Когда желания совпадают с возможностями

Вице-маршал сейма Польши Рышард Терлецкий ответил на вопросы «СБ»

Тот, кто следит за политическими новостями, наверняка обратил внимание на визит в Беларусь вице-спикера сейма Республики Польша Рышарда Терлецкого и парламентской делегации. С одной стороны, ничего необычного, учитывая, что белорусско-польские контакты в последнее время активно развиваются. Но с другой — встречи и беседы польского политика столь высокого уровня, да еще в столь ответственное время, когда в Беларуси наступила выборная пора, заставляют задуматься о логике действий и решений нашего западного соседа. Как она изменилась за последнее время и как повлияет на будущее белорусско–польских отношений. Вице–маршал сейма Польши любезно согласился ответить на вопросы «СБ».


Рышард Терлецки

— Господин вице–маршал, с вашим приездом активизация белорусско–польских контактов усилится?


— Получилось так, что наше желание усилить сотрудничество с Беларусью совпало с аналогичными решениями Европейского союза. Поэтому мы очень быстро начали действовать, когда представились для этого возможности. И это оказалось возможно после мартовского визита министра иностранных дел в Минск.  Мы решили активизировать отношения, тем более что нас многое объединяет — и история, и культура, и даже языки, несмотря на то что мы разговариваем каждый на своем. И конечно же, более тесного сотрудничества требуют экономические отношения.

— Вы прибыли в Минск, когда у нас проходит парламентская избирательная кампания. Эта тема вам, наверное, достаточно близка. Как вам видится парламентское сотрудничество после выборов?

— Во–первых, мы очень ценим тот факт, что в белорусском Парламенте в такое горячее время выборов нашли время для контактов с нами. А также мы надеемся, что и после выборов наше сотрудничество будет продолжаться. По установившейся в Европейском союзе практике мы наблюдаем за выборами, за их прозрачностью, и это происходит не только в Беларуси, но и во многих других странах мира. Польские наблюдатели будут участвовать и в этом процессе. Мы ожидаем, конечно, что выборы будут прозрачными и честными.

— В отличие от других стран мы соседи, даже более того, у многих поляков белорусские корни. Кстати, интересно, а есть ли такие корни у вас?

— Моя мать тоже родом из–под Лиды. А отец из Украины, и он в равной мере говорил по–украински и по–польски. Для Польши это нормально, что почти каждая семья имеет родственников из Беларуси, Украины или Литвы.

— Но если вы уже заговорили об Украине... Она сильно повлияла на изменение европейской ситуации. Как вы оцениваете сегодняшнюю Европу, ее риски, вызовы, проблемы?

— Европа в первую очередь испытывает миграционный кризис, который связан с большим количеством мигрантов, прибывших на территорию Европейского союза. Большая проблема связана также с выходом Великобритании из ЕС, мы еще не знаем, к каким последствиям это приведет. И нас очень беспокоит ситуация, связанная с Украиной. Я думаю, что все эти проблемы требуют нового качества решений в Европейском союзе, мы должны делать все, чтобы решить эти проблемы.

— Все эти проблемы, которые вы назвали, касаются и Беларуси, более того, наша страна в определенной мере участвует в их решении. Как вам видится усиление сотрудничества именно в таком, европейском контексте?

— Да, позиция Беларуси важна, и мы в Европейском союзе заинтересованы в том, чтобы она участвовала в принятии определенных решений в Европе. Здесь есть два блока стран: те, кто хотел бы вступить в ЕС и находится на этом пути, и те, кто желает сотрудничать с Европейским союзом, не являясь при этом его членом, к которым относится и белорусская сторона. Мы хотели бы помогать и в какой–то мере посредничать в том, чтобы Беларуси еще более тесно сотрудничать с Европейским союзом. Нам тоже важно и интересно узнать белорусское мнение о процессах, проходящих в современной Европе и мире.

— Что касается двух важнейших названных вами проблем, то Беларусь играет свою роль в сдерживании нелегальных потоков, а в случае с Украиной по отношению к нашей стране есть такое выражение, как «донор безопасности». Как вы думаете, будет ли эта роль возрастать в дальнейшем?

— Мы с вами находимся в таком регионе, более выгодном в некоторой степени, потому что нас беженцы из Африки не так сильно касаются, как других стран. Мы также находимся на границе Европейского союза, поэтому для Польши сотрудничать с теми государствами, которые находятся на востоке союза, очень важно. Потому что они в некоторой степени охраняют эти границы и обеспечивают их безопасность. Нас сегодня очень волнует ряд проблем, которые в ЕС не до конца понимают. Например, Папа Римский во время своего пребывания в Кракове сказал, что в нашу страну прибывает около миллиона беженцев из Украины. Я бы даже назвал их не беженцами, а гостями, которые прибыли в Польшу, чтобы найти работу или учиться из–за тяжелой ситуации в собственной стране.

— Резолюция, которую принял сейм Польши о так называемой «волынской резне» украинскими националистами в годы Второй мировой войны, выражает озабоченность, чтобы в сегодняшней Украине не развивались деструктивные процессы?

— Нам очень важно, чтобы польско–украинская история нас не разделяла. Об истории надо разговаривать, но мы не можем фальсифицировать факты. Мы в Польше много лет о волынской трагедии не говорили, и так получилось, что именно сейчас уделено внимание данному историческому факту. Но это ни в коей мере не означает, что мы как–то против украинцев настроены. Мы лишь хотим, чтобы Украина не ссылалась на те трагические события, на то, что произошло, в сегодняшней ситуации. К счастью, с Беларусью история нас не разделяет, поэтому мы находимся в более выгодной ситуации.

— Перейдем к самой интересной части моего интервью, которая касается вашей личности. Насколько я знаю, вы являетесь родоначальником движения хиппи в Польше. А сейчас — респектабельный политик во главе парламента... Означает ли это, интерпретируя фразу Черчилля, что в 20 лет все мы были романтиками, но неизбежно приходит время, когда надо включать мозги и становиться прагматиками и консерваторами? Вы согласны?

— Мне тогда было 18 лет и казалось, что таким образом можно изменить мир. Но когда я вырос, то понял, что политическим путем можно сделать гораздо больше, чем революциями. Но это была молодость, о которой приятно вспоминать.

— Сегодня континент снова переживает кризис идей. Насколько я знаю, вы относитесь к тем интеллектуалам, которых очень не хватает в современном обществе, современном европейском политикуме. На ваш взгляд, на каких идеях и ценностях надо строить будущее?

— Мы не можем знать, каким будет будущее в условиях быстро меняющегося мира. Но мы должны искать и отстаивать ценности постоянные, то, что будет влиять и формировать наше будущее. Я считаю, что основой нашей цивилизации является христианство и функционирование современных независимых государств является незыблемым. Что же касается вопроса о романтиках в политике, то Пилсудский говорил: надо быть романтиком в молодости, чтобы потом не стать мерзавцем. В этих словах правда о том, что в молодости мы часто совсем другие, чем становимся во взрослой жизни.

— Иными словами, наши идеалы не должны привести к противоположному результату?

— Именно так.

— Спасибо за беседу.

romanova@sb.by

Советская Белоруссия № 148 (25030). Четверг, 4 августа 2016
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: Виталий ГИЛЬ
Загрузка...
Новости