Народная газета

Когда некуда бежать

О чем не молчат жертвы домашних тиранов

Одним из самых распространенных видов нарушения прав человека во всем мире является домашнее насилие. Тишина, молчание и стигма вокруг семейной агрессии позволяют ей множиться и расцветать: в среднем каждая третья женщина испытала на себе кулак мужа или партнера, его унижения и издевательства. В девяти случаях из десяти насилие мужчины над женщиной приводит в дальнейшем к насилию отца или отчима над детьми. Разрывать этот замкнутый круг лучше в самом начале. Откуда берутся мужчины-агрессоры? Кто рискует стать их жертвой? Почему современные женщины прощают тиранов даже тогда, когда имеют возможность уйти от них? И можно ли перевоспитать насильника? Об этом — в нашей беседе с психологом УЗ “Городской клинический психиатрический диспансер г. Минска” и общественного объединения “Радислава” Ольгой Казак.

фото kapolityczna.pl

— Ольга Васильевна, насколько вообще сегодня актуальна проблема экономического, сексуального и психологического насилия в нашем обществе?

— Ровно настолько же, насколько актуальна проблема физической расправы в семье. В 2014 году в Беларуси проводилось исследование, которое выявило, что 77% женщин переживают домашнее насилие, физическую агрессию испытала на себе каждая третья респондентка, сексуальную — 18%, экономическому насилию подвергались 37%. Оскорбления, издевательства — к сожалению, это обычная практика в супружеских диалогах. У нас в принципе крайне низкая культура построения взаимоотношений. Но самое главное — в подавляющем большинстве случаев все четыре вида домашнего насилия тесно взаимосвязаны между собой.

Брак может начаться с того, что муж запрещает жене получать образование, работать. Затем подвергает ее ежедневным унижениям, изолирует от общества, запрещает видеться с родителями и друзьями. Следом не спрашивает согласия на интимную близость, а потом уже поднимает на нее руку.

Я работаю с женщинами, пострадавшими от домашнего насилия, с 2001 года, однако до сих пор не могу спокойно воспринимать то, что приходится выслушивать. Одной из них муж насильно брил голову 12 раз — в качестве наказания за “провинности”. Другой супруг выделял жене 20 рублей на три дня и требовал отчета за каждую потраченную копейку. Причем она находилась в декретном отпуске и не могла заработать на себя. Третью женщину супруг ударил головой об унитаз, затем засунул ее голову внутрь и несколько раз спустил воду — она едва не захлебнулась. Четвертую избранник не пускал на работу за то, что она отказала ему в сексе. Отобрал у нее мобильный телефон, зарплатную карточку и запер на несколько дней дома. Ей не могли дозвониться со службы, в итоге уволили по статье.

Есть случаи, когда у матери семейства в сорок с хвостиком трудовой стаж — всего пару лет. А все потому, что супруг требовал: сиди дома, занимайся хозяйством и детьми. Если она пыталась куда-то устроиться, он ездил к ней на работу, закатывал там скандалы руководству, караулил жену у входа, чтобы не пропустить внутрь здания. Слезы, мольбы, попытки настоять на своем ни к чему не приводили. Или могли привести к худшим последствиям — побоям. 

К шантажу детьми: да как ты смеешь чего-то хотеть, сидишь годами на моей шее, будешь выпендриваться, лишу тебя родительских прав. Скажу, что ты гуляешь и пьешь, потому у тебя и стажа нормального нет, отовсюду выгоняют.

— Почему женщины терпят подобное отношение вместо того, чтобы вернуться жить к родителям или попросить убежища в кризисной комнате?

— У меня были клиентки, которые по приказу своих мужей не общались с матерями в течение многих лет. Не так просто после такого обратиться к родным людям за помощью. Были и другие примеры: родители не понимали проблем дочери, считали, что если ее муж не пьет, работает и содержит дом, то она просто не имеет морального права на что-то жаловаться. Многие домашние тираны — внешне приличные, порой статусные люди. Брак с такими мужчинами родители дочерей воспринимают как огромную удачу.

фото terminal.bg

Иногда попытка женщины уйти заканчивается вспышкой сильнейшей агрессии со стороны мужчины. Одну мою клиентку муж душил несколько часов после того, как она сказала, что хочет развестись. Кроме того, часто жертва боится остаться одна, сомневается, что сможет воспитать без мужа детей. Она же изолирована — агрессор постепенно сужает ее круг общения, заставляет отказаться от близких людей, разрушает способность анализировать.

Но чаще всего ответ на ваш вопрос лежит в плоскости женской психологии. Дело в том, что цикл насилия включает в себя повторяющиеся четыре этапа. Первый — нарастание напряжения: усиливается недовольство в отношениях, нарушается общение между членами семьи. Второй — насильственный инцидент: происходит вспышка жестокости вербального, эмоционального или физического характера. Все это сопровождается яростью, спорами, обвинениями, угрозами, запугиванием. Затем наступает стадия примирения: обидчик приносит извинения, объясняет причину жестокости, перекладывает вину на пострадавшую, иногда отрицает произошедшее или убеждает жену в преувеличении событий. Следом наступает спокойный период в отношениях, который мы называем “медовый месяц”: насильственный инцидент забыт, обидчик прощен, качество отношений между партнерами на этой стадии возвращается к первоначальному. После “медового месяца” отношения возвращаются на первую стадию, и цикл повторяется. С течением времени каждая фаза становится короче, вспышки жестокости учащаются и причиняют больший ущерб. Но именно этап “медового месяца” заставляет многих женщин поверить в то, что все еще можно исправить, что, если не повторять прежних ошибок, супруг будет таким же милым и ласковым, как в эти дни, недели или месяцы.

— Когда жертва, наконец, понимает, что пришла пора просить помощи у посторонних людей — у милиции, психологов?


— Как правило, после сильнейшего избиения. К нам в шелтер приходят женщины со сломанными руками, носами, выбитыми зубами. Либо после того, как муж начинает издеваться над детьми. Печально осознавать, что психологическое и сексуальное насилие женщина может сносить годами. Многих мужья унижали в присутствии ребенка: в самых циничных выражениях объясняли малышу, что мама делала на улице с другими дядями, раз на полчаса задержалась из магазина. Или еще пример: муж достигал сексуального удовлетворения, только если душил или топил жену. Она терпела — не убивает же! Жертвы агрессоров не понимают, что это только начало, дальше будет хуже.

— Что вы советуете? Бросить тирана?

— Да. Но это один из самых сложных моментов в психологической помощи жертвам домашнего насилия. Далеко не каждая женщина готова на этот шаг. Бывает, клиентка просит: “Помогите мне стать такой, как он хочет! Если я буду его устраивать, у нас все наладится...” К тому же мужья, после того как жены сбегают в шелтер, начинают демонстрировать раскаяние: поджидают на улице, дарят цветы, приглашают в ресторан, покупают туры на море.

Эмоциональная зависимость жертвы от агрессора очень сильна. Он по-прежнему самый близкий для нее человек, и эту связь разорвать нелегко. В идеале можно предложить супругам пройти курс коррекционной программы. Но без желания мужа это пустая затея.

— А если желание у мужа-агрессора есть, он поддается перевоспитанию?

— Конечно. В большинстве случаев такое поведение — не результат психического отклонения, а выученная модель существования в социуме. Чаще всего домашние насильники — выходцы из семей, в которых отец бил и унижал мать. Они просто не знают, что можно выстраивать отношения по-другому. Переучить их можно, однако это длительный процесс — коррекционная программа занимает около полугода. А после нужна поддерживающая терапия, потому что у агрессора будет соблазн вернуться к прежнему поведению.

Но одновременно работать над собой должна и партнерша. Психолог обязательно будет поддерживать с ней связь, чтобы понимать, продолжает ли мужчина быть агрессивным. Кроме того, женщину учат разойтись с партнером безопасно. И объясняют, что она должна осознавать риски: если будет лояльна к насилию в отношении себя, продолжит молчать, то все будет повторяться.

— Как часто жертвами мужей-тиранов становятся женщины с высшим образованием?

— Оказаться в этой роли может каждая — независимо от социального статуса и экономического положения. Но отсутствие образования, нежелание развиваться, неумение говорить твердое “нет” притягивают агрессоров. Гораздо меньше шансов попасться в их сети у уверенной в себе женщины, независимой материально, с адекватно высокой самооценкой.

— Можно ли распознать будущего домашнего агрессора в период конфетно-букетной стадии ухаживаний?

— Сложно, но можно. Если только женщина не окажется в плену своих романтических иллюзий. Ведь в самом начале отношений агрессор демонстрирует свои лучшие качества: окутывает избранницу вниманием, превозносит ее достоинства, ревность и контроль объясняет повышенной заботой о ней. Постепенно приучает ее жить только его желаниями и устремлениями. Помню, как одна из клиенток рассказывала: “Я вообще забыла, что значит хотеть что-либо. Потому что он заполнил собой весь мой мир. Мы ели ту еду, которая нравилась ему, смотрели те фильмы, которые он выбирал, он покупал мне ту одежду, которую считал правильной. В скором времени я уже не могла пригласить домой подруг, потому что он был против нашего общения, ко мне перестали приходить родители, потому что видели, что он недоволен...”

Еще один характерный штрих: все домашние насильники стараются как можно быстрее съехаться со своей избранницей или взять ее замуж. У них нет времени и желания долго носить маску “лучшего в мире из мужчин”.

Также нужно обратить внимание на то, как развивались отношения кавалера с предыдущей подругой или женой. К сожалению, многие наши женщины, даже если узнают, что их мужчина избивал бывшую, пытаются его оправдать: “Она сама была виновата, но я же не такая, со мной он совсем другой!” Тем не менее впоследствии каждая на себе испытывает постулат о том, что люди не меняются.

И еще. Никогда не пытайтесь оправдать любые насильственные действия мужчины провокацией со стороны его подруги или жены. Провокация — это подстрекательство к действиям, которые могут быть выгодны манипулятору. Но ни одна женщина в здравом уме не захочет быть униженной, изнасилованной и избитой. Объяснять все тем, что “она доигралась”, значит оправдывать преступление.

В тему

На приеме у психолога жертва домашнего тирана рассказывала: ее муж умел за несколько минут перевоплощаться из потенциального убийцы в душку. Приходит домой комиссия, которая посещает семьи, находящиеся в социально опасном положении, и видит перед собой внешне приятного, улыбчивого, галантного отца семейства. А рядом с ним стоит вся издерганная, несчастная жена, с синяками на лице, замазанными тональным кремом, с выбитыми передними зубами. Члены комиссии — женщины. И домашний агрессор хорошо знает, как их обаять. Он извиняется за свою “половинку”: опять, мол, неизвестно где шастала ночами, пила в подворотне — и вот результат... Разумеется, посторонние люди верят ему, а не ей. И проверяющим невдомек, что за полчаса до их визита этот “очаровательный мужчина” изнасиловал и избил свою жену.

konopelko@sb.by



Полная перепечатка текста и фотографий запрещена. Частичное цитирование разрешено при наличии гиперссылки.
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Загрузка...
Новости