Минск
+10 oC
USD: 2.57
EUR: 2.78

Главный редактор "Знаменки" Ирина Слободич о волонтерстве

Колонка редактора

Мнения участников круглого стола по поводу, нужен ли нам закон о волонтерстве, разделились. Около десяти лет представители Красного Креста выступают с инициативой о его необходимости. Я категорически не согласна с теми, кто считает, что такой документ не­обходим. Якобы волон­терам нужны некоторые гарантии, чтобы на закон­ных основаниях можно было уходить с работы или учебы делать добрые дела, получать дополнительные бонусы и ввести социальное страхование. Откуда такая тяга к тому, чтобы на волонтерское движение, которое у нас и так прекрасно работает, надеть чиновничий сюртук и застегнуть его на все пуговицы?

Зачем стимулировать то, что и так продвигается без всяких законов? Абсолютно согласна с координатором волонтерского движения «Доброе Сердце» Викторией Меннановой, которая считает, что концепции волонтерского движения, которая благодаря Министерству образования получила юридическую силу, вполне достаточно. А поощрять волонтеров можно и на локальном уровне. Например, написать предложения нанимателям о поощрении сотрудников, занимающихся благотворительностью, дать рекомендации. Но каких-то материальных выгод быть не должно. Волонтер – это доброволец, по собственному велению сердца занимающийся благотворительностью. И как, интересно, в законе разделят понятия «волонтер» и «доброволец»? Что-то подсказывает мне, что никак.

Когда мы обсуждали эту тему с командиром поисково-спасательного отряда «Ангел» Сергеем Ковганом, наши мнения сошлись один в один. Если введут социальное страхование, как того желает Красный Крест, то поисковик, например, из группы «Ангел», встретив на улице человека, потерявшего память (а это бывает довольно часто), просто не будет иметь права ему помочь. Нет страхования? Тогда кто ты? Доброволец или свидетель? А можешь вообще пройти мимо. Сейчас все просто. Звонишь в «Ангел», и там обязательно помогут без всяких страховок и бонусов. Не случайно в России новый проект закона вызвал бурю возмущений. Нужна ли волонтерскому движению форма­лизация и бю­рократизация? Кто такой волонтер, а кто такой доброволец? Доброволь­чество по госзаказу? Есть опасность, что волонтерами станут те, кому это будет выгодно: при поступлении, устройстве на работу, продвижении по карьерной лестнице.

Все-таки не нужно хорошее дело за­гонять в рамки. «Я делаю то, что делаю, ищу пропавших людей, – говорит Сергей Ковган. – У нас много помощников. А новый закон может все это загубить. Не нужно ничего доводить до абсурда. Как говорят мои коллеги-россияне, мы идем в лес не искать пропавшего чело­века, а по грибы. Глядишь, кто-нибудь отыщется». Золотые слова. Надеюсь, разработчики закона их учтут.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...