Когда деревья станут большими...

И снова парадокс (хотя уже не новый): свое опять дороже импортного

И снова парадокс (хотя уже не новый): свое опять дороже импортного

Тогда белорусские яблоки будут на прилавках круглый год


ГОВОРЯТ, лето – горячий сезон для свежих фруктов, именно сейчас нужно наедаться витаминов на целый год вперед. Но это только в теории. На практике же в наших широтах июль – скорее голодное время, ведь местные фрукты (яблоки, сливы, груши) свежего урожая появятся не раньше конца августа, а запасы прошлогодних истощились. Сейчас полакомиться можно разве что ягодами — лесными черникой, земляникой, садовой голубикой, малиной, крыжовником и смородиной, либо отъедаться заморскими фруктами — греческими персиками, испанскими нектаринами да армянскими абрикосами. И снова парадокс (хотя уже не новый): свое опять дороже импортного…


ЧТОБЫ лучше оценить все то видовое разнообразие, которое предлагает покупателю летний прилавок, я отправилась на столичный Комаровский рынок. Жаловаться на ассортимент здесь точно не приходится. А постоянный ходок заметит и явные сезонные изменения во фруктовых рядах. Например, на этой неделе я только в одной точке видела апельсины и грейпфруты по 30 и 40 тысяч рублей за килограмм соответственно. Согласитесь, цена кусается, ведь еще пару месяцев назад они были самыми дешевыми – апельсины можно было найти даже по 15—16 тысяч, а грейпфруты легко по 20 тысяч рублей. Здесь же по 110 тысяч продавали гранаты. Впрочем, критиковать двукратное подорожание цитрусовых так же бессмысленно, как искать сейчас хурму на прилавке – просто не сезон. И дело не в том, что они не вызревают (еще как созревают!) в июле, а в том, что крупные импортеры в это время их просто не завозят, отдавая предпочтение другим, типично летним фруктам. Чем меньше завозят, тем более дорогой товар на прилавке, так что отложим апельсины до предновогодних времен.

Привыкшего к магазинному изобилию покупателя сейчас не удивишь даже арбузом в январе. Хотя каких-то 20 лет назад это было бы немыслимо. Тем не менее персики, абрикосы, черешню зимой покупают немногие – и дорого, и на зубах скрипит. То ли дело в июле! Им-то и отдают предпочтение импортеры. В итоге сочные ныне прилавки пестрят нектаринами, персиками, абрикосами, сливами и черешней – все импортное, но, в принципе, по доступной цене.

Черешню на этой неделе можно было найти даже по 28 тысяч рублей за килограмм, но в целом цена колебалась от 35 до 55 тысяч рублей. Ягода в основном молдавская. Персики и нектарины еще дешевле – от 25 до 35 тысяч рублей. Более мелкие, но тоже сладкие и вполне товарного вида можно было купить на неделе даже по 16 тысяч. При этом география их поставок куда более широкая: Испания, Греция, Молдова и даже Крым, как заверила меня одна из продавцов:

— Не смотрите, что этот персик более мелкий, он просто другого сорта — из Крыма, очень сладкий.

Взяла для пробы, тем более что в отличие от других фруктов эти действительно были не такие твердые, а значит, обещали быть сочными и сладкими. Продавец не обманула – персики порадовали. Впрочем, греческие ни чуть не уступали им ни в сладости, ни в цене.

Есть выбор и абрикосов – молдавские, испанские, армянские. Цены опять же в пределах 30—35 тысяч рублей за килограмм. Начал увеличиваться и ассортимент арбузов и дынь, а вслед за ним — падать и цена на них. Сегодня арбузы продают по 9—10 тысяч рублей за килограмм, дыни – по 20—25 тысяч.

Все это фруктовое изобилие есть и в магазинах. Причем не только в крупных столичных гипермаркетах, но и в районных универсамах. Тенденция, что на рынке дешевле, давно ушла в прошлое. Сегодня зачастую магазин предлагает более доступный товар. Но качество овощей и фруктов здесь хромает.

Ни для кого не секрет, что все фрукты прибывают к нам одним теплоходом, одним самолетом в примерно одинаковой степени зеленности. Поэтому дозревают уже здесь – на складах, прилавках. Тем не менее мы инстинктивно продолжаем искать поспелее, посочнее. Рынок как раз-таки предлагает внешне более спелые фрукты. Здесь большая оборачиваемость товара, поэтому продавцы могут позволить себе забирать со склада более спелые партии. Вы замечали, если купить твердые с кислинкой нектарины, то через пару дней, полежав дома, они становятся и мягче, и слаще – словом, как будто спелее. Примерно то же самое с ними происходит на складе. Больше на рынке и сортового разнообразия. Например, если в магазине представлен один сорт черешни, то на Комаровке вы найдете минимум три.

РАДУЕТ этот рынок и разнообразием местных ягод – черникой, голубикой, земляникой, малиной, смородиной и крыжовником! Этот товар уж точно дозревал на кусте. И это, пожалуй, единственная причина, которой можно объяснить его более высокую стоимость по сравнению с импортными фруктами. В большинстве своем продают ягоды обычные сельчане, приехавшие сюда не только из Минской области. Прицениваясь, задаю давно мучивший меня и моих коллег вопрос пенсионерке Галине, которая приехала с внучкой из Пуховичей:

— Откуда черника и земляника, если в лес ходить запрещено?

— Сегодня уже можно – сняли запрет, — уверенно отвечает Галина. – Смотрите: вся ягода свежая, сухая – берите, уступлю как первому покупателю.

Со скидкой мне предлагают трехлитровое ведро земляники за 400 тысяч рублей. Без скидки за него просили 450 тысяч. Как-то дорого после нектаринов по 16 тысяч. Тогда продавец предлагает взять стакан ягод за 40. На соседнем прилавке стакан земляники тоже стоит 40 тысяч. Но это садовой. За лесную здесь просят уже 60 тысяч. Примерно столько же стоит голубика: 40 тысяч за стакан, или 120—130 тысяч рублей за килограмм. Черника на этом фоне кажется дешевой – от 42 до 46 тысяч рублей за килограмм. Ее тоже отпускают стаканами – по 20—25 тысяч. Столько же просят за малину, смородину и крыжовник. По 40 тысяч продают и местную клубнику – в основном брестскую, но встретились и продавцы от фермерского хозяйства в Сморгонском районе.

Прицениваясь, встретила проверяющих от администрации рынка. На всю ягоду здесь требуют документы о сделанном анализе на нитраты. Чернику проверяют и на дозу радиации.

— Каждый день на каждую партию делаем такой анализ, хотя ягоду привозим из одного хозяйства, — рассказала продавец Ольга.

ЕСТЬ мнение, что в своем рационе нужно отдавать предпочтение местным продуктам. Тут же приводится масса аргументов – и медицинских, и философских — в пользу этого. И ты вроде готов согласиться перейти на свое, но на соседнем прилавке тебе продают молдавскую черешню дешевле брестской клубники. Да к тому же ты знаешь, что она (черешня) слаще. И врачи тысячу раз говорили о пользе голубики и черники для зрения, ты с ними соглашаешься. Но тут крымские персики — они тоже вроде как почти свои, даже не резиновые на вкус, и кошельку приятней…

Вряд ли сейчас можно посчитать, из чего складывается стоимость стакана черники и ведра земляники у пенсионерки Галины из Пуховичей. Ее арифметика основана скорее на личных наблюдениях – за урожаем в лесу и готовностью покупателей платить за него. И претензии к цене не предъявишь, зная, какой это труд, по ягодке насобирать целое ведро. С другой стороны, есть множество культур, которыми могли бы заняться фермеры, отводя свои площади под сады. Те же голубика и малина дают неплохой и долгоиграющий урожай. Примеры такие есть, но их пока единицы, а потому на стоимость товара на рынке они своей деятельностью практически не влияют.

Да что там ягоды – такой вопрос не первый год стоит с яблоками. Вроде и года урожайные, и на межсезонное хранение закладываем достаточно, но зимой все равно едим польские. К слову, в 2014 году Белкоопсоюз закупил 103,4 тысячи тонн яблок, из них у населения – 100,8 тысячи тонн. На хранение на межсезонный период 2014—2015 годов потребкооперация заложила только 1,9 тысячи тонн яблок. Остальные, не имеющие товарного вида, пошли на промпереработку. Основную часть яблок Белкоопсоюз закупает у населения, а они не тех сортов, которые долго хранятся. Поэтому кооператоры постоянно пополняют остатки на складах, закупая дополнительно фрукты в межсезонный период. Так, с 15 ноября 2014 года по 1 июня 2015-го Белкоопсоюз дополнительно закупил 5,5 тысячи тонн яблок (без учета импорта).

Заложенные на хранение яблоки потребкооперация продала до июня. На 1 мая 2015 года в остатках ее стабилизационных фондов находилось их только 33 тонны, пришлось закупить дополнительно 168 тонн.

Еще в конце мая закончились местные яблоки и в УП «Партизанское», позиционирующем себя одним из крупнейших предприятий в стране, осуществляющем оптовую торговлю сельскохозяйственной продукцией и продуктами питания. По словам заместителя директора по заготовкам Виктора Калмыкова, здесь тоже импортировали яблоки, в основном из Голландии, чтобы обеспечить ими розничную торговлю. Почему не заложили их больше, здесь затруднились ответить, хотя признают, что хранилищ хватает и со следующего года местными фруктами будут торговать круглый год.

Тем временем на той же Комаровке до сих пор продают польские яблоки прошлого урожая по 22—25 тысяч рублей за килограмм. То есть то, что не смогли продать зимой по 10—15 тысяч, сейчас допродают по 25! В чем секрет польских яблок? Любой специалист скажет, что в хороших сортах и способе хранения. Зная этот секрет, мы все равно не можем обеспечить себя на год вперед хорошими яблоками. Потому что для начала нужно заложить сады, которые только спустя минимум 5—7 лет начнут давать более или менее приличный урожай. Это долгие инвестиции, заняться которыми пока никто не рискует. Тем временем польские фермеры делают бизнес на нашей нерешительности и нерасторопности.

mizkevich@sb.by
Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости