«Когда-то я искал покупателей, теперь покупатели ищут меня»

ГЛАВА КФХ «Арника горная» Новогрудского района Валерий СНЕГИРЬ был рядовым столичным бизнесменом — занимался оптовой торговлей. Продавал белковые добавки, волокно, шпагаты. Дела шли в целом неплохо, но хотелось чего-то нового и необычного, где не будет однообразия, проблем со сбытом товара, возвратом денег, а работа будет приносить ощутимые плоды и реальную пользу людям. Так у Валерия Николаевича родилась идея организовать фермерское хозяйство. Тем более минчанин он лишь по месту жительства, а родился в деревне, поэтому крестьянский труд и быт для него не в диковинку. Конечно, агробизнес тоже не исключает вышеперечисленных классических проблем, к которым добавляются специфические риски, в том числе зависимость от погодных условий, дефицит кадров и гектаров земли на селе. К тому же, чтобы возделывать ту или иную культуру в промышленных масштабах, мало просто родиться и вырасти в деревне — нужно владеть хотя бы минимальными агрономическими знаниями. Но это все не пугало бизнесмена. Более того, он усложнил себе задачу, выбрав нетипичную для сельского хозяйства Беларуси, а тем более фермерства, специализацию, подойдя к этому с позиции предпринимателя: предложить рынку то, чего на нем еще нет, но крайне востребовано, и занять тем самым свободную нишу. Так в 2003 году появилось единственное в стране фермерское хозяйство с характерным названием «Арника горная», основным видом деятельности которого стало производство лекарственных растений для фармацевтической промышленности, а в дополнение — пряных для пищевой.

Как Валерий Снегирь занял перспективную нишу на рынке лекарственных растений и сколько трудов это ему стоило и стоит

ГЛАВА КФХ «Арника горная» Новогрудского района Валерий СНЕГИРЬ был рядовым столичным бизнесменом — занимался оптовой торговлей. Продавал белковые добавки, волокно, шпагаты. Дела шли в целом неплохо, но хотелось чего-то нового и необычного, где не будет однообразия, проблем со сбытом товара, возвратом денег, а работа будет приносить ощутимые плоды и реальную пользу людям. Так у Валерия Николаевича родилась идея организовать фермерское хозяйство. Тем более минчанин он лишь по месту жительства, а родился в деревне, поэтому крестьянский труд и быт для него не в диковинку. Конечно, агробизнес тоже не исключает вышеперечисленных классических проблем, к которым добавляются специфические риски, в том числе зависимость от погодных условий, дефицит кадров и гектаров земли на селе. К тому же, чтобы возделывать ту или иную культуру в промышленных масштабах, мало просто родиться и вырасти в деревне — нужно владеть хотя бы минимальными агрономическими знаниями. Но это все не пугало бизнесмена. Более того, он усложнил себе задачу, выбрав нетипичную для сельского хозяйства Беларуси, а тем более фермерства, специализацию, подойдя к этому с позиции предпринимателя: предложить рынку то, чего на нем еще нет, но крайне востребовано, и занять тем самым свободную нишу. Так в 2003 году появилось единственное в стране фермерское хозяйство с характерным названием «Арника горная», основным видом деятельности которого стало производство лекарственных растений для фармацевтической промышленности, а в дополнение — пряных для пищевой.

— Валерий Николаевич, почему решили выращивать именно лекарственные и пряные травы? Классический вариант — картофель и овощи — куда проще…

— Однозначно не хотел заниматься тем, чего и так переизбыток. Это закон любого нового бизнеса — производить или продавать то, чего нет на рынке. Идеальный вариант — если это еще и востребовано и не нужно потребителя приучать к своему новому товару. Прежде всего мной управляло желание организовать именно производство. К тому же хотелось буквально прикасаться к плодам своего труда и работать не только для своего блага, но и на пользу людям. А земледелие, как никакая другая отрасль, дает такую возможность. Оставалось определиться, что будет расти на моем фермерском гектаре. Стал выяснять, чего у нас не производят, а могли бы? Лекарственные растения! Да и пряных не так много. В России, к примеру, было достаточно таких предприятий, в Украине меньше — около 20, а в Беларуси и вовсе только шесть и все — колхозы. Сейчас, кстати, у меня фактически остался вообще только один конкурент — КСУП «Совхоз «Большое Можейково» Щучинского района. Они выращивают валериану, пустырник, ромашку и календулу — только четыре вида лекарственных трав. А у меня сегодня уже около 20 видов — и лекарственных, и пряных, в том числе те, что и у них. Также мелисса, мята, шалфей, котовник, иссоп, кориандр, фенхель, кадило сарматское, лапчатка желтая и белая, душица, полынь эстрагоновая, арника горная, китайский лимонник, барбарис, боярышник.

— А первый раз что сеяли?

— Валериану. Для севооборота — зерновые, другие культуры, потому что валериана только раз в 5 лет может возвращаться на поле. Площадь была 150 гектаров. Сейчас — 105 гектаров и растет всего понемногу, точнее, в необходимых объемах, которые год из года увеличиваются. К примеру, валериана в прошлом году занимала три гектара, в нынешнем — 15. В следующем планируем посеять ее на 20 гектарах. Тмина в 2012-м было 15 гектаров, в этом году — 30. Эхинацеи — шесть гектаров против двух. Есть коллекция, где получаем свои семена. Размножаем растения или черенкованием, или семенами. При этом развиваемся не на лес глядя: тесно сотрудничаем с Национальной академией наук Беларуси. Ученые часто бывают у нас, сажают рассаду и потом помогают высаживать растения. Из Института защиты растений ученые приезжают, ставят опыты по применению гербицидов. Сотрудничаем и с Гродненским аграрным университетом.

— Почему для нового бизнеса выбрали именно Новогрудский район?

— Здесь работаю только с 2009 года. Начинал в Дрогичинском. В Новогрудский перебрался, потому что ближе к Минску. Да и другие нюансы были.

— Вас все здесь устраивает?

— Абсолютно. Отношение руководства района хорошее, у специалистов райсельхозпрода можно и консультацию получить, с теми же агрономами поговорить. Выделяют удобрения. И на уровне республики по отраслевой государственной программе выделяются средства. К примеру, в прошлом году таким образом купил дискатер — совершенствуем технологии. Да и в принципе стараемся механизировать все процессы, хотя специфика такая, что доля ручного труда все равно велика. Но по возможности уменьшаем. Взять, к примеру, возделывание эхинацеи. Раньше как делали? Сеяли, потом несколько женщин серпами ее срезали. Затем собирали, сушили, на сечкарне измельчали. Следующим этапом технического прогресса стало приобретение кустореза. Уже один мужчина этим агрегатом срезал эхинацею. Он заменял четырех женщин с серпами, которые стали только подбирать за ним срезанные растения. А в прошлом году купили косилку и измельчитель. Теперь механически скошенную эхинацею измельчитель перемалывает и отправляет в кузов грузовой машины, которая вывозит ее с поля. Не нужны теперь ни кусторез, ни женщины с серпами. Также и с валерианой. Раньше мы ее рассадой сажали, сейчас сеем прямым посевом. А также под ячмень: его убираем — вырастает валериана. Необходимость в ручном труде здесь отпала. На очереди — покупка ромашкоуборочного комбайна, которым можно убирать и календулу.

— В сезон сколько человек работает?

— Как когда. От 5 до 15 — в зависимости от необходимости. Стараемся механизировать все процессы. Найти людей — проблема. Возим из Новоельни нанятых по договору на сезонные работы, потому что зимой делать нечего. Но это пока. Закупаем оборудование для производства фиточая. Купили оборудование для выпуска масла из расторопши, льна, шиповника, тыквы и амаранта. До нынешнего года выращивали сырье, а сейчас будем производить конечный продукт. Это и с точки зрения экономики выгодно, и люди будут заняты круглый год.

— Да, сейчас вы как рыба в воде. А каково было начинать это все? Одним на старте денег не хватает, у других — неурожаи, третьи выращивают не то, что востребовано. Как у вас? Наверное, с валерианой было проще? Это же не картофель, которого полно у всех.

— Почему проще? Отнюдь! Для возделывания валерианы нужно много орудий труда, а у меня был один трактор. Агрегаты, которых не хватало, всегда поставлялись с опозданием. Следовательно — где-то перерастало, где-то недополучал урожай. К тому же трудоемкое это дело и знания нужны. Выращивали рассаду, потом выкапывали, пересаживали, затем три прополки вручную, снова выкапывали, вымывали, сушили, измельчали. А ведь в результате, если получается экстрактивность меньше 20 процентов, твоя валериана никому не нужна. А зависит все здесь от соблюдения технологии выращивания, вплоть до продолжительности мойки. Словом, есть много нюансов, которые просто нужно знать.

— Много ли вам понадобилось времени, чтобы все узнать?

— До сих пор всего не знаю — учусь постоянно! Поначалу ездил в Украину учиться. Там есть институт, где в свое время получали образование все специалисты СССР, которые занимались выращиванием лекарственных растений. Потом нанимал преподавателей оттуда, они приезжали сюда, обучали моих людей прямо на месте. Бывал в Голландии, Польше, Германии, России. Правда, литературы мало было на эту тему — только сейчас начинает понемногу появляться. Институт защиты растений активнее стал работать в этом направлении.

— А по образованию вы кто?

— Спортсмен… Окончил Академию физкультуры и спорта. Правда, почти сразу после этого занялся бизнесом.

— Конечно, и в традиционном варианте семья делового человека обделена всегда вниманием, когда глава семьи вроде бы и дома, но… только по ночам. А вы как в своем экзотическом случае совмещаете дело с личной жизнью? Где живете вообще?

— В Минске. Правда, только в выходные. Все остальное время — здесь.

— А семья?

— Суббота, воскресенье.

— По расписанию?

— Выходит так. Поэтому и хочу, чтобы был управляющий — правая рука, так сказать. Взял на работу молодого парня, отправил учиться в Гродненский аграрный университет на агронома. Потихоньку натаскиваю, что касается руководства, технологии возделывания трав. Да он уже руководит людьми — помогает отлично. Вот его и планирую назначить управляющим, чтобы занимался агрономией, а сам буду больше уделять внимания переработке. И семье, конечно.

— Наверняка спрос на вашу продукцию и так высок, даже в виде сырья.

— Да, не скрою. Тем более работает государственная программа, направленная на увеличение объемов производства в стране лекарственных растений. Того сырья, что у нас есть, не хватает для перерабатывающих заводов. Большие объемы импортируются.

— Кто ваши покупатели?

— «Минскхлебпром», мясокомбинаты, «Белмедпрепараты», Борисовский завод медпрепаратов, БелАсептика. То есть в основном государственные предприятия.

— А на экспорт?

— Для этого нужны гораздо большие объемы производства, чем наши, — раз, и своих для начала нужно обеспечить — два, потому что государство помогает нам. Хотя потребность есть большая и за пределами страны. И Москва просит, и Польша. К примеру, тот же амарант и другие травы.

— Валерий Николаевич, словом, нынешнее дело гораздо интереснее, чем просто что-то продавать и покупать…

— Естественно. Даже с той точки зрения, что тогда я искал покупателей и уговаривал их приобрести товар, а теперь покупатели ищут меня — звонят и просят: продайте, пожалуйста. Часто под заказ работаем. К примеру, один из ликеро-водочных заводов Беларуси в бальзамы добавляет сарматское кадило. У нас в стране это растение не выращивается и вообще занесено в Красную книгу. Ареалы есть в Беловежской пуще и под Барановичами. Оно там произрастает в диком виде, но нельзя срывать. Мы купили рассаду и теперь разводим семена. Сырье пойдет только в следующем году, и только через 2—3 года выйдем на необходимые объемы. Другой завод того же профиля заказал зубровку. Вот и весь интерес: работаешь и приносишь кому-то пользу, знаешь, что людям это нужно. Конечно, тяжело: в офисе сидеть легче, чем в поле с утра до ночи работать. Но в этом ведь и есть вся прелесть!

Наталья ЕРЕМИЧ, «БН»

Фото автора

 

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости