Когда свидетелей много, факт становится «общеизвестным»

Репортаж с очередного заседания суда по делу РЭП

Подумал: может, попробовать жанр «судебной журналистики»? И съездил в Дом правосудия: посмотреть на Федынича с Комликом, глянуть на их поддержку, послушать свидетелей... Первая неожиданность: оказывается, есть люди, которые на суды ходят, как в кино, время интересно провести. Но репортаж все же не о них.



Общее впечатление: обвинение старается под любой факт подвести «стопятьсот раз» подтвержденную доказательную базу. Доходит до того, что сами обвиняемые (Комлик, например) протестуют против бесконечных уточнений: «А вы точно полторы тысячи евро от Федынича получали для провоза через границу? Или тысячу? Уверенно можете сказать, что тысячу? Но, может, и полторы? А почему так уверенно, пересчитывали? А сколько у вас было своих денег? Сколько, получается, дал Федынич?» Это все про события февраля 2012 года, шесть лет назад. Вот вы бы точно вспомнили?

Адвокаты, в свою очередь, отрабатывают гонорары:

— Могло так случиться, что в первом квартале года профсоюз РЭП поставил прочерк в графе «прибыль», а в одном из остальных что–то да задекларировал?

— Вряд ли, — отвечает налоговый инспектор.

— Но вы можете это исключить или нет?

— Этого не могло быть.

— То есть, исключить не можете?..

Иначе говоря, есть ли вероятность, что вы все–все помните, а этого не помните? Защитников, естественно, не останавливает, что прибыли у профсоюза ни в каком виде не было показано ни в 2011–м, ни в 12–м, ни в 13–м, ни в 14–м, ни в первом квартале 2011–го, ни во втором квартале 2012–го, ни в третьем квартале 2013–го, ни в четвертом... Документы об этом монотонно и последовательно один за другим зачитываются в зале суда. В тот момент (момент растянулся на полчаса, не меньше) я подумал, что Аль Капоне, если его суд по неуплате налогов был похож, уже через пару дней, наверное, рвался бы хоть в тюрьму, хоть в Алькатрас. Но обвинение, повторю, очень старается не допустить ни единой промашки. Пока, на мой сторонний взгляд, получается. Даже с избытком.

И — да, вы верно поняли, что появилась еще одна свидетельница, которая по просьбе Федынича перевозила «его деньги» из Вильнюса через границу и потом отдавала. И она ни с кем, как ни выясняли этот вопрос адвокаты, не сотрудничает. Даже с РЭПом уже нет — после того случая. Как теперь быть «независимым журналистам» и «неравнодушным блогерам» — ума не приложу: деньги, как не один уже раз подтвердилось свидетельскими показаниями, снимались в Литве, перевозились сюда, формировалась «наличная касса», налоги не платились. Пора бы спрашивать, откуда, сколько всего, по сколько каждому и кому именно — но, видимо, чего уж тут спрашивать... все, кому надо, знают, так получается?

Получается, так. Группа поддержки в десяток человек ведет себя раскованно, смеется, хлопает — им тоже все понятно. Но они, похоже, верят и ждут. А вдруг очередной свидетель собьется, а вдруг прокурор не переспросит трижды, а вдруг реальный суд похож на тот, про который они в книжках читали? Видимо, в это же верит и Федынич.

— Скажите, — обращается он к свидетельнице, — вы утверждаете, что я вам передавал деньги, или полагаете, что это были полторы тысячи евро?

— Ну как же, — теряется молодая женщина, — вы ж мне их сами давали...

— Но вы утверждаете или полагаете?

Полноте, Геннадий Федорович, по–вашему, за полторы «черные кассы» больше, что ли, дают, чем за одну?

В общем, первый блин мне и понравился, и нет. Много нового узнал, на процедуру посмотрел, поведению людей изумился. А вот по делу ничего, можно сказать, нового. Подтверждается, так сказать, «общеизвестное»: иностранные деньги были, их перевозили, ничего с них не платили, здесь пока все понятно. Суд продолжается.

mukovoz@sb.by


Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Автор фото: Александр КУШНЕР
2.68
Загрузка...