Колдычевский лагерь смерти

В годы Великой Отечественной войны гитлеровцы организовали в Барановичском районе, деревне Колдычево, концентрационный лагерь, действовавший до июля 1944 года...

Этот материал написан Иваном Станиславовичем Лихутой. Так распорядилась жизнь, что автора уже нет с нами. Но тема, которая волновала его, по–прежнему важна для многих людей, да, собственно говоря, для всех нас.


В годы Великой Отечественной войны гитлеровцы организовали в Барановичском районе, деревне Колдычево, концентрационный лагерь, действовавший до июля 1944 года. Здесь согласно официальным данным расстреляли, повесили, замучили, отравили газом свыше 22 тысяч человек. Первыми заключенными лагеря были активисты советской власти и военнопленные из барановичской и столбцовской тюрем. Жертвами Колдычевского концлагеря стали практически все евреи и цыгане региона, а также большое количество поляков, военнопленных, около 100 католических священников. Чрезвычайной комиссией под председательством секретаря Городищенского райкома КП(б)Б С.П.Лесничего, работавшей осенью 1944 года, и при помощи свидетельских показаний удалось восстановить картину трагедии.


Приказано: выжить!


Концлагерь открыли в 1942 году. Его территория ограждалась несколькими рядами колючей проволоки, дзотами, вкопанными в землю танками, прожекторами. Для узников соорудили и кое–как приспособили многочисленные холодные помещения. Специально выстроили двухэтажное кирпичное здание тюрьмы. В двухэтажном деревянном доме жили комендант и охрана, здесь же размещалась камера пыток, где жертв подвергали страшным истязаниям. Им прокалывали язык, загоняли иголки под ногти, подвешивали, растягивали мышцы, ломали пальцы рук и ног, избивали резиновыми дубинками, лили воду в нос, сдавливали голову специальным станком, вырезали ножами куски тела и кололи штыками, ставили голыми ногами на раскаленную сковородку, рвали волосы, натравливали специально выдрессированных собак... В лагере для узников установили голодный режим при одновременном непосильном, изнурительном труде, свирепствовали массовые эпидемии. О медицинской помощи нельзя было и мечтать, наоборот, делалось все, чтобы болезни распространялись все больше и больше, а смертность росла.


Узники работали по 10 — 12 часов в сутки в неимоверно тяжелых условиях на добыче торфа в ледяной воде, а также в цехах — по изготовлению кирпича, мыловаренном, столярном, кожевенном, бондарном, сапожном, портняжном. Спали на нарах в 3 — 4 этажа на тонком слое соломы. Жилые постройки в зимнее время не отапливались. Кормили «баландой» — заваренной в воде ржаной мукой. То, что называлось «хлебом», выдавалось по 150 г на человека, а с 1944 года — по 140 г в сутки. Общение заключенных с внешним миром запрещалось. Все носили опознавательные знаки на груди, спине, а мужчины и на правой стороне брюк: красный круг с черной точкой — партизан, желтая шестиугольная звезда — еврей, буква «р» — поляк.


На всю оставшуюся жизнь


Согласно акту Чрезвычайной комиссии было практически истреблено все еврейское население г.п. Городище, Столовичей, частично Барановичей и других районов, привозили на уничтожение евреев и из Европы. Только из Городища было убито свыше 2 тысяч евреев. Среди погибших — раввины Авол Баркс (1903 г.р.), Янкель Гринберг (1905 г.р.), Хоня Гольштейн (1881 г.р.), учитель Абрам Жуховицкий (1883 г.р.), его жена Малка (1899 г.р.), их сын Янкель (1920 г.р.), семья Цыринских — муж Пейсах (1904 г.р.), жена Этка (1908 г.р.), сын Яков (1935 г.р.) и многие другие.


С середины 1942 года при активном науськивании со стороны коллаборантов-националистов, пригревшихся под крылом Кубе, началось планомерное уничтожение польского населения. В первую очередь под пресс попали священнослужители и интеллигенция. 14 ноября 1942 года в урочище Ляховка были отравлены газом в «душегубках» ксендзы Казимеж Дембровски из Дарева, Казимеж Каврецки из Полонечки, Антони Мацкевич из Мира, Станислав Новак из Домачево, Антони Леуш из Столбцов, Вацлав Неймак из Нового Свержня, Болеслав Брычковски, а также группа интеллигенции Столбцовского района.


Вот один из эпизодов, запавших в мою душу на всю жизнь. Шла, видимо, последняя декада июня 1944 года, мне 9 лет. Мы жили в Городище по улице Столовичской, которая вела к Колдычевскому концлагерю, располагавшемуся в 5 км от нас. К этому времени уже 150 жителей Городища арестовали, среди них и восемь моих родственников, в том числе отца и троих двоюродных братьев, которых отправили в концлагерь. Но в Городище еще продолжал существовать сборный пункт, куда фашисты доставляли вновь арестованных.


Стою у калитки дома. По булыжной дороге медленно движется сильно нагруженная огромная автомашина, покрытая сверху тентом. Когда она поровнялась с калиткой, я увидел, что сзади тента нет и весь кузов заполнен арестованными людьми. По бокам с вскинутыми автоматами сидели фашисты. А с самого края, у заднего борта, стояла изумительно красивая молодая женщина с черными прямыми волосами. Своим взглядом она, как мне показалось, прощалась со всеми, кто в это время был на улице, и со мной тоже. Я не знал ее, но это лицо запомнил на всю жизнь...


Приближался фронт. Через несколько дней, спасаясь, мы ушли из Городища. Однажды мама, оставив меня у нашего хорошего знакомого Василия Оскерко в деревне Грибовщина, пошла проверить, цел ли наш дом и можно ли возвращаться. Дожидаясь ее, я отправился в лес за земляникой. Знакомыми тропинками подошел к узкоколейке, где попадались самые крупные и вкусные ягоды. И вдруг вижу: рядом с насыпью лежит человек. Меня охватил страх, захотелось убежать. Но я переборол себя и подошел. Глянул — и о, Боже! Передо мной та самая необыкновенно красивая женщина, которую я недавно видел в машине, увозившей арестованных в концлагерь. Ее тело было буквально изрешечено пулями и все залито кровью. Я запомнил место и что хватало сил побежал обратно, чтобы рассказать о страшной находке дяде Василю. Тот позвал соседей, и они пошли туда, где я нашел убитую незнакомку. Когда дядя Вася вернулся, сказал: «Ты нашел Глинскую из Скробова». Так открылась тайна гибели одной из свыше 22 тысяч жертв, замученных фашистами в концлагере и его окрестностях.


Ничто не забыто


В ноябре 1942 года в урочище Погорелец (Лозы) была построена кремационная печь, в которой сожгли 600 трупов, доставленных из барановичской и столбцовской тюрем. Чрезвычайной комиссией, расследовавшей преступления фашистов в ноябре 1944 года, обнаружены:


— на территории концлагеря могила в форме буквы «Т» размером 35х5 м с трупами мужчин, женщин и детей. Руки мужчин связаны колючей проволокой. Женщины — обнаженные. Медицинским исследованием установлено: смерть взрослых наступила из–за огнестрельных пулевых ранений, а смерть детей — из–за удушья, так как их бросали в могилу живыми. В этой могиле захоронена 1.000 узников, убитых 27 июня 1944 года;


— в урочище Арабовщина, что в полутора километрах от концлагеря, 8 могил до 45 м в длину. В них захоронено 5.140 человек, в том числе все еврейское население Столовичей;


— в урочище Погорелец (Лозы), что в 2 км от концлагеря, 15 могил от 30 до 40 м в длину и 4,6 м в ширину. Здесь умерщвлено 15.000 человек, в том числе все еврейское население Городища. При полном вскрытии одной из могил обнаружено три продольных ряда трупов в 10 слоев, лежащих вниз лицами со связанными колючей проволокой руками, — это жители Барановичей, Городища, Столовичей, Ишколди, Крошина, Переволоки, Заосья и других мест. Женщины раздеты. Мужчины в нательном белье. Смерть взрослых наступила от пулевых ранений, а в некоторых случаях их убивали специальной булавой. Маленьких детей палачи разрывали пополам (так поступили с полуторагодовалой Кристиной Циханович из Городища), некоторых бросали в могилу живыми. В этой могиле обнаружено 960 трупов, из них свыше 200 тел, в основном поляков, опознано и перезахоронено на местных кладбищах. 100 человек захоронено на кладбище в Городище, среди них — ксендз прихода Ян Езерский. Уже осенью 1944 года местные жители привели эту могилу в порядок.


Но по–настоящему память о концлагере и его жертвах оставалась не увековеченной долгие годы. И только обращение непосредственно к Президенту Беларуси помогло сдвинуть дело с мертвой точки. Распоряжением от 21 декабря 2005 года были выделены средства на благоустройство памятных мест, связанных с Колдычевским лагерем, и поднят их статус до уровня мемориала. Барановичский райисполком района разрешил выполнить проектные работы памятного знака, посвященного 22 тысячам жертв фашистского террора, а также по консервации главного символа мученичества узников — здания тюрьмы в Колдычево. Все изыскательские, проектные и сметные работы выполнены специалистами на общественных началах и безвозмездно в память о жертвах фашизма. С помощью М.И.Данилькевича, уроженца д. Михновщина, располагавшейся вблизи концлагеря, удалось установить места еврейских могил, захоронений столбцовской интеллигенции, место расположения крематория и других знаковых объектов. На средства, выделенные по распоряжению Президента, на 15–м километре шоссе Барановичи — Новогрудок, вблизи места расстрела узников, построен и торжественно открыт 3 июля 2007 года памятный знак. Теперь мы действительно можем сказать: ничто не забыто.


Иван ЛИХУТА, Минск.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
3.1
Загрузка...
Новости