«Командировка» в рабство

ОБ ИСТОРИИ, в которую попал несколько лет назад, житель деревни Шаломы Славгородского района Андрей Ивановский вспоминает не очень охотно. «Такая слава, — говорит, — мне не очень-то нужна». Хотя, с другой стороны, благодарен и жене, и передаче «Жди меня», куда та обратилась за помощью, не дождавшись вестей от подавшегося на заработки в Россию мужа. — Когда на Казанском вокзале Москвы ко мне подошли двое и предложили место на кирпичном заводе, я согласился, — вспоминает Андрей Петрович. — Опыт такой у меня был, о сроках — на три месяца — договорились сразу. Работодатели имели славянскую внешность, так что ничего дурного не заподозрил.

Более тридцати жителей Могилевщины, выехавших в 2011-м на заработки в Россию, числятся без вести пропавшими.

ОБ ИСТОРИИ, в которую попал несколько лет назад, житель деревни Шаломы Славгородского района Андрей Ивановский вспоминает не очень охотно. «Такая слава, — говорит, — мне не очень-то нужна». Хотя, с другой стороны, благодарен и жене, и передаче «Жди меня», куда та обратилась за помощью, не дождавшись вестей от подавшегося на заработки в Россию мужа. — Когда на Казанском вокзале Москвы ко мне подошли двое и предложили место на кирпичном заводе, я согласился, — вспоминает Андрей Петрович. — Опыт такой у меня был, о сроках — на три месяца — договорились сразу. Работодатели имели славянскую внешность, так что ничего дурного не заподозрил.

«Престижная» работа – строить конюшни

Прозрение наступило уже в первые дни работы, когда выяснилось: заводик — кирпичный пресс и 4 вагончика-бытовки — находится в степи под Махачкалой. «Предприятие» охраняли крепкие ребята с оружием и овчарками. Трудовой день длился с раннего утра до позднего вечера, выходными «руководство» тоже не радовало. О расчете или намерении «прервать контракт» и отправиться домой даже речи быть не могло!

— Мне еще повезло: если у остальных забрали паспорта, то вид на жительство в Беларуси, который имелся у меня, никого не заинтересовал, — рассказал мужчина. — Так что более чем из тридцати работников кирпичного завода только я и остался при документах.

Позже удача подбросила еще один шанс. Глава «фирмы» Казим перевел Ивановского на строительство собственных конюшен. Видимо, работа считалась «престижнее», потому что вместе с ним трудились уже местные парни — абхазец и чеченец. «Мы нашли друг с другом общий язык. Ребята поняли меня и поддержали желание вырваться оттуда, — поделился сельчанин. — Один дал мобильный телефон — созвониться с женой. Второй договорился с родственником, который работал водителем автобуса на маршруте Махачкала — Москва, чтобы подвез безбилетника.

Уходил ночью. Прикормленные собаки беглеца не тронули. За оградой — как и обещали новые знакомые! — ждали «Жигули», доставившие до федеральной трассы. Эта «командировка» у Андрея Петровича продлилась три месяца. И ее завершение он считает большой удачей.

 «Бомж Владимир»

В большинстве подобных ситуаций без помощи милиции не обойтись. Тем более что пропавших людей меньше не становится. Только на Могилевщине в минувшем году зарегистрировали 2748 таких случаев.

— 2416 человек были найдены в первые же десять суток, — рассказал начальник отдела розыскной работы УВД Могилевского облисполкома Дмитрий Гуреев. — А 56 жителей области в розыске до сих пор. Более половины из них — те, что уехали на заработки в Россию и потеряли с родными связь.

Правда, порой оказывается, что и сами «гастарбайтеры» сгущают краски. К примеру, могилевские оперативники, отреагировав на крик души матери бобруйчанина, подрядившегося на работу в Брянскую область, взялись за поиски. Сигнал был — как в детективе. Парень тайно позвонил с чужого телефона и рассказал: его удерживают в гараже насильно, документы забрали, денег не платят. А когда «узника» нашли, выяснилось: под замок человека никто не сажал, документы не забирал. Но вот с расчетом — да, стороны договориться не сумели. И приезжий строитель таким образом хотел воздействовать на своего работодателя.

— Бывает, что люди сами не хотят возвращаться, даже новые семьи заводят. Или — бомжуют, попадают в пьяные разборки. В моей практике был такой случай: двое жителей одного из райцентров Могилевщины отработали несколько месяцев на станкостроительном заводе города Сасово Рязанской области. Получили зарплату и отправились на попутной машине домой. По дороге один из напарников вдруг решил остаться. О чем его товарищ позже и рассказал родственникам парня, — поделился Дмитрий Михайлович. — Он же первым и попал под подозрение.

Поисками пропавшего могилевская милиция занималась три года. Выезжали на место, делали запросы российским коллегам. Наконец от московских стражей порядка получили известие: «Да это наш клиент!» Оказалось, «бомж Владимир» — так его называли на Казанском вокзале — «обживал» российскую столицу. И за это время пять раз привлекался к ответственности за бродяжничество и пьянство.

…А ребенок спал в кроватке

В списки пропавших попадают и дети. Конечно, это всегда — особый случай. Реакция на такие заявления не просто быстрая — молниеносная. Когда в минувшем сентябре поступила информация, что потерялся трехлетний ребенок из деревни Хрипелево Могилевского района, оперативники буквально через считанные минуты были на месте происшествия.

— Выяснилось: бабушка с дедушкой и внуком Данилой отправились в лес. Запрягли лошадь, сели на повозку. Женщина пошла грибы собирать, в какой-то момент окликнула малыша. Тот и побежал на зов. А дед догнать внука не мог — ноги больные, — пояснил Гуреев.

Мальчика искали сотрудники милиции, МЧС, военные, простые жители. Всем миром методично, метр за метром прочесывали окрестности. Обнаружили Данилку только спустя 6 часов в четырех километрах от места, где тот исчез. Ребенок, намаявшись от ходьбы, свернулся калачиком и уснул.

Другой случай, когда также родители оставили трехлетку на дедушку, иначе как курьезным не назовешь.

— Старик выпил и о подопечном забыл. Проснулся — нет ребенка! Оповестили все наряды, выехала следственная группа… Милиция же и обнаружила: мальчишка все это время мирно спал в своей кроватке, — сообщил Дмитрий Михайлович.

Подростки тоже периодически пополняют статистику пропавших граждан. Некоторых милиция даже узнает в лицо: ребята не раз пытались убежать из дома. В их числе есть дети из вполне благополучных семей. К счастью, всех рано или поздно возвращали домой.

Не выпускайте паспорта из рук!

За время работы в розыске, рассказал Гуреев, приходилось сталкиваться с множеством самых разных ситуаций. В его практике встречались «возвращенцы», которые были вынуждены добираться из Москвы до Могилева пешком. Тамошние «хозяева» за работу не заплатили, а денег на обратную дорогу не оказалось. К слову, на то, чтобы пройти «своим ходом» эти восемьсот километров, незадачливым «гастарбайтерам» понадобилось три недели!

По наблюдениям оперативников, чаще всего в затруднительные ситуации попадают сельчане.

— Они более открытые и доверчивые, — говорит Дмитрий Михайлович. — А здесь надо держать ухо востро.

Что должно насторожить в первую очередь? Даже тот факт, что имеешь дело с частником! Как минимум нужно знать координаты фирмы или хозяина. И сообщить об этом родным сразу по приезду — вместе с номером своего телефона и адресом проживания.

— А также зарегистрироваться в местном отделении милиции, — дополнил Гуреев. — И ни при каких обстоятельствах никогда и никому не отдавать своего паспорта. Уже само предложение о передаче документа в чужие руки должно стать главным сигналом об опасности!

Светлана МАРКОВА, «БН»

P.S. Имена героев по понятной причине изменены.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?