Когда нужна топорная работа

Успеть до весны: на Гомельщине из-за короеда идет масштабная рубка леса

В полесских лесах летят щепки. Со всей страны на Гомельщину переброшены лесозаготовительная техника, специалисты лесхозов и вальщики деревьев. Бригады работают весь световой день. Этой весной, по оценкам ученых, наши леса ожидает очередная атака короеда. Масштабы нового «биологического пожара» могут превысить прошлогодние, когда из–за древесных вредителей было вырублено 25.000 гектаров сосны. Пока короед в зимней спячке, человек наносит упреждающий удар. Наш собственный корреспондент изучил ситуацию.

ФОТО AMKADOR-NN.RU

...Рука–манипулятор харвестера за секунды срезает сосну и убирает все ветки. Раз, два, три — и деревья превратились в бревна. Хвоя и ветки аккуратно собираются и сжигаются. Нельзя оставить пищу для короеда, который может проснуться уже в ближайшую оттепель. Большая рубка идет по всему Полесью. Основные проблемные зоны — в Гомельской области. Важно успеть до прихода настоящей весны, объясняет первый заместитель министра лесного хозяйства Александр Кулик:

— Совместно с учеными Института леса Национальной академии наук мы проанализировали ситуацию по итогам прошлого года. Прогнозы оказались нерадужные. Поэтому было принято решение произвести вырубки зараженных участков в зимний период, пока короед в спячке. Для этого на Гомельщину переброшено немало сил со всей страны — не только люди, но и техника. В регионе работает большая часть имеющихся в стране харвестеров. Наша задача — до апреля закончить вырубку опасных зон. Это не значит, что проблема будет полностью снята, но, по нашим расчетам, так можно остановить «биологический пожар» в полесских лесах. Кстати, я иногда слышу критику: мол, из–за короеда бездумно рубят леса. Это неправда. Мы этой древесиной заменили плановые вырубки, поэтому объемы не изменились, только география работ стала иной. В год по стране заготавливается около 20 миллионов кубометров древесины.


В лесу — звуки пилы, падающие деревья, переклички рабочих... Однако настоящий масштаб проблемы можно увидеть только под микроскопом в лабораториях Института леса. В разломанной сосновой ветке нет сердцевины, вместо нее — черная масса. Это — место зимовки короеда. В теплых условиях лесные вредители ожили и даже стали ползать, показывает научный сотрудник лаборатории проблем восстановления, защиты и охраны лесов Наталья Блинова:

— В природе шестизубчатый короед (стенограф) и вершинный короед выполняют санитарные функции. Перерабатывают сухие ветки. Но в последние годы количество этих насекомых резко возросло. В спиленных деревьях их сейчас обнаруживают до 6.000 особей. Ничего подобного за последние 100 лет (фактически, когда проводились научные исследования) зафиксировано не было. Насекомых стало столько, что они уже нападают на здоровые деревья.

Наталья Блинова.

В наших лесах, как известно, доминируют сосна (50,4%), береза (23%), ольха (10,7%) и ель (9,2%). Именно хвойные деревья — главная жертва короедов. Небольшие очаги фиксировались еще 10 лет назад, но в 2017 году ситуация приобрела взрывной характер, объясняет директор Института леса Александр Ковалевич:

— Аналогичные проблемы — по всей Европе. От короеда страдают Польша и Украина. Причина не раз называлась — глобальное потепление. Снижение уровня грунтовых вод привело к тому, что деревья в лесу, огородах, парках не получают необходимый объем влаги. Ведь основные условия долголетия и сохранения здоровья у растений — почти как у человека. Первое — питание. В приоритете — вода: если ее мало, у дерева снижается иммунитет и оно не способно сопротивляться вредителям и болезням. Как работает защитный механизм сосны? Места, пораженные вредителем, заливаются смолой. Мало влаги — мало смолы. В этих условиях произошел бум рождаемости короеда. Много пищи — много потомства. Так как он находится внутри дерева, обработка лесов химикатами неэффективна. Мы разработали феромонный препарат, привлекающий насекомых в ловушки, с помощью их более точно можно определить очаги активности. Единственное экстренное средство — рубка зараженных участков.

Под пилу и топор на Гомельщине до апреля пойдет 3.800 гектаров пораженных деревьев. Это поможет спасти тысячи гектаров леса летом.

ГЕНЕТИЧЕСКОЕ ОРУЖИЕ

Война с паразитами ведется и на генетическом уровне. В Институте леса установлена система полногеномного секвенирования. Прибор позволяет детально изучить ДНК и полностью расшифровать геном любого организма — человека,
животного, насекомого, растения или вируса. Одна из задач ученых — вырастить саженец, устойчивый к проблемной среде. Однако не все так просто, рассказывает ведущий научный сотрудник лаборатории генетики и биотехнологий Олег Баранов:

— Если бы лес не представлял для человека производственной ценности, то выглядел бы по–другому. Реагируя на засуху и нашествие короеда, природа сама производила бы селекционный отбор. Через несколько поколений сосны стали бы ниже, корявее и нормально росли при меньшем объеме влаги в почве, а значит — лучше боролись с вредителями и различными болезнями. Однако человек производит селекцию лесных насаждений, выбирая самый высокий и толстый генетический материал — для хорошей древесины. Поэтому задача селекционеров и генетиков в нынешних условиях — отбирать большие деревья, но с высокой производительностью смолы плюс хорошо растущие в засушливых зонах. Например, сейчас ведется селекция сосны из центральной Украины.

СПРАВКА «СБ»

В 1945 году лесистость Беларуси составляла 21%. Сегодня — более 36%. По этому показателю мы опережаем Польшу и Германию. Скоро мы достигнем оптимального соотношения человека и леса — 40% лесистости территории страны.

sb_gomel@mail.ru

Фото автора.

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...