк вместе с сестрами Евгенией и Зинаидой удалось создать в коллективе невероятную, семейную атмосферу! Ансамбль для нас был второй семьей.  Концерты, капустники, поездки — это было незабываемо. Мы были действительно большой и дружной семьей. Встретить подобные отношения в большом коллективе — редкость. И огромная удача. После возвращения из армии я четыре года танцевал в ансамбле «Радость» под руководством Анатолия Воробьева. Это тоже было незабываемое время. 

— Не хотелось связать дальнейшую жизнь с хореографией?

— Я мечтал стать офицером, но проблемы со зрением не позволили этой мечте сбыться. Поэтому поступил на филфак, и вся моя дальнейшая жизнь напрямую связана с культурой.  

— Вы 17 лет возглавляли управление культуры Брестского облисполкома. Невероятный срок в нынешнее динамично меняющееся время!

— Невероятный. Но за это время мне повезло встретить огромное количество хороших людей. Руководителей клубов, библиотек, школ искусств, творческих коллективов. С такими людьми можно горы свернуть. У нас получалось многое. В том числе на высоком уровне провести первые в Беларуси масштабные «Дожинки», которые состоялись в Столине. Формат их проведения менялся не один раз, но зародилась эта хорошая традиция на Брестчине и вот уже два десятка лет радует хлеборобов. 

— Помимо «Дожинок», можно многое вспомнить. В это время появился театральный фестиваль «Белая вежа», впервые прошли «Январские музыкальные вечера», была восстановлена усадьба Тадеуша Костюшко, начались работы по восстановлению дворцов в Коссово и Ружанах…

2008 год. Семейный отдых.

— Толика моих заслуг в реализации этих проектов, наверное, есть. Руководители брестских театров Александр Козак и Михаил Шавель обратились ко мне с предложением провести в городе театральный фестиваль. Это был 1996 год. Время непростое. Но, тем не менее, попробовали. Получилось. Теперь Брест нельзя представить без «Белой вежи», как и без «Январских музыкальных вечеров». Конечно, у каждого из фестивалей была своя дирекция, свои кураторы, от нас лишь требовалось время от времени подставить плечо. Что касается восстановления знаковых архитектурных объектов... Действительно, инициатива зачастую исходила от управления культуры. В частности — от Леонида Нестерчука. Человека увлеченного и неравнодушного. Все начиналось с инициативы, с желания что-то изменить. И в Ружанах, и в Коссово объем работ выполнен огромный, но и сделать предстоит еще очень много. 

— Григорий Григорьевич, чьим мнением вы особенно дорожите?

— Безусловно, родителей. Они простые люди, как говорится, из рабочих и крестьян. Всю жизнь добросовестно трудились и научили меня такому же отношению к своему делу. Дорожу мнением людей, которые не навязывают свои взгляды и идеи, а оставляют пространство для творчества. Многое мне дали мои наставники, коллеги, те люди, под руководством которых довелось работать. Их мнением тоже дорожу. С благодарностью вспоминаю бывшего председателя Брестского облисполкома Константина Сумара. Без его поддержки многие из реализованных проектов так и остались бы проектами. И с нынешним руководителем Брестчины работается комфортно. Он умеет наставить, подсказать. Когда то, что ты делаешь, находит поддержку, работается гораздо легче. 

Все начинается с любви


Григорий БЫСЮК любит бывать в гостях у
директора Национального художественного
музея Владимира ПРОКОПЦОВА.

— Расскажите, как вы познакомились со своей супругой.

— Это было, если не ошибаюсь, в 1974 году. Я приехал на практику в пионерский лагерь. Моя будущая жена там руководила одним из отрядов. Так и познакомились. С тех пор вместе. Уже более 40 лет. У нас выросли двое детей — сын и дочь, подрастают четверо внуков. У меня замечательная семья.

— Есть особенный рецепт долгих и счастливых семейных отношений?


— Все дело в любви. Я думаю, без нее ни одна семья так долго не сохранится. Не менее важно дарить свою любовь детям. Прежде всего — ценить их как личностей и уважать их мнение. Так меня воспитывали родители. Они всегда считались с моим мнением и мнением брата. Я следую тем же принципам. Могу, конечно, что-то подсказать. Но окончательное решение всегда оставалось и остается за детьми. 

— Кто-то из них пошел по вашим стопам, занимался танцами?

—  Дочь достаточно долго увлекалась танцами, а вот у сына не пошло. Был забавный случай — встретил в автобусе руководителя ансамбля. А он и спрашивает, — почему Дима не ходит на репетиции. Я был очень удивлен. Ведь ребенок каждый день брал форму и уходил на занятия. Когда я у него спросил, в чем дело, сын признался, что к танцам душа не лежит. Я, разумеется, настаивать не стал. Но танцами занимается мой внук Алексей, а недавно увлекся и другой внук — Даниил. 

— Григорий Григорьевич, многие характеризуют вас как человека исключительно интеллигентного. Что в вашем понимании интеллигентность?

— Наверное, прежде всего внимательность к людям и умение слушать.

— Много ли у вас друзей и часто ли удается с ними встречаться?

— Друзей, пожалуй, много. К сожалению, видеться в последнее время удается не так часто. Это, в первую очередь связано со здоровьем моих родителей. Не так давно не стало отца. У мамы серьезные проблемы со здоровьем, и ей нужен постоянный уход. Так что все свободное время я провожу либо с внуками, либо рядом с мамой. 

— От чего вы больше всего устаете?

— Устаю от переживаний, когда не все получается так, как хотелось бы. Но в Мемориальном комплексе «Брестская крепость-герой» замечательный коллектив. Мне в очередной раз повезло. Когда мы обсуждаем очередную идею или проект, когда я вижу неравнодушных людей, их горящие глаза, любая усталость или плохое настроение проходят. Мы одна команда, а это очень важно — делать любое дело с единомышленниками. Конечно, придет время и я оставлю эту должность. Но к коллективу крепости я прикипел, и о нем, уверен, останутся самые лучшие воспоминания.

— Благодарю вас за интересную беседу!

p.losich@gmail.com

Фото Александра Шульгача и из архива Григория БЫСЮКА
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости