Несколько удивительных историй из жизни военного футбола и военных футболистов

Когда стреляет мяч

Кажется, всем известно, что 22 июня 1941 года в Минске должны были торжественно открывать Комсомольское озеро, но мало кто знает, что 23 июня в столице Белоруссии ждали еще и большой футбол. Впервые участвовавшее в чемпионате ­СССР минское «Динамо» готовилось принять московскую команду с истинно советским названием «Профсоюзы‑2», однако этот матч так и не стал историей. Через день минский стадион «Динамо» уже утюжили самолеты люфтваффе, и только спустя годы (и даже десятилетия) журналисты (и болельщики) сумели понять, до чего основательно война разделила футбол на до и после.

Минская футбольная команда «Динамо». Снимок из газеты «Советская Белоруссия» за 23 апреля 1941 года.

От «Стахановца» до «Стахановца»

Удивительный поворот судьбы: и последний матч в остановленном чемпионате ­СССР 1941 года, и первый матч после возвращения большого футбола в Кубке ­СССР 1944 года минские динамовцы провели против одной и той же команды — «Стахановца» из Сталино (ныне — Донецк). 15 июня 1941‑го дома проиграли 1:2, а 30 июля 1944‑го выиграли в гостях 5:1. Хотя, конечно, и состав нашей команды отличался разительно, и она сама называлась не так, как привыкли…

Заметка о первой игре «Динамо» (Минск) в сезоне 1941 года.

Из протокола матча чемпионата ­СССР — 1941

Состав минского «Динамо» в матче со «Стахановцем»: Квасников, Антоневич, Никульцев, Малявкин, Л.Соловьев, Чолокян, В.Пономарев, Панфилов, Севидов, Абрамов, Балясов, Зиновьев. 15 июня 1941 года за минчан забил… автогол. А еще есть свидетельства о том, что после игры хозяева собирались подать протест, считая, что судья сперва назначил незаслуженный пенальти, а потом дал финальный свисток на пять минут раньше положенного.

Документ Константина Балясова.
Фото sportsarena.kz

Из протоколов матчей Кубка ­СССР — 1944

Состав команды «Динамо‑2» в матче со «Стахановцем»: Стеценко, ..., Вахлаков, ..., Балясов, Пискарев, ... Играющий главный тренер — Евгений Елисеев. В матче, завершившемся победой динамовцев со счетом 5:1, один гол точно на счету Константина Балясова, авторство остальных неизвестно.

Состав команды «Динамо‑2» в первом матче с ленинградским «Зенитом»: Стеценко, Шевцов, Чернышев (Антоневич), Малявкин, Никульцев, Вахлаков, Елисеев, Соловьев, Балясов, Пискарев, ...

Состав команды «Динамо‑2» во втором матче с «Зенитом»: Стеценко, Шевцов, Антоневич, Никульцев, ..., Елисеев, Соловьев, Балясов, Пискарев, ...

Как знаем, вообще, в истории нашей страны полно белых пятен. Но, как видим сейчас, и в истории любимой игры белых пятен не меньше. 

Общеизвестно только то, что война застала футболистов «Динамо» в Минске. 

А дальше «Википедия» утверждает, что через два дня после начала войны команду откомандировали в Москву. Но, листая подшивки «СБ», можно найти публикации бывшего ответственного секретаря нашей газеты В.Михайлова и его неожиданные рассказы, как в горящем городе футболисты искали себе грузовик. Как ехали до тех пор, пока был бензин. Как бросили машину и пошли пешком. Как началась бомбежка. Как, разбегаясь от шоссе, люди искали спасения в близлежащих перелесках. И как спустя годы вспоминал динамовец Николай Шевелянчик: «Только стихли разрывы, поднимаю я голову и вижу невдалеке каску солдата. Показалось, да и не мне одному, что каска‑то немецкая. Решили принимать бой. А через минуту выяснилось, что это кто‑то из беженцев напялил себе на голову ведро. Вот было смеху...»

Прибыв в Москву, футболисты пошли на стадион «Динамо», где в июле 1941 года формировалась Отдельная мотострелковая бригада особого назначения, знаменитый ­ОМСБОН.

Да‑да, в состав бригады были зачислены и многие минчане. ­ОМСБОН нес патрульную службу, участвовал в создании оборонительных рубежей, минировании важных объектов, осуществлял разведывательные и диверсионные действия на оккупированной врагом территории. В октябре 1941 года, когда Москва была объявлена на осадном положении, ­ОМСБОН временно стал частью гарнизона столицы и принял участие в боевых действиях в Подмосковье. 16 октября штаб бригады получил приказ «подготовить к обороне район площадей Свердлова, Красной, Маяковского и Пушкина ... поддерживая революционный порядок на прилегающих улицах». Приказ был выполнен. Есть основания утверждать и то, что 7 ноября 1941 года воины бригады, в том числе и футбольная команда минского «Динамо», участвовали в параде войск на Красной площади.

«Воинская часть майора Иванова» и остальные футбольные команды

Между тем футбольный чемпионат Москвы не останавливался и во время войны, и многие минские динамовцы участвовали в нем в составе команды, которую стали называть «Воинская часть майора Иванова». Это ее затем пере­именовали в «Динамо‑2» и сделали участником Кубка ­СССР — 1944. Того самого легендарного Кубка, который знаменовал собой возвращение советской страны к нормальной жизни и который выиграл ленинградский «Зенит», но мы смотрим в старые протоколы и понимаем, что этой победы могло и не быть, если бы в 1/8 финала победу одержали динамовцы. 

А так 0:0 в первой игре, 0:1 в повторной и вот такое свидетельство в «Комсомольской правде»:

«Когда вчера протяжным свистком судья Щелчков возвестил об окончании футбольной встречи, зрители в шутку назвали этот матч игрой замедленного действия. И действительно, матч на Кубок ­СССР между ленинградской командой «Зенит» и «Динамо‑2» на московском стадионе «Динамо» начался 6 августа, а его продолжение последовало на следующий день, 7 августа...»

Слесарь Пономарев и другие бойцы на передовой

Хотя история и утверждает, что Сталин однажды дал распоряжение «вывести всех спортсменов с передовой и перевести их в тыловые части либо части внутренних войск», многие спортсмены воевали не только в тыловых штабах. И футболисты тоже рвались бить фашистов…

Игравший за минское «Динамо» и в 1941‑м, и в 1944‑м бывший сталинградец и настоящий бомбардир Константин Балясов служил, например, в войсковой части МВД. Летом 1942‑го его назначили командиром отделения. Однако сегодня не так и просто найти публикации, рассказывающие, как впоследствии Константина Александровича прикомандировали к штабу партизанского движения Белоруссии, входившему в состав Центрального штаба партизанского движения при Ставке Верховного Главнокомандования, которым руководил Пантелеймон Пономаренко. И как именно по указанию Пономаренко Балясова вывели из разведгруппы, готовившейся к заброске в тыл врага. И как на том задании разведгруппа погибла полностью…
Нападающий Василий Пономарев отправился в военкомат по пути в Москву из Минска — он записался в ополчение в Могилеве, и это все, что о нем известно доподлинно. 
Василий Пономарев. 1941 г.
После войны его семья получила извещение со словами «Младший лейтенант Пономарев В.И. пропал без вести», но никто до сих пор не знает, где конкретно на Днепровском рубеже пал смертью храбрых классный форвард, о котором журналисты в 1941 году писали так: «Слесарь Пономарев — игрок с большим темпераментом, упорный и неуклонный в своей воле к победе, горячо любящий футбольное поле…» 

Летом 1942‑го от полученных на фронте ранений скончался латышский форвард минской команды Эрик Рейстер. Погиб и один из немногих белорусов в той команде Александр Ортинг, и только памятник у академии физкультуры напоминает нынче потомкам, что играл на нашей земле и такой футболист.

…В 1945 году в принявшем второй старт в чемпионате ­СССР минском «Динамо» оказалось всего шесть игроков из команды 1941 года. Упомянутый в протоколе кубковой игры с «Зенитом» в 1944‑м Аркадий Чернышев хоть и играл в футбол в Минске, но все больше уделял внимание хоккею с шайбой, и сегодня с превеликим уважением мы говорим о нем «тот самый», чьим именем назван один из дивизионов КХЛ. Константин Балясов нашел свою жену‑минчанку в Алма‑Ате и вскоре после войны связал с этим городом свою судьбу. Многие и тем более бывшие москвичи уедут в Москву.

Павел Мимрик. 1945 г.
А минское «Динамо» в 1945‑м и еще больше в 1947‑м пополнит новое поколение игровиков‑фронтовиков, и сегодня архивы рассказывают, «каким бесстрашным, находчивым, инициативным и преданным делу партии воином зарекомендовал себя в боях с немецко‑фашистскими захватчиками тов. Владимир Ходин» или как «при выполнении боевых задач на Земландском полуострове неоднократно проявлял мужество и героизм бывший одессит Павел Мимрик». 

Это оттуда, из богом забытых архивов, рассказы о легендарном футболисте и тренере Льве Корчебокове, который в ­ОМСБОНе «с какой‑то неповторимой мужской нежностью пестовал не то что необстрелянных, но и жизни нередко не нюхавших сослуживцев: в любую минуту готов был прийти на помощь, подбросить совет, показать, как лучше закреплять обмотки или завертывать портянки». И еще обязательно рассказ о его помощнике Дмитрии Матвееве, который никогда не прятался ни за спины футболистов, ни за спины солдат, защищал от фашистов Москву и дошел от ее стен до самого Кенигсберга, чтобы спустя много лет получить знак почетного ветерана белорусского футбола номер один…

14 мая 1945 года минское «Динамо» стартовало в первом послевоенном чемпионате ­СССР матчем против ленинградского «Зенита». Итогом встречи в Тбилиси стала очередная ничья соперников — 1:1. За минчан гол забил Борис Курнев — так началась новая история нашего футбола.

На строительстве стадиона «Динамо». 1949 г.
Фото minsk-old-new.com
Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter