Книга жизни по Иосифу Плавскому

ПРО Иосифа Иосифовича ПЛАВСКОГО, Героя Социалистического Труда, известного на всю республику сельхозруководителя, бывшего директора племзавода «Красная звезда» Клецкого района, так много написано, что невольно боишься повториться. Но сегодня мне этого, кажется, удастся избежать. Во-первых, потому, что разговор предстоит особый — моему собеседнику исполняется 75 лет, он уже не обременен хозяйственными, иными заботами, и можно спокойно порассуждать о пройденном пути. Да и мне самому хотелось бы вспомнить некоторые эпизоды из своей личной жизни, которые напрямую связаны с этим неординарным человеком и которые оказали на мою судьбу немалое влияние.

Знаменитому директору племзавода «Красная звезда», давнему автору, герою и другу «Белорусской нивы» исполняется 75 лет.

ПРО Иосифа Иосифовича ПЛАВСКОГО, Героя Социалистического Труда, известного на всю республику сельхозруководителя, бывшего директора племзавода «Красная звезда» Клецкого района, так много написано, что невольно боишься повториться. Но сегодня мне этого, кажется, удастся избежать. Во-первых, потому, что разговор предстоит особый — моему собеседнику исполняется 75 лет, он уже не обременен хозяйственными, иными заботами, и можно спокойно порассуждать о пройденном пути. Да и мне самому хотелось бы вспомнить некоторые эпизоды из своей личной жизни, которые напрямую связаны с этим неординарным человеком и которые оказали на мою судьбу немалое влияние.

Первое знакомство не обмануло

А начать, пожалуй, надо с нашего знакомства, когда меня, новичка редакции райгазеты, вчерашнего селькора, отправили в первую самостоятельную командировку в передовой в то время колхоз «Память Ленина». Его возглавлял Иосиф Плавский. Впоследствии главный редактор Евгений Григорьевич Меркуль — умнейший человек, опытный газетчик, настоящий профессионал своего дела — так объяснял свое решение: «Что ты писать умеешь, я знал, но хотелось проверить тебя в общении с людьми, умении находить общий язык, вызывать доверие у таких авторитетных руководителей, как Иосиф Иосифович». Естественно, тогда я про этот испытательный «экзамен» не догадывался и вполне мог его успешно провалить, не прояви Иосиф Иосифович к молодому корреспонденту определенной снисходительности, чуткости и внимания. А почувствовал я это во время личной беседы с руководителем хозяйства, когда, исписав два блокнота цифрами и фамилиями передовиков в планово-экономическом отделе, бухгалтерии, зашел в его кабинет попрощаться. Вот тут-то получил от Иосифа Иосифовича обстоятельный комментарий ко всем своим записям.

Мне тогда показалось, что Плавский вовсе не гордый и высокомерный, как его рисовали некоторые сослуживцы, а вполне доступный, внимательный к людям руководитель, без всяких там фанаберий. Будь иначе, разве стал бы он возиться с начинающим журналистом!

И человек, и руководитель он оригинальный, самобытный. Именно такие и были нужны в период становления, развития коллективных хозяйств, а нынче особенно, когда постоянно меняющаяся обстановка на селе требует от председателя и творчески думать, и активно действовать, и чувствовать момент, и видеть перспективу, ибо никто за него это делать не будет. И Плавский делал! Целенаправленно, самоотверженно.

Этого требовал и от своих работников. Поэтому и не терпел лодырей, пьяниц, приспособленцев в своем коллективе, стремился к тому, чтобы каждый на своем участке проявлял инициативу, ответственность, добивался наибольшей отдачи. Да, был строг, требователен, принципиален, но никогда не путал эти понятия с черствостью, хамством, голым администрированием, потому что для него человечность, доброжелательность и уважение — основа собственного поведения.

Вспоминается встреча с механизатором хозяйства, звеньевым по выращиванию картофеля, лауреатом Государственной премии СССР Иваном Семеновичем Кацубой.

— Наш председатель хоть и строгий, требовательный человек, дисциплину держит сильной рукой, но добросовестного труженика никогда не обидит, — делился своими мыслями опытный земледелец. — Наоборот, всегда заметит твое старание, похлопочет о бесплатной путевке в санаторий или выделении квартиры, поможет в решении других житейских проблем. И подобных примеров я могу привести десятки.

Газета и Звезда Героя

— А вашей газете, которая называлась «Сельская газета», — говорил мне Плавский, — действительно благодарен, во многом и при ее содействии получил Звезду Героя. Как известно, раньше она имела большой вес в ЦК Компартии республики, на хорошем счету была и в Москве. Поэтому и не осталась без внимания инициатива нашего колхоза об ускоренном улучшении социально-бытовых условий жизни на селе, о которой рассказала газета.

Потом на ее страницах появился материал «Звезды на комбайнах», где шла речь о практике использования в нашем хозяйстве моральных и материальных стимулов на уборке урожая. Тогда мы первыми в районе за каждые сто намолоченных тонн зерна стали рисовать звездочку на комбайне как своеобразный символ почета и благодарности. Но кое-кто решил нашу идею усовершенствовать — и тут же за эту самую звездочку стали приплачивать. Вот я и выступил против — не надо весь смысл труда сводить к деньгам, будто «бесплатная» благодарность уже ничего не стоит.

И еще один мой материал, напечатанный в газете, имел большой резонанс, обратил на себя внимание высоких партийных чиновников. В нем я не очень восторгался головокружительными личными рекордами, подчеркивая, что порой они совершаются в идеальных условиях, немного за счет других тружеников, и погоды в коллективе не делают. Ведь мы к чему стремимся? Не просто к материальному благосостоянию, главное — к благосостоянию духовному, если, конечно, можно так выразиться. А оно достигается именно через совместный труд. Поэтому мы в своем колхозе даже в специализированных звеньях при подведении итогов называли имена не только звеньевых, бригадиров, но и всех членов трудовых коллективов.

Были на страницах газеты и другие материалы из нашего колхоза, которые прославляли его тружеников, что тоже работало на авторитет.

Слушал я тогда Иосифа Иосифовича и, кажется, понимал, что его талант как руководителя заключается в восприятии своего хозяйства живым организмом, умении наладить жизнь колхоза. Он твердо, искренне убежден, что рост экономики, увеличение отдачи полей и ферм невозможны без понимания психологии крестьянина, что общий успех зависит не столько от его личных распоряжений, сколько от усилий всех работников. И когда во время очередной командировки журналисты спрашивали его о слагаемых высоких урожаев и надоев, Иосиф Иосифович всегда ставил на первое место не технологические новшества, обеспеченность техникой и оборудованием, а своих тружеников, их мастеровитые руки, отношение к делу, заинтересованность в достижении наибольшего результата. Поэтому ничего и не выбивало, как говорится, из седла краснозвездовцев при Плавском даже в последние годы: ни всеми проклятая перестройка и развал Союза, ни последовавшие за ними разрыв хозяйственных связей, ценовой диспаритет, неразбериха в обществе. Как и прежде, «Красная звезда» была у всех на виду, светила ярко, развивалась стабильно, динамично.

Сойдя с «командирского мостика»

Но время неумолимо бежит вперед, возраст дает о себе знать, пришлось и Иосифу Иосифовичу покинуть свой «командирский мостик». Можно только представить, чего ему стоило это решение! Сколько бессонных ночей, нескончаемых размышлений, неожиданно появившихся хворей пришлось перенести. Да и как иначе, когда работа для него была всем — жизнью, счастьем, домом и семьей. А теперь все это вмещается в четырех стенах, уйма свободного времени.

— Ничего, человек постепенно ко всему привыкает, — философски замечает Иосиф Иосифович. — И в пенсионном возрасте надо находить свои плюсы, не зацикливаться на том, что и сердце не так стучит, и печень пошаливает, и походка уже не летящая. Знаешь, в каких замечательных местах нашей Беларуси я в  последнее время  побывал, сколько интереснейших книг прочитал — ого-го! Раньше все некогда было, все на ходу, а теперь свободного времени, как говорится, вагон и малая тележка. Так вот, заново, можно сказать, открыл для себя Шолохова, Твардовского, ближе познакомился с творчеством белорусских классиков — Короткевича, Быкова...

— А свою книгу воспоминаний не собираетесь писать? Ведь вы лично были знакомы с Петром Мироновичем Машеровым, другими известными людьми Беларуси, перед вами как депутатом Верховного Совета открывались двери высоких кабинетов при четырех генеральных секретарях ЦК партии, имеете богатый опыт работы руководителем в сельском хозяйстве. Разве это не интересно будет людям, читателям?

— Конечно, все это так. Жизненных наблюдений, ярких впечатлений от встреч, собственных мыслей о нашей жизни, развитии аграрного сектора, общества в целом — множество. И поделиться с кем-то обо всем этом я готов. Но вот писанина, творческое сочинительство — это не мое, не хватит усидчивости, терпения. Недавно, к примеру, загорелся идеей составить свою родословную, так дошел только до прадедов. Может, внуки, правнуки осилят эту затею. Кстати, их у меня уже пятеро, и они действительно для меня как свет в окошке.

— Интересно, а как вы относитесь к тому, что детишкам в школах предлагают теперь и духовные уроки, укрепляя таким образом позиции церкви в сознании молодого поколения?

— Только положительно, тем более когда видишь до какой опустошенности, какого мракобесия, цинизма и ханжества порой доходим. И примеров тому немало: посмотрите какое-нибудь теле-шоу, особенно на российских каналах, послушайте, какие темы они там с ведущими обсуждают. Волосы дыбом встают! А вообще, я давно заметил, что верующие люди всегда более дисциплинированны, честны, исполнительны. Поэтому, помнишь, и церковь мы при горбачевской перестройке первыми в районе в Цепре вновь открыли, и тесные связи с высоким священством восстановили. Так что все нравственные, духовные начала, которые побуждают человека к самосовершенствованию, я только приветствую.

Хлопотное дело не оставило в покое

Во время беседы с Иосифом Иосифовичем я не мог не поинтересоваться его мнением о нынешнем сельхозпроизводстве, его успехах, проблемах, перспективах развития.

— Прогресс очевиден, — тут же отзывается ветеран. — Многие хозяйства сделали настоящий прорыв, развиваются динамично, а по некоторым показателям даже превзошли «Красную звезду». И это вселяет определенный оптимизм за общее состояние АПК. Но наивно было бы предполагать, что все проблемы здесь уже решены и остается только почивать на лаврах. Такого никогда не было и, уверен, не будет. Заботы нынешние сменятся заботами завтрашними, наверняка еще более сложными, да и «прессинг» со стороны матушки-природы не ослабевает. Самое главное здесь — уметь выделить наиболее существенные из проблем, научиться решать их без проволочек, не повторять допущенных ошибок. Словом, действовать настойчиво и грамотно. Вот в чем, по-моему, решение озвученной недавно Президентом задачи: снизить себестоимость, повысить качество продукции, как минимум удвоить экспорт продовольствия. Как это сделать? Каким путем идти?

Семьдесят пять — это...

— Это — нормально. В молодости мне казалось, что 75 лет — очень солидный возраст и о таком человеке можно сказать, что он задержался на этом свете. Однако сейчас я так не думаю, свои семь с половиной десятков ощущаю разве что в спине, ногах — то есть чисто физически, а душой еще молодой. Порой кажется, посчитай Господь, что я должен еще долго жить, предложи мне вновь пройти по своему пути, пойду, ничего не меняя и ни о чем не жалея. Во всяком случае, силы у меня пока есть, оптимизма хватает, и бронзоветь, ты понимаешь, о чем я, не собираюсь, и о том, какая надпись будет на моем памятнике, не думаю...

ВОЗВРАЩАЯСЬ из агрогородка Яновичи, где и теперь живет Иосиф Иосифович, я не переставал восхищаться этим уникальным человеком. Трудно отыскать другого такого в Беларуси руководителя, сравнимого с Плавским: по его значимости для родного хозяйства, района, по своему духовному, нравственному капиталу

Иван ЗДРОК

Заметили ошибку? Пожалуйста, выделите её и нажмите Ctrl+Enter
Версия для печати
Заполните форму или Авторизуйтесь
 
*
 
 
 
*
 
Написать сообщение …Загрузить файлы?
Новости
Все новости